Наместник и игумен Соловецкого монастыря архимандрит Порфирий

Порфирий (Шутов), архим. «К смерти готовься, а поле засевай»

29 июня 2016 г.

Ваше Высокопреподобие, дорогой отец Порфирий! Заканчивается год, скоро Рождество время подводить итоги ещё одного прожитого «лета Господнего». Чем отмечен в истории Соловецкого монастыря год 2015-й? Какие события Вам особенно запомнились?

– С трепетом вспоминаю, как на Рождество 2015 г. мы совершали Литургию в Троицком соборе – первую после осквернения храма и 95-летнего запустения. В сердце была Пасха! Каждый невольно ставил себя на место тех людей, которые когда-то находились здесь в страшной лагерной «карантинной роте». Только в грезах им могло представиться, что когда-нибудь в этих стенах будет совершена Божественная Литургия. (Здесь надо оговориться: к чести тех героев духа сохранились документальные свидетельства об их твердой вере в то, что все именно так будет!) А у нас было отчетливое ощущение: новомученики и исповедники сегодня радуются вместе с нами.

Вспоминается также приезд Патриарха Александрийского Феодора II, его проникновенное служение. Когда Патриарх совершал чтение Евангелия, произносил литургические возгласы, все люди в храме буквально замирали. Это была встреча с живой Византией, урок высочайшей духовной культуры, в том числе музыкальной. В такие минуты невольно сопереживаешь послам князя Владимира – их восторгу на богослужении в Софии Константинопольской.

Большое впечатление оставило и сердечное общение с Патриархом, во время путешествий по Соловецким святыням.

А он не делился, какие у него впечатления остались от Соловков?

– По окончании поездки на встрече с нашим Святейшим Патриархом и другими иерархами он делился светлыми и сильными впечатлениями от встречи с Соловками. А вернувшись в Александрию, прислал теплое благодарственное письмо.

Не рассказывал ли Патриарх Феодор, как обстоят дела в Египте у христианской общины? Памятны недавние известия о гонениях на христиан в этой стране.

– От его рассказов о Египте и об Африке (он же всей Африки Патриарх!) осталось впечатление очень доброе. Да, есть гонения. Но какое там количество людей ищут Христа и обретают Его! На Мадагаскаре, рассказывал Патриарх, богослужение он совершил на стадионе, где собрались 10 000 человек! После Причащения Святых Тайн Христовых многие начали петь и танцевать. О том, что такие действия по-детски чистого сердца угодны Богу, мы знаем из Библейских повествований и можем видеть в Иерусалиме при схождении Благодатного огня.

От него самого исходило чувство радости. Так светло было в храме, когда он служил! Мы знаем, что он грек с Крита и знает русский…

– В Одессе в течение ряда лет находилось представительство Антиохийского Патриархата, а он возглавлял это посольство. Поэтому свободно общается на русском. Мама у него жива, и, как каждая мама, звонит, спрашивает: «Ну, как ты поел? Не холодно ли тебе?» Патриарх любит уединяться в пустыне Египетской – там, где географическая родина монашества, где составлялся Древний Патерик. В этом месте он – простой смиренный схимонах Феодор.

А как обстояли в прошедшем году дела внешние?

– Государственная программа комплексного развития Соловецкого архипелага, к сожалению, так и не принята. Сказывается финансовое неблагополучие государства Российского. Теперь уже не до комплексного развития. Дай Бог, осуществить отдельные инфраструктурные проекты – инженерные сети, дороги, некоторые социальные объекты. Главное, конечно, энергообеспечение острова. Практические шаги сделаны в реставрации и в укладке новых водопровода и канализации. Значительным событием стало принятие в конце года нового Генерального плана архипелага. Помимо решения ряда поселковых проблем генплан для монастыря имеет исключительное значение, потому что закладывает имущественные предпосылки развития на десятилетия вперед. Почти полторы тысячи гектаров земли должны перейти в управление монастыря.

Это скиты или какие-то новые территории?

– И скиты, и хозяйственно-промысловые монастырские участки.

Речь идет о возвращении этим местам первоначального хозяйственного и духовного значения?

– Духовного – да, хозяйственного – отчасти. Там, где это сообразуется с современными реалиями. Например, на Муксалме будет ферма, как и встарь, а вот рыболовные тони или места обработки добытого морского зверя уже не актуальны в этом качестве.

Смогут ли паломники посещать скиты?

