Соловецкий листок

Иеромонах Соловецкого монастыря Компьютерные игры и дети, дети и родители

4 декабря 2017 г.

Статья является сопровождающим материалом к беседе, проведенной насельником Соловецкого монастыря 25 ноября 2017 года в православном центре детского развития и семейного досуга «Ковчег», в Москве. Запись беседы см. по ссылке.

В беседе шла речь о свойственном многим современным людям, вне зависимости от возраста, чувстве нереализованности и неудовлетворенности жизнью. Обсуждались проблемы, связанные с потерей контакта между родителями и детьми, непониманием родителей, как организовать досуг своих детей.

Одна из причин погружения ребенка в мир компьютерных игр и виртуальной реальности – отсутствие значимых целей в жизни взрослых, окружающих ребенка, их оторванность от благодатного мира и ограниченность сугубо материальными ценностями в жизни. Ребенок не хочет взрослеть и становиться похожим на них, ведь ограниченность «взрослых» интересов для него очевидна. У него еще сохранилась потребность искать что-то, выводящее его за пределы мира оглушенных суетой взрослых, в котором принято считать, что грядущий день определяют цены на нефть и геополитическая ситуация на Ближнем Востоке.

Сердце ребенка еще не утратило чувствительности, в нем еще не угасли жажда преображения и стремление к раскрытию «трансцендентного измерения» (по выражению одного автора). Проблема, однако, состоит в том, что на подлинную глубинную потребность человека в раскрытии себе этого измерения мир отвечает тем, что предлагает ему лишь суррогаты (эльфы, орки, оккультные психо-техники по вхождению в измененное состояние сознания и пр.).

Дремлющее религиозное чувство подсказывает человеку, что помимо области примитивной бытности есть и другие области мироздания