Наместник и игумен Соловецкого монастыря архимандрит Порфирий

Порфирий (Шутов), архим. Человек становится приложением к виртуальным сетям

23 января 2014 г.

В настоящее время территория Спасо-Преображенского монастыря представляет собой большую стройплощадку. Часть храмов стоит в лесах, бригады рабочих кроют крышу на настоятельском корпусе – как муравьи, таскают длинные зеленые металлические листы. С утра и до окончания вечерней службы у святых церквей визжат электропилы, крутится бетономешалка, на тележках развозят материалы трактора…

– Действительно, сейчас ведутся работы на разных объектах. Уже заканчивают крыть кровлю на настоятельском корпусе. Заменили не только кровлю, но и всю стропильную систему, – рассказывает архимандрит Спасо-Преображенского Соловецкого мужского монастыря отец Порфирий. – Много выложено внутренних кладок по сводам, невидных внешне. Проведена очень большая работа по крыльцу Преображенского собора, выложены гранитные плиты, которые пришлось доставлять на самолете. До стен храмов пока не дошли руки, нет и утвержденных проектов. Реставрация стен, башен, покосившихся главок, кровли – это работа будущих лет. А сейчас строительство финансируется в рамках федеральной целевой программы «Культура России». Мы ждем тех лет, когда реставрация будет расширяться. Федеральная целевая программа по развитию Соловков, к сожалению, еще не утверждена. Проект ее создан, она дорабатывается, в Правительстве РФ ее рассматривали, сделали замечания, нам поручили их вести. Кроме того, еще не утверждена на 2014 год специальная соловецкая программа, в рамках которой будут выделены значительные федеральные деньги на инфраструктуру – канализационные сети и очистные сооружения.

Реставрировать труднее, чем строить

– Современные строительные технологии гарантируют качество работ?

– За этим внимательно следит целый ряд контролирующих органов. Кровлю зимой делать можно, а все, что связано с кладкой и раствором, требует строительства особых павильонов – «тепляков». Зимой нельзя делать фасадные работы, всевозможные обмазки, но они допустимы, если создан «тепляк» и в нем поддерживается нужная температура. Сейчас наружные работы в монастыре не ведутся, а над крыльцом Преображенского собора создали основательный «тепляк».

– Удается ли строителям сохранить самобытность Соловецкой обители, точно скопировать, как было раньше?

– Эту сохранность обеспечивает целая система мероприятий 73-го Федерального закона «Об охране культурного наследия и реставрации». Отреставрировать гораздо труднее, чем построить. Контроль начинается уже с проекта реставрации. На стадии производства работ действует три вида контроля: авторский, технический, надзорный. Авторы проекта, архитекторы, должны присутствовать на объекте и смотреть, насколько точно исполняется проект. Всевозможные отклонения фиксируются. Правовая система сохранности исторических памят- ников создана, но другое дело, что в современных условиях не все гладко и правильно работает. Авторский надзор не всегда находится на объекте, чему есть объективные и субъективные причины. Качество труда не каждый раз соблюдается. Реставратор по сравнению со строителем должен быть гораздо более высокого уровня, и каждый рабочий – высококвалифицированным. Но это далеко не всегда обеспечивается. Подрядчикам по указанию авторского и технического надзора приходилось многое переделывать.

– Патриарх Кирилл во время нынешнего визита на архипелаг отметил, что сейчас у государства есть средства, административные ресурсы, общественная поддержка для восстановления Соловков. Вы ощутили помощь со стороны государства и Русской Православной Церкви?

– Несомненно, внимание есть. Другое дело, что есть и большие трудности. В стране экономический кризис. Разрушенная экономика не дает возможности масштабно заниматься такого рода проектами. Очень плохое состояние в реставрационной отрасли. Возникают проблемы, даже тогда, когда есть финансирование. Вопрос в том, чтобы были качественные проекты реставрации и она качественно выполнялась. Это возможно лишь тогда, когда государство и общество существуют стабильно, когда на объект привлекаются коллективы, которые годами здесь работают, вживаются в объект. В нынешнее лихорадочное кризисное время все делается с трудом, но делается.

Совершенно другой патриот

– Уже второй раз Соловецкий музей объявляет конкурс общеобразовательных проектов среди школьников и студентов. Эти исследования имеют научную ценность? Или главной целью конкурса является приобщение молодежи к истории и богатейшей культуре Соловецкого архипелага?

– Каждый проект – сам по себе ценность, но наука – совершенно особая область. Чтобы написать проект на уровне современной науки, нужно основательно подучиться. Однако образовательная задача конкурса не менее важна. Если человек будет знать историю Соловков, отдельные вопросы по части соловецкой культуры, то это уже совершенно другой патриот по качеству, он «привязан» к культуре и истории, имеет корни. А для государства, общества, Церкви такое становление, воспитание подрастающего поколения – сейчас задача номер один, едва ли не более важная, чем развитие науки.