– Как раз с этим связан один из главных замыслов. Многие, и я в том числе, пережили опыт паломничества на Афон. Если спросить, что больше всего запомнилось, то каждый скажет: идешь по тропинке с рюкзаком от скита к скиту, от монастыря к монастырю, тишина и уединение. Только ты и Сад Божьей Матери. А сердце вдруг начинает ликовать. Есть множество случаев, когда паломники получали чудесные исцеления просто в таком времяпровождении. Убежден, по Соловкам нужно путешествовать таким же образом, а не на автобусах по бесконечным ухабам. Но для этого должна возникнуть сеть пристанищ, где можно и передохнуть, и помощь получить, да и заночевать.

Планируете ли Вы на Соловках, как на Афоне, организовать архандаричную службу, чтобы было кому помогать паломникам с едой и ночлегом?

– А как же без нее? Жизнь покажет, как и что. Понятно, как и на Афоне, нужна будет система планирования, организации этой кочевой жизни. Но, прежде всего, нужна основа – чтобы монастырь водворился на отведенных землях.

– Когда в СМИ с новой силой разгорелась дискуссия о статусе Соловецких островов и территориальных границах скитов монастыря, сложилось впечатление, что всё это уже было в 80-е годы прошлого века. Вспоминается и нечто подобное из давней истории монастыря: тяжбы о земельных владениях с крестьянами, обращения спорящих сторон к Государю. В чем причина современной конфликтной ситуации?

– Действительно, есть в этой конфликтности аспект вневременной. Своими корнями уходит он в греховную человеческую природу. В старину, как правило, так и бывало: появлялся подвижник и встречал неприязнь со стороны ближних крестьян и даже землевладельцев. И сейчас мы это видим. Взять, например, Савватиевский скит. До появления там нашего отца Иакова это было привычное место для пикников. Монаха сначала не воспринимали. Но он все претерпел, а «претерпевший до конца спасен будет» (Мф 10. 22). И не только сам спасется, а спасет вокруг себя множество других. Теперь и отца Иакова уважают, и скит его ценят.

– Если посмотреть на критиков Генплана, то заметны две группы. Одни изначально настроены антицерковно. С их точки зрения, всё, что связано с Церковью, с расширением её присутствия в общественном пространстве, – это плохо, и спорить с ними не о чем. Эта позиция последовательна и закрыта для дискуссии. Есть другая часть критически настроенных людей. Они озабочены сохранностью природы и памятников и готовы к поиску решений. Их озабоченность понятна, потому что природа Соловков очень уязвима, и памятники, пережившие разрушительную эпоху, нуждаются в научной реставрации, в бережном использовании. Что бы Вы могли им ответить?

– Мы находимся в широком диалоге с таковыми. Общаемся и письменно, и лично. Неделю назад на нашем Московском подворье состоялась встреча представительной группы экспертов в области охраны культурного наследия. После трудной, временами горячей дискуссии между специалистами, представителями власти и Церкви, когда нам приходилось нередко выступать «голубями мира», позиции выкристаллизовались. Наибольшее беспокойство вызывает следующее. Во-первых, зоны охраны. Они несовершенны и, вероятно, будут корректироваться в сторону расширения. Во-вторых, Генеральный план наделяет собственников участков достаточно широким спектром прав. Кем-то декларация этих прав воспринимается как концепция освоения территорий. Возникает образ какой-то повсеместной стройки, которая заслонит даже сам памятник, как на Арбате старинные храмы тонут в ущельях среди многоэтажек. На это соображение есть два ответа. Во-первых, мы не враги себе. Если пять веков безо всяких ограничений Церковь, повинуясь лишь внутренней интуиции, созидала на Соловках Богочеловеческую красоту, то почему теперь она должна явиться разрушителем этой красоты? А, во-вторых, на то и есть утвержденные и обеспечиваемые специальной государственной инспекцией охранные зоны. В дополнение к ним создается новый вид объектов культурного наследия, а именно «достопримечательное место религиозно-исторического значения». Прецедентов пока нет. Мы во взаимодействии с министерством культуры и экспертным сообществом пытаемся найти взаимоприемлемые подходы. Ясно, что, базируясь на более полном историко-культурном опорном плане, этим документом можно восполнить недостатки действующих охранных зон.

– Другими словами, принятие Генплана не отменяет охранный статус Соловецкого архипелага и отдельных его территорий? Режим охраны сохраняется в новых условиях с учетом новых планов?

