Наместник и игумен Соловецкого монастыря архимандрит Порфирий

Эмке А. Интервью для газеты «Дорога к храму»

2 июня 2011 г.

– Отец Порфирий, каким было главное событие в Вашей жизни?

– Самый главный в моей жизни момент – обращение к Богу, открытие веры. Господь призвал в Свой чудный свет… В этот момент понимаешь, что настоящая жизнь только начинается, а вся жизнь, которая была до этого – лишь предыстория.

– Как это произошло?

– Все приходят к Богу по-разному, это я и по пастырскому опыту вижу. «Никто не может прийти ко Мне, если не привлечет его Отец» (Ин 6. 43–44). Когда и почему Господь призывает к Себе? Это тайна, которая уходит в молитвы благочестивых предков. Меня, как и многих других людей, Господь призвал в год тысячелетия Крещения Руси. В тот год  Господь явил особую благодать над Россией. Очевидно, это произошло за молитвы наших небесных покровителей всероссийских.

– Эта перемена назревала в Вас постепенно, или был какой-то внешний толчок?

– Постепенным это, конечно, назвать сложно. Это был именно скачок, это было откровение истины, когда мироощущение и мировоззрение встало с головы на ноги.

– А с чего это началось?

– Понимаете, если все планы человека будут исполняться, цели – достигаться, он не захочет задуматься, покаяться, поменять свою жизнь. Он будет пребывать в падшем состоянии. А для того, чтобы человек мог прийти во внятное состояние спасения, ему просто необходимо встретиться с жизненными трудностями, проблемами. Это действие промысла Божия в домостроительстве нашего спасения.

У меня были определенные жизненные трудности внутреннего плана, неудовлетворенность… Я не мог решить задач, которые сам себе поставил. Я переживал достаточно трудное время, и в этот – то момент Человеколюбец и Сердеведец прикоснулся ко мне. Тогда все стало ясно и прозрачно, и я возрадовался.

– Сколько лет Вам тогда было?

– …1988 минус 1965… Мне было 23 года.

– Еще с советских времен существует стереотип, что в монастырь уходят от каких-то несчастий в жизни. Вы с этим согласны?

– Этот стереотип, конечно, неправильный и даже глубоко ложный. Монашество, как мы знаем из святоотеческого предания – это подлинное любомудрие. Говоря словами Василия Великого, Иоанна Златоустого, монашество – это любовь к мудрости, любовь к Истине, которой человек действительно серьезно посвящает свою жизнь. Наоборот, если он не делает этого шага, то он, как говорили святые отцы, «разделяется» между другими ценностями служения и вот этой.

Когда произошла моя встреча с Богом, я еще даже крещеным не был. Все церковное я не воспринимал, для меня это было глубоко чуждо. Но когда я приобрел правильное мироощущение – ощущение присутствия в мире Промыслителя и Творца – я понял, что обречен на монашество, тогда еще даже не будучи крещеным. Потому что, по большому счету, все остальное стало не интересным. А хотелось всегда в жизни профессионально заниматься тем, что выражает какие-то основные мысли и ценности. Я понял: чтобы быть счастливым человеком, нет ничего важнее правильного взгляда на вещи, на мир, на себя. Решительно нет ничего важнее. Все остальное – вторично. И выше этого искусства, этой науки – как иметь правильное мировоззрение – ничего нет. Я просто понял, что должен буду этому служить.

Господь посылал мне и встречи. Огромное значение в плане воцерковления на меня оказал замечательный философ – Генрих (в крещении – Иоанн) Степанович Батищев (1932–1990). Впоследствии он стал моим крестным отцом. Для многих людей, чуждых терминологии и понятиям христианской философии, он мог это изложить, донести. Его философия, язык для многих стали мостом к святоотеческому наследию. 

Еще некоторое время побыв в миру, я почувствовал, что те формы, в которых человек живет, они уже становятся оковами, и нужно менять образ жизни, ее форму. И тогда я пришел в монастырь, к монастырской жизни. Затем по благословению отца Кирилла (Павлова) Господь привел меня в Лавру, и отец Кирилл стал моим духовником. С 1994 года я уже находился в стенах Троице-Сергиевой лавры.

– И Патриарх, и священнослужители призывают верующих к активному социальному служению, но многие православные считают, что достаточно просто ходить в храм, молиться. Как настоятель монастыря и директор Соловецкого музея-заповедника скажите, как совмещать молитву и помощь ближнему?

– Эта тема, конечно, не для директора музея. Это, в общем-то, общецерковная проблема, определенный перекос нашего внутрицерковного сознания. Действительно, есть целый ряд людей в нашем Православии, которые точно совершенно основываются на букве святоотеческих текстов.

Безусловно, молитва – самое главное. Никто и не скажет иного. Но как святые отцы понимали молитву? Как целостное состояние человека, внутри которого исполняется двуединая заповедь о любви к Богу и к людям: А если так, то по Иоанну Богослову «если кто говорит, что он ближнего своего не любит, которого он видит, а любит Бога, Которого не видит, тот есть ложь (1 Ин 4. 20). Происходит рассечение сознания – традиционная ошибка нашего немощного, падшего ума – лжеименного разума, как говорил святитель Игнатий Брянчанинов. Люди выхватывают одно, забывают другое, у них теряется целостная картина. Это трудность спасения в последние времена, о которой предупреждали все святые. Из-за отсутствия духовного наставничества, правильного духовного руководства, будут происходить уклонения людей. Люди, руководствуясь самыми благими намерениями в духовной жизни, могут уходить совсем не туда. В этом, действительно есть проблема, опасность. Дай Бог нам иметь искренние сердца и приобрести правильное понятие о соотношении в жизни молитвы, любви, и дел милосердия.

