Наместник и игумен Соловецкого монастыря архимандрит Порфирий

Архимандрит Порфирий (Шутов Владимир Викторович, р. 1965) родился и вырос в Сарове в семье ученых. Получил высшее инженерно-экономическое образование, окончив Московский авиационный институт.

В 1994 году в начале Великого Поста по благословению старца Кирилла (Павлова) поступил на послушание в Свято-Троицкую Сергиеву Лавру. В 1997 году принял здесь монашеский постриг, окончил Московскую духовную семинарию.

2 июня 1999 года был рукоположен в сан иеромонаха. 19 апреля 2001 года награжден правом ношения наперсного креста. 18 июля 2003 года возведен в сан игумена «за понесенные труды исполняющего обязанности казначея Лавры». 16 апреля 2004 года награжден палицей. 27 апреля 2006 года Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием II возведен в сан архимандрита. С 27 июля 2009 года член Межсоборного присутствия Русской Православной Церкви.

10 октября 2009 году, в день памяти преподобного Савватия, Соловецкого чудотворца, архимандрит Порфирий назначен наместником Спасо-Преображенского Соловецкого ставропигиального мужского монастыря и прибыл на Соловки в день праздника Иверской иконы Божией Матери 26 октября того же года.

В своем первом слове к братии и прихожанам обители он сказал: «Сердечно приветствую вас в этом святом храме на этой святой земле. Господь судил мне быть здесь не по человеческому, а тем более – не по моему помышлению и размышлению, и судил быть не смиренным послушником и монахом, а стоять во главе вашей монашеской дружины. И сегодня мы вместе совершили первые шаги здесь, у цельбоносных и чудотворных мощей основателей святой Соловецкой обители. Надеюсь, что много и много дней Господь благословит так – единым духом, едиными устами – прославлять Пресвятую Троицу и святых, прославляющих Бога в своем совете.

У вас же всех прошу молитв, потому что два чувства есть у меня в душе. С одной стороны – трепет под этими святыми сводами, на этой святой земле. Она хранит память о слезах и молитвах святых и великих угодников Божиих, на протяжении веков вслед за отцами-основателями, проведших здесь дни своей жизни в благочестных трудах и молитвах, самоотвержении и великой благодати Божией. Она обильно орошена и мученической кровью. Лик русских святых в XX веке восполнен святыми мучениками и исповедниками, которых до тех пор было не так много на нашей земле.

Вместе с тем я переживаю сейчас и ощущение великого покоя, и причина тому – что не по моему, не по человеческому размышлению было мое назначение. Когда Патриарх сказал мне о своем благословении 7 октября во время всенощного бдения, то мы пошли служить акафист преподобному Сергию. И в соборе духовенства, епископов и священников мне выпало чтение кондака: “Спасти хотя душу твою, в юности возраста своего отреклся еси воли своея и во знамение отсечения ея постригл еси власы главы своея и был еси монах, покоривый себе воли Божией и начальником, от Него постав-ленным, их же веления тако слушал еси, яко Самаго Господа, никогда же прекословя, но слову веления исполнением дела отвещавая. Всяческая же приключения благодарно, яко верный раб, от Господа приимал еси, Емуже на Небесех предстоя, ныне вопиеши: Аллилуиа”. У мощей преподобного Сергия в день его памяти это воспринималось как чудо, как небесное откровение. Трепетно было это понимать и осознавать.

После богослужения у меня было несколько минут свободного времени. В Патриарших покоях под рукой оказалась книга – старая, затертая. Когда я ее открыл, то это оказалось житие преподобного Феофана, Соловецкого святого. Я ничего не знал об этом подвижнике, и меня поразили его слова, свидетельства и откровения. В первый раз, когда он пришел сюда из Киева, духовным зрением он увидел преподобных Зосиму, Савватия и Германа, сидящих, как живые, рядом с их святыми мощами. И приходили иноки, и прикладывались к ним, и просили у них благословения. И одних они благословляли, а от других отворачивались. И все его поучение так легло на сердце – такое монашеское наставление монахам и инокам: ибо взялись за плуг, дали великие и страшные обеты, – и за них придется отвечать. И за каждое праздное слово, и за нечистоту сердечную, сокровенную и неявную для других, и за ослушание, и за все и за вся.

Поэтому будем подвизаться со страхом Божиим, с трепетом перед Богом, видящим наше сокровенное и сердечное так же явно, как и наши поступки, и наши слова. И будем молиться друг за друга, чтобы быть нам в русле Промысла Божия. А нам, монахам, для этого надо просто послушание. Если мы не собьемся с этой спасительной стези, – каждый из нас и все мы вместе – то наследуем те обители, путь в которые проложили великие основатели, вслед за которыми взошли на них многие, до нас здесь подвизавшиеся. За их святые молитвы Господь, быть может, и нам судит и дарует восприятие этих вечных и вожделенных благ.

Поэтому прошу святых молитв, прежде всего, за нашего настоятеля – Святейшего Патриарха Кирилла. Да дарует ему Господь сил и разум право править слово Христовой истины. Прошу молитв обо мне, да вразумит Господь исполнять его предначертания точно, правильно и мудро. И прошу молитв друг за друга, за всех подвизающихся и приходящих в эту святую обитель – будь то монахи или мирские, священники или миряне, верующие или только ищущие веры. Всем да поможет молитва, поспешествуемая любовью».