– Утвержденный проект зон охраны объекта культурного наследия является одним из исходных материалов, на которые опирается Генеральный план. Решает он и другие вопросы. В частности, расширяет поселок в сторону кирпичного завода, отводит территорию под «полигон бытовых отходов» или, говоря проще – свалку (если не получится построить завод по переработке мусора). Что касается новых монастырских территорий, то их устройство таково. Во-первых, сам памятник. Его окружает зона охраняемого ландшафта. Далее – пояс земли, которая находится в нашем свободном распоряжении. Задают еще один вопрос: зачем переводить леса в зону поселения? Ответ очень простой. Леса управляются Рослесхозом, который находится в ведомстве Министерства природных ресурсов. На них распространяется действие Лесного кодекса. В частности, такое его положение, как принцип доступности леса для всех желающих. Но мы изначально говорим, что правильное устроение монастырской жизни предполагает ограничение некоторых мест по доступу, а раз так, то мы вступаем в противоречие с Лесным кодексом. Режим посещения монастырских скитов предполагает наложение ограничений на то, кто к нам приходит и что проповедует. Нам нужны законные основания, чтобы не допускать здесь проповедь воинствующего безбожия, или модных ересей, или просто некомпетентной подачи информации.

– Как в этом году продвигалась реставрация?

– В целом, плодотворно как никогда. Столько сделать за год еще не удавалось. Но, увы, есть и неуспешные, «провальные» позиции: новое здание музея, Преображенская гостиница. В организации проекта строительства музейного здания была допущена системная ошибка в сфере согласования. В итоге экспертное сообщество и ЮНЕСКО признали уже возводимое здание непригодным. Теперь строительные работы заморожены до тех пор, пока не будут внесены и всесторонне согласованы поправки в проектную Документацию. Что касается Преображенской гостиницы, здесь банальная нерадивость подрядчика, который не смог вложить в дело выделенные ему бюджетные средства.

– А что удачного в этом году в реставрации?

– Работы внутри монастыря. Сдали Троицкий собор. Недалеко до сдачи Святительского корпуса. Восстановлены многочисленные сложные своды в Настоятельских покоях. В Квасоварен ном и Поваренном корпусах вскоре приступим к монтажу технологического оборудования. Здесь уже летом 2016 г. должна действовать паломническая трапезная, а соседняя Трапезная на погребах согласно графика передается нам к концу 2016 г.

– Это корпус будет гостиничным?

– Нет. Здесь разместится братская трапезная. А вот Иконописную палату мы должны передать реставраторам и, соответственно, переместить расположенные там службы в новые помещения. Наиболее сложная задача, конечно, – это комплекс паломнической трапезной.

– А что будет в Казначейском корпусе?

– В Казначейском корпусе разместится наша церковная лавка. На первом этаже – литература и церковная утварь, на втором этаже – складские и административные помещения.

– Не можем не спросить про Такелажный амбар.

– Наиболее трудный этап позади. Все 50 свай успешно смонтированы в труднейших условиях самой строительной площадки» да осень добавила еще свои погодные сюрпризы. Мы просто восхищены самоотверженным трудом бригады.

Согласитесь, нечасто в наше время так скажешь! Очень хотелось со своей стороны поддержать рабочих — вот мы и пригласили их жить в нашей Архангельской гостинице.

– Когда ремонтировали Преображенский причал и забивали сваи, сотрясался весь монастырь и даже наш Сельдяной мыс, а сейчас ничего такого нет. Реставраторы используют иной метод установки свай?

– Все дно под водой нашпиговано валунами. Есть неподъемные – их можно только высверливать. Раздобыли и привезли немецкое оборудование – колоссальную фрезу, которая берет эти валуны. Но и такая фреза ломалась, причем, бывало не о камень, а о лиственницу – полуторастолетнюю монастырскую сваю, которая в морской воде стала как чугунная.

– Уходящий год был очень тревожным. Войны на Украине и в Сирии. У многих есть ожидание еще больших бед и катастроф. Мы незаметно для себя привыкаем думать о большой войне как о чем-то вероятном. Как Церковь относится к насилию?

– Насилие насилию рознь. Кругом предостаточно примеров открытого насилия. Это зло тяжкое и наглое. Но сегодня как никогда актуально видеть эту тему и в другом ракурсе. А именно, в контексте мировоззренческого спора о природе свободы, о сущности власти. Элемент принуждения есть во всякой богоугодной власти. Без него нет культуры: культура предполагает ограничение. Если границ нет, то нет и культуры, но есть свобода, которая превращается в беспредел. Накладывание границ предполагает вмешательство реальной власти, которая должна и вести себя как власть с преступниками – применять насилие в отношении их преступной воли, а иначе грош ей цена. Так действует и нормальное государство, и ответственный учитель, и любящие родители; а если не так, то они сами попирают заложенную Самим Богом в основание общественного устройства иерархию.