– У монастыря с музеем есть совместные проекты?

– Много лет действует крупный совместный проект «Соловки. Голгофа. Воскресение». Его начал монастырь, а продолжает музей. Это большая переносная выставка-экспозиция, которая путешествует по городам и весям, имеет свою историю. Вообще совместное существование монастыря и музея – это сплошной совместный проект, который действует ежедневно. Например, музею нужно передать документы в столицу, а как это сделать? У монастыря есть свои структуры в Москве, мы используем эти каналы, чтобы музею быстрее и эффективнее взаимодействовать с федеральным Министерством культуры.

Храм на кладбище

– Возрождение Соловецкой обители – это не только реставрация храмов и зданий, но и возрождение духовности в обществе. На ваш взгляд, как приобщить людей к культуре, истории, вере, как реставрировать души?

– В документе «Стратегия развития Соловецкого архипелага» хорошо расставлены по местам такие вопросы, как: что такое духовность, что такое культура, как они взаимодействуют между собой? Соловки как духовный центр выходят за территориальные и региональные рамки. Ключевой момент возрождения духовности – присутствие монахов, живая монашеская традиция на Соловках. Монашество – это совершенно особый древний институт Церкви, который не случайно принимается как сердцевина, носитель церковности и воцерковления. Поэтому прежде всего что необходимо для возрождения духовности детей и взрослых – это присутствие на острове живой монашеской общины, ее развитие и органический рост. Для этого мы должны создать определенные условия, в том числе материальные и юридические. Важна и местная православная община, в рамках которой действует воскресная школа, ведется работа с детьми. Людям труднее прийти в монастырь, нежели в свой приходской храм, для встречи со священником, для беседы, просто для того, чтобы побыть в стенах церкви. Мы ставим задачу создания на монастырском кладбище храма в честь Онуфрия Великого, который был разрушен. После его возобновления он станет центром соборования, центром работы с местными жителями, местной общины.

– Уроки православной культуры в поселковой школе проводите?

– Да, проводим. Сейчас пока принято решение об их обязательном преподавании только в четвертом классе. Они у нас методически подготовлены, но вопрос в том, чтобы они были включены в обязательную программу, либо, как сейчас, проводились факультативно. По желанию родителей и самих детей для тех, кто хочет изучать основы православной культуры, знакомиться с традициями Русской православной церкви, мы такие уроки проводим.

Назвать Россию христианской сложно

– Отец Порфирий, на ваш взгляд, молодежь приобщается к вере или просто участвует в православных праздниках? Например, в Крещение многие окунаются в иордань, в Пасху совершают крестный ход, стало модным венчание. Что это: просто интерес, или действительно молодые люди тянутся к храму, приобщаются к вере?

– Вы знаете, одна часть тянется к вере, а другая – в совершенно противоположную сторону. Время сейчас такое. Каждый человек, так или иначе, определяет для себя, что он, что есть его ценность. Само время, сам исторический момент ставит каждого перед необходимостью выбрать: либо ты в праведности, развиваешься и пытаешься развиваться, либо пускаешься во все тяжкие… Еще десятилетие назад, в более ранние времена, было все более ровно, а теперь видно, насколько отличаются жизненные пути разных людей одного и того же сословия, возраста, как происходит этот выбор. Боюсь сказать насколько, но думаю, что тут иллюзий особых не надо питать. К сожалению, у нас пока преобладает языческое настроение. Назвать Россию христианской по факту очень трудно.

– Сейчас молодежь «ушла» в Интернет, абстрагировалась от реальной жизни в социальных сетях. По Интернету, а не глаза в глаза общаются, знакомятся, делятся сокровенным… Интернет как властитель дум способствует духовности?

– Это сложный вопрос. Все зависит от того, какого рода информацию ищет человек в Сети, ведь заходят и на всевозможные православные форумы, что во благо. В целом, конечно, Интернет – это виртуальная жизнь, гипертрофированное развитие в человеке деловой, рациональной сферы и подавление в нем всего остального. Мне приходилось видеть «продукты» такой деятельности. Например, наблюдал у знакомых, как встретились двое друзей. Темы для живого разговора у них закончились минут через тридцать. Затем они разошлись по разным комнатам, окунулись в свою привычную среду, в Интернет, пообщались в нем друг с другом, потом вышли вместе пообедать и опять разошлись. Конечно, это уже болезненное состояние, когда виртуальная реальность заменяет реальность настоящую и человек становится приложением к виртуальным сетям. Молодежь перестает понимать ценность личного общения. Так мы расплачиваемся за современные технологии.

Источник: Газета «У Белого моря»
Тип: Наместник и игумен
Место: Соловки
Издание: Газета «У Белого моря»