– Должен ли православный человек проявлять инициативу, или нужно делать все только по благословению, «за послушание»?

– Опять мы касаемся таких проблемных точек, где очень важно иметь правильное православное понимание. Каким оно должно быть? Правильно: послушание важно, но и инициатива нужна. Наша Церковь называется апостольской. Что это значит? Что есть не только апостольское предание, а и то, что в определенные моменты времени отдельно взятый человек – член Церкви, может быть поставлен Господом в такие условия, когда он становится представителем всей Церкви. Он должен в такие моменты свидетельствовать.

А если он начнет искать кого-то, за кого можно спрятаться, на кого можно переложить свою нравственную ответственность? Он просто не будет живым членом тела Церкви Христовой. У нас, к примеру, есть рука, но когда-то и на нее нужно бывает опереться. А в этот момент рука пойдет за благословением к ноге: «Нога, встань-ка ты лучше вместо меня». Пока рука будет ходить, человек упадет.

Так и Церковь держится на личностях. Роль личности в истории, точнее говоря, в судьбе остается огромной. Бог через людей творит Свое дело, Он укрепляет силу, волю человека. Все Предание нашей Церкви об этом свидетельствует. Кто такие свидетели Истины? Мученики. Кто такие преподобные? Это дерзновенные люди, силы которых Господь укреплял, а они шли и свидетельствовали истину Христову в разных ситуациях.

– То есть, нельзя уходить в кусты, когда от тебя что-то требуется?

– Ни в коем случае! Это, опять-таки, наши очень серьезные погрешности церковного сознания, которые вредят. Это как восприятие некой ереси. Ересь, как мы знаем – страшный грех, из-за которого человек теряет спасение, если он усваивает какое-то еретическое представление. Будь то высокой нравственности человек. Почему это страшный грех? Потому что в любой ереси есть хула, как говорит святитель Игнатий Брянчанинов. В любой ереси все разделяется, а где-то в чем-то привносится свое человеческое мудрование лжеименного ума. Таким образом, к чистейшей божественной истине примешивается вот это падшее, или прямиком внушенное темными силами, и все помрачается. Одной ложкой  дегтя портится большая бочка с медом.

– Отец Порфирий, расскажите о братии Соловецкого монастыря.

– Сейчас у нас 99 братий, включая трудников (то есть кандидатов в послушники), их 30. Послушников, иноков, монахов (в том числе и имеющих сан) у нас 66. Братство растет. В монастырь приходят новые братия: по-настоящему серьезные, ищущие подлинного монашеского жития. Соловки дают уникальные, по сравнению со многими другими столичными и околостоличными обителями, условия: тишину, возможность сбалансированного труда и молитвы. На Соловках абсолютно особый дух.

– Как лучше приехать в Соловецкий монастырь? Одному, в составе паломнической группы, или, вообще, в качестве трудника?

– Это как у кого на душе лежит.

– А с точки зрения монастыря? Все-таки, у вас свои порядки, а тут еще столько людей приезжает…

– В наши порядки все вписывается. Другое дело, когда группа приезжает, или сезон навигации… Как правило, в таких случаях лучше согласовывать свои намерения заранее. Особенно это касается групп, где есть дети или больные люди. То, что называется паломнической инфраструктурой, которая позволила бы без ограничения принять всех паломников, пока еще нет. Ситуация другая: основные гостиницы еще не восстановлены, поэтому организаторам таких поездок, надо заранее созвониться с монастырем, посоветоваться. Но возможности есть. Есть варианты, как и где остановиться.

– Сколько времени нужно провести на Соловках, чтобы получить духовный плод от поездки?

– Даже те, кто прилетают сюда на один день, не изменившимися не уезжают. Но так же, как и на древний Афон, на Соловки нужно приехать хотя бы на три дня. Это дает большую пользу.

– Что бы Вы посоветовали посетить на Соловках?:

– Знаете, это все решается как-то постепенно. Важно, конечно, планировать поездку, но не менее важно быть и открытым к тому промыслу, который там тебя поведет. Сами небесные игумены определяют человеку, лучше ли ему отказаться от дополнительной экскурсии и побывать на богослужении, или наоборот. Но они всякий раз вносят свои коррективы и нужно быть внимательным к таким знакам, которые даются с Неба.

– Кто Ваш любимый соловецкий святой?

– Я не выделяю кого-то из них. Все соловецкие святые: древние преподобные, святители, новомученики и исповедники – это, конечно, звезды на небе нашем, поэтому я не выделяю «любимого» или «нелюбимого» среди них.

– Что самое главное в жизни?

– Быть со Христом. Вот и все. Больше ничего не надо. Во Христе жить, спасаться. А все остальное – не страшно: проблемы, болезни, скорби, даже смерть: «Кто отлучит нас от любви Божией?» (Рим 8. 35)

– Ваши пожелания читателям газеты «Дорога к храму».

– Само название вашего города – «Мирный» обращает мысль к величайшей ценности – мирному устроению духа. Фактически, можно поставить знак равенства между ней и спасением. «Стяжи дух мирен» – говорил преподобный Серафим Саровский. Так что жителям Мирного я желаю соответствовать тому высокому духовному названию города, которое он носит.

Источник: Газета «Дорога к храму» (храм святого Архистратига Михаила г. Мирный (космодром Плесецк))
Тип: Наместник и игумен
Место: Соловки
Издание: Газета «Дорога к храму» (храм святого Архистратига Михаила г. Мирный (космодром Плесецк))