Сейчас нередко всё переворачивается с ног на голову, и меры государственного принуждения используются не для защиты границ культуры, а для их стирания. Как иначе определить, что целые страны и континенты нормой называют то, что Закон Божий раз и навсегда назвал смертным грехом? Враждующая с Волей Божией воля человеческая изобретает «законы», называющие, по слову пророка Исайи, черное «белым», а белое – «черным» (Ис 5. 20). Смертный грех вдруг оказывается нормой, а власть родителей над детьми – преступлением. Такие установления, если они даже горделиво назовут себя священным именем «закона», Судом Божиим оценены как откровенное беззаконие.

А далее в этих обстоятельствах что остается спасительному Промыслу Божию, кроме как попустить бедствия? Давно Бог сказал людям: «Не будьте как конь, как лошак несмысленный, которых челюсти нужно обуздывать уздою и удилами, чтобы они покорялись тебе» (Пс 31. 8). Такие удила сегодня мы и наблюдаем в цветных революциях, появлении «варварского халифата», глобальных экологических и экономических кризисах – всей этой «годины искушения, которая придет на всю вселенную» (Откр 3. 10).

– Ситуация в современном мире усугубляется. Политологи рассуждают о социальных, экономических, политических предпосылках этой дестабилизации, ищут ее конкретные причины. А преподобный Паисий Святогорец говорил о другом – непреложном действии духовных законов.

– Грех всегда присутствует в человеческой жизни, но в одном случае люди сознают, что грешат, и каются в этом, а в другом случае в гордости своей отстаивают свое право на грех, видят в этом свободу, достоинство и таким образом становятся неисправимыми – «умрете во грехах ваших», говорит Спаситель (Ин 8. 24). Принципиально неисправимыми. Отвергают Бога и воинствуют против Него. Конечно, Господь не попустит, чтобы беззаконие восторжествовало. Первое человечество в водном потопе погибло, а эпоха второго человечества закончится в огненном потопе (2 Петр 3. 6–7). Единственный смысл существования мира, человека и всей вселенной в спасении человеческих душ для жизни вечной. Если же в душах человеческих воцаряются беспросветная тьма и погибель, то приближается закат истории.

Мир современный живет в апокалипсических ожиданиях. Разница лишь в том, что Апокалипсис в православном понимании – Книга, где лейтмотивом звучит: «Ей, гряди Господи!» Слово «радость» в ней присутствуют чаще, чем в любой другой Книге Священного Писания. Речь идет о радости спасенных, которые обрели покой в Господе. Поэтому у христиан отношение к грядущим катастрофам таково, что они должны иметь силы сказать вместе с гонимым Иоанном Златоустом: «Слава Богу за все! Праведен, Господи, и праведен суд Твой, что Ты так судил». И наоборот. Есть евангельское свидетельство о том, что люди будут умирать от ожидания грядущих во вселенной бедствий (Лк 21. 26). Это противоположное состояние: уныние, безысходность, отчаянье. Бедствия еще не пришли, а люди уже находятся в состоянии потерянности, утраты сил, полного духовного, душевного, а следом и телесного паралича. Это тоже наказание Божие – духовная смерть. Почему она обрушивается на людей? Конечно, за грехи, за усвоенные ложные мировоззренческие принципы. Если христианин приходит в такое состояние, это значит, что его духовная жизнь идет по совершенно ложному пути. Апостол Павел говорит: «Если я надеюсь на Христа только в этой жизни, то я несчастнейший из всех людей» (Кор 15. 19).

– В Евангелии от Матфея сказано: «…если правая твоя рука соблазняет тебя, отсеки ее и брось от себя» (Мф 18. 8). Это метафора? Мысль о том, что соблазняющий глаз нужно вырвать и бросить от себя, приводит в состояние недоумения. Может, лучше покаяться? А потом снова согрешить и покаяться? И глаз цел, и душа спасена?

– Известны искажения в истолковании этого евангельского текста сектантами, когда люди и руки себе отсекали и глаза выкалывали. Такого рода попытки приравниваются к самоубийству – тягчайшему из грехов. В проповеди Христа Спасителя речь идет о душе. О том, как внутри человеческой души. Образа Божия, который нам дан, происходят движения совести, ума, чувств, воли. С благодатной помощью здесь совершается перерождение. От того, что стало привычкой, второй натурой, состоящей из пороков, человек может освободиться. Если человек от этой страсти отторгается в глубине своего сердца, то совершаются удивительные чудеса. Человек может оттолкнуть от себя привычный образ жизни и мысли и обрести свободу от него. Это и есть настоящее покаяние, метанойя – в переводе с греческого «изменение ума». Так осуществляется творение личности. Человек вместе с Богом очищает в себе Образ Божий. Происходит движение от данности к заданной перспективе, восхождение от одного лишь Образа к Подобию Божьему. Речь идет о покаянии, которое болезненно и требует изменения образа жизни, привычек. В основе всех грехов – самолюбие и гордыня. Если человек любит себя, ему трудно над собой усилие совершить. Духовная история человечества состоит в нарастании самолюбия над способностью к жертвенности. Поэтому современному человеку тяжело дается покаяние. Но «что человеку невозможно, то Богу возможно» (Лк 18. 27). Даже если падение идет за падением, все равно надо вставать. Есть такое святоотеческое наставление: пусть лучше Господь встретит тебя в ранах и язвах, но все же стоящим в строю, чем опустившим руки в борьбе.

– У меня есть знакомый алкоголик. Я с ним время от времени провожу беседы. Призываю его в Церковь обратиться, покаяться. А он мне придумал аргумент встречный, на который я не знаю, как возразить. Он говорит: «Понимаешь, я точно знаю, что делаю неправильно и плохо, но не могу с этим справиться. Если пойду, покаюсь, а потом опять после этого налью стакан и выпью, то получается, что я лицемерил, и покаяние мое не будет искренним». Я сказал: «А ты попробуй». Он отвечает: «Если не буду точно уверен, что после этой исповеди никогда не возьму в руки стакан, тогда пойду». Что ему делать?

– Конечно, таинство покаяния состоит не в том, чтобы «сходить покаяться». Это отношения человека с Богом. Если оправдывать себя, да еще и от других этого требовать, то легко оказаться в состоянии хулы на Духа Святого. Такие вещи не прощаются ни в настоящем, ни в будущем веке. Сознавая, что грешит, пусть идет за помощью в Церковь, словно к врачу, с надеждой.

– Поможет или не поможет?

– А какие есть варианты? Либо совсем помирать, либо просить Врача с надеждой на Его помощь! Так и на исповедь приходим, и к Причастию Святых Тайн Христовых, и, может, именно тогда, перед крестом и Евангелием – ни минутой раньше – человек явственно ощутит, что взирают на него бесчисленные ангелы, и еще страшнее, Сам Христос с Креста останавливает на нем свой взор. Откроется человеку таинство веры, и ощутит он прилипшую к нему грязь грехов, и прочувствует как первостепенную жизненную заботу необходимость омыть себя от этой грязи, чтобы стать самим собой и, наконец, вздохнуть свободной грудью. Перед крестом и Евангелием в Таинстве исповеди многое открывается человеку… Он сделал шаг почти без надежды, как блудный сын, а встретил Отца любящего. А если ждать, да еще и требовать от Бога гарантий… Здесь о другой заповеди надо вспомнить: не искушай Господа Бога твоего (Мф 4. 7).

– Внезапно умер мой коллега. Человек очень добрый и достойный. Его многие любили и пришли проводить. Православные спрашивали: «Крещеный?» Адресовали вопрос его дочери. Она не знает. Можно ли за него молиться?

– Надо ставить вопрос иначе: церковный ли он был человек? Если церковный, значит есть смысл молиться. Крещение – это семя, брошенное в душу. Если оно не проросло, то загублено. В этом случае нет смысла молиться. Среди язычников, среди иноверцев есть прекрасные люди, и они умирают. Если бы проникнуть во внутренний мир такого человека, то многое нам объяснилось бы. Бог ведь не по внешнему судит – Ему открыто сердце человека. Скорее всего, Он не нашел полноты, искренности в добрых делах человека. Потому не послал ни Ангела, ни Апостола, ни мысли спасительной. Вот и скончался он, и предан в руки Божии… А как Господь будет их судить? Понятно, что не как христиан, но в иных нравственных и духовных координатах. Апостол Павел посвящает этой теме в Послании к римлянам 2 главу. Кратко сказать, – по тому, насколько такие люди слушались велений своей совести. Поэтому надо в таких случаях не суетиться с неуместными в данном случае заупокойными молитвами, а спокойно передать все в руки Божии – как уж Он Сам рассудит.

– И последний, традиционный, вопрос. Что вы хотели бы пожелать читателям «Соловецкого моря»?

– Хотел бы пожелать и читателям, и всем нам придерживаться хорошо проверенного жизненного принципа: «Живи так, как если бы ты знал, что сегодня умрешь, а работай так, как если бы ты знал, что будешь жить тысячу лет». Как говорится, «к смерти готовься, а поле засевай»!

Беседовали А. Лаушкин, Д. Лебеде С. Рапенкова, А. Трофимов и В. Матонин

Источник: Соловецкое море. 2016. №15. С. 196–202.
Тип: Наместник и игумен
Издание: Соловецкое море. 2016. №15. С. 196–202.