19 ноября 2009 года наместник Соловецкого монастыря архимандрит Порфирий был назначен директором Соловецкого государственного историко-архитектурного и природного музея-заповедника. В рамках сотрудничества Церкви и государства был сделан шаг к преодолению церковно-музейных споров путем объединения заинтересованных сторон вокруг общего дела – возрождения Соловков как духовного и культурного центра. В настоящее время очевидно, что сбереженные и восстановленные музейными работниками в советское время па-мятники, в частности, архитектурные, обретают новую полноценную жизнь имен-но в рамках их совместного использования и сохранения монастырем и музеем. Модель гармоничного соработничества между монастырем и музеем была отработана в Троице-Сергиевой Лавре и теперь приносит свои плоды на Соловках.

Размышляя о восстановлении нравственных ориентиров в современном обществе, наместник архимандрит Порфирий, напомнил о временах преподобного Сергия Радонежского. «Тогда в состоянии всеобщей Смуты, сбитых ориентиров, постоянного страха за свою жизнь и жизнь близких из-за набегов монголов каждый беспокоился только о себе. В результате, так же как сейчас, нравственность общества была на чрезвычайно низком уровне. Грабежи, воровство, покоя и безопасности не было нигде – ни на дорогах, ни в городах. Но появились очаги другой жизни – спокойной, уравновешенной, осмысленной духовно. Эти были монастыри. Их тогда возникло больше сотни. Приходя в них, люди видели пример иной жизни и понимали, что жить так, как они живут, нельзя. Так и сейчас сбитый с толку человек может приехать в монастырь, погрузиться в его духовную и эстетическую красоту. Все окружение здесь должно настраивать его на восприятие традиционных ценностей, того, чем жила Россия, – на служение не себе любимому, а Богу и ближнему. Миссия Соловков в этом и состоит по большому счету».

Подводя итоги двадцатилетия возрождения монашеской жизни на Соловках, отец Порфирий подчеркнул, что за это время совершенно изменился статус монастыря на острове. Вначале «местное население было убеждено, что появление на острове монахов и Церкви – это недоразумение. Сейчас, конечно, по-другому – и доброжелатели, и недоброжелатели понимают, что нет другой альтернативы для Соловков, кроме как развитие, связанное с восстановлением монастыря».

В то же время, хотя за двадцать лет был пройден огромный путь, начиналось все с нуля и в материальном смысле, и в духовном, и в социальном, теперь храмы и инфраструктура большей частью восстановлены, количество братии в монастыре увеличивается, богослужение налажено, но во всех отношениях Соловкам еще очень далеко до уровня начала XX века – монастырского «государства в государстве».

Причин этому две. Во-первых, насельники монастыря представляют социальный срез общества, в котором на протяжении 70 лет Церковь была гонима и преемственность монашеского делания была нарушена, поэтому для накопления опыта духовной жизни в новых условиях должно смениться несколько поколений монашествующих. Во-вторых, теперь на архипелаге находится кроме монастыря поселок, в котором проживает около 1000 жителей, и требуется длительная и вдумчивая работа, чтобы, как и в прежние времена, объединить монастырь и окружающее его население общей верой и общим делом. «Нельзя, чтобы около стен возрожденного во всем своем великолепии и красоте монастыря люди жили так, как они живут сегодня… Монастырь не помеха, а великий оплот жизни людей на этом северном острове. Как кормил людей монастырь прежде, так должен кормить и сейчас, в прямом и в переносном смысле слова, предоставляя рабочие места, содействуя развитию поселения… Необходимо, чтобы уникальное духовное, религиозное, культурное, историческое и природное наследие Соловков было защищено, поддержано особым статусом», – сказал Святейший Патриарх Кирилл во время своего посещения обители.

Учитывая масштабность задач, связанных с сохранением и приумножением наследия Соловецкого архипелага как православной святыни России и уникального исторического, культурного и природного комплекса общенационального и мирового значения, в 2012 году было принято решение разработать федеральную целевую программу реставрации исторических памятников и социально-экономического развития территорий Соловецкого архипелага. Стратегической целью программы является сохранение духовного, культурно-исторического и природного наследия Соловецкого архипелага на фоне комплексного развития его инфраструктуры, которая позволит обеспечить достойные условия для жизни населения и для приема паломников и туристов на Соловецких островах. Принципы разработки и реализации программы основаны на понимании того, что сердцем Соловецкого архипелага должен быть благоустроенный монастырь, в котором представлены все образы монашеской жизни: общее житие, скитское, пустынное, включающее отшельничество и затворничество, и биение этого сердца должно задавать ритм всему организму Соловков: прихожанам, жителям и гостям острова. Если удастся в какой-то степе-ни к этому идеалу приблизиться, то само существование на Соловках монастырского комплекса, подобного Афону, будет великим свидетельством истины в современном мире и будет способствовать духовному укреплению всей России.

Проведение в жизнь федеральной программы должно стать государственно-общественным актом покаяния за разрушение и поругание Соловецкого монастыря в годы гонения на Церковь. По словам Святейшего Патриарха Кирилла, «Соловецкая обитель является одним из символов трагической истории нашего Отечества. Здесь в духовные подвиги вплетаются подвиги мученичества и исповедничества… поэтому восстановление Соловков должно объединить всех: и Церковь, и государство, и бизнес, и простых граждан. Все мы в долгу у тех, кто в заключении на Соловках был верен Христу даже до самой смерти».

Осипенко М.В. Соловецкая обитель: история и святыни (Книга паломника)