Наместник и игумен Соловецкого монастыря архимандрит Порфирий

Порфирий (Шутов), архим. «Возвращаться туда, откуда упали»

29 июня 2018 г.

– Ваше Высокопреподобие! Дорогой отец Порфирий! Благословите. Соловки, Соловецкий монастырь и его насельники остаются в центре внимания общественности. Немногие, быть может, понимают, но все, кто хотя бы раз посетил Святой Остров, чувствуют, что здесь происходит что то очень важное для государства и лично для каждою человека. Как сказал соловецкий историк и философ Сергей Васильевич Морозов, «достигший края видит дальше и больше других». Остров – край земли, а монастырь – это граница, где с наибольшей очевидностью проявляется борьба добра зла, света и тьмы. Об этом наши вопросы.

– Немного продолжу вашу мысль: если мы на границе, то мы, вероятно, пограничники. А много ли у пограничника вариантов действий? Только защищай! Поэтому я здесь сегодня или кто-то другой – разница может быть лишь и деталях Принципиально же каждый, поставленный в эти условия, будет делать то же самое.

– В общественное сознание внедряется мысль о возможности и необходимости новых социальных потрясений и войны, тогда как христианский идеал – это «мирное и спокойное житие во всяком благочестии и чистоте». Что делать? Сосредоточиться на себе, на своём внутреннем мире, на дедах ближних своих, на созидательной работе или избрать путь внешнего делания: обличения пороков и разоблачения неправды?

– Все мы хорошо знаем простую истину: подлинное изменение в жизни людей приносит не научно-технический, политический, экономический прогресс. Он изменяет лишь внешние условия (здесь мы не говорим о расширяющемся вмешательстве в природу человека, в самый образ Божий – это особая тема). Личность человека растут или деградирует под влиянием духовной среды. А каковы люди, такие среди них и отношения – т.е. общество. Распространение христианства до неузнаваемости преобразило бытовавший тогда рабовладельческий социально-экономический строй. Хозяева в своих рабах увидели не вещь, а живую личность, призванную в тот же «народ святой, царственное священство» (1 Пет 2. 4); и тогда рабы из бесправной вещи превратились в настоящих детей в домах своих господ. Отсюда следствие – мирное житие, и нет почвы для движения Спартака.

При взгляде на современную Россию мы видим нечто обратное. А именно: те, у кого сосредоточились деньги и власть, – а это крайне узкий общественный слой, – часто демонстрируют полнейшее пренебрежение к судьбе окружающего их большинства. Святейший Патриарх Кирилл в интервью перед Рождеством обратил внимание на социальное расслоение – точнее сказать, кричащую поляризацию нашего общества, сказал, что у этого явления есть и социальное измерение. А в чем это измерение? Да в том, что образовавшуюся у нас «аристократию» ведет совсем иной дух, чем у римских господ первых веков по Рождестве Христовом. Дух последовательного служения идолу индивидуального и коллективного эгоизма, а вовсе не Христу.

В этих обстоятельствах наша молитва к Всевышнему о мирном житии должна наполниться особым напряжением и содержанием, а именно: чтобы Господь путями, которые Сам ведает, обновил бы ум и волю наших властей, и чтобы произошло это обновление мирным путём.

– Духовная жизнь в монастыре сокровенна, а давление извне усиливается с каждым годом. Как Вам удается находить в себе силы и возможности сохранять бодрость духа в условиях столкновения различных экономических и политических интересов на Соловках? Как, на Ваш взгляд, православный человек должен воспринимать смешение горькой правды с очевидной некомпетентностью или откровенной ложью? Разоблачать неправду или не замечать её и подставлять левую щёку, когда ударили по правой щеке? В республиканском Риме не наказывали за религиозные преступления, и боги сами разбирались с теми, кто их оскорбил.

– Имперский Рим мыслил обратное (из-за него, кстати, так упорно гнал христиан). Процитирую И. А. Ильина: «Для них гражданский патриотизм был прежде всего делом поклонения богам родного города. Клятва юноши, вступающего в кадр граждан, гласила: “Буду оборонять святилища и священные обряды и святыни моей родины” (Поллукс)…» (Путь духовного обновления. Гл. 6. «О Родине». Раздел 3. «Что есть патриотизм».) Так что если разбираться с нашими «доброжелателями» именно по-римски, им бы не поздоровилось.

Хотелось бы разные взгляды совмещать у нас в обществе на основе такой демократической ценности, как свобода совести и слова. Но осуществление этого блага требует от участников спора высокого уровня культуры, то есть самоограничения. Если же кто-то выходит из границ – то получается оскорбление, и тогда следует закономерная апелляция к правоохранительной системе.

Можно обобщить проблему. Общество всегда и быстро деградирует, если в нём используйся только права и одновременно размывается ответственность. И это наш случай – современной России. У нас сложилась традиция игнорирования той универсальной нормы, когда автор должен нести ответственность за своё публичное слово, выборное лицо за исполнение своих обещаний, и каждый взрослый – за свои действия. Понятное дело надо возвращаться туда, откуда упали. А для этого каждому на своем месте необходимо призывать к ответу за ложь, клевету и оскорбление. Именно в этом состоит путь смирения для христианина, а вовсе не в том, чтобы подставлять другую щёку для нового оскорбления. Если дело касается лично тебя как частного лица хорошо не отвечать, оставить оскорбление на совести виновного. Но если на Христа и Его святых разинуты рты, то промолчать – значит согласиться с хулой, тогда как в этом случае заповедано исповедовать, отстаивать свою веру. Святитель Филарет путь этой заповеди Христовой чётко обозначил: «Гнушайтесь врагами Божиими, поражайте врагов Отечества, любите враги ваша» (Слово в неделю 19-ю по Пятидесятнице).

– Каждый монах помышляет, прежде всего, о спасении души как цели и смысле своей жизни, но есть ли у Вас мечта об идеальном устроении дольнего мира? Каким бы Вы хотели видеть Соловецкий монастырь и Соловецкий «большой музей»?

– Конечно, такой образ есть. Это органичная часть образа всей России – образа тем более притягательного, чем больше противоположного ему видишь в реальной жизни. А видишь кругом нищету, нравственную распущенность, бескультурье, деградацию и как итог – вымирание народа. Совсем не такой должна быть жизнь людей в России – богатейшей стране мира как по природным дарам, так и по сокровищам культуры! Есть, конечно, и сейчас в стране очаги «социального оптимизма». Можно ли сделать так на Соловках? Конечно. Только инструмент требуется: во-первых, масштабный государственный проект; во-вторых, развитие прибыльных предприятий, которые бы не вывозили свою прибыль за пределы архипелага, а инвестировали на производственные и социальные нужды Соловков. Пример такого способа хозяйствования есть и на острове. ООО «Палата» в нулевые годы свою прибыль от реставрационных работ на монастырских памятниках вкладывало в обустройство своей производственной базы, что на Сельдяном мысу. Результат – прекрасно обихоженная территория как в смысле функциональном, так и в эстетическом. Как хотелось бы расширить эту красот и этот уют на весь посёлок, а ещё увидеть такой разворот жизни в тысячах наших сёл и городов. От всей души желаю всем нам стать свидетелями и участниками написания новой страницы в летописи России!

Источник: Соловецкое море. 2018. №17. С. 202–203.
Тип: Наместник и игумен
Издание: Соловецкое море. 2018. №17. С. 202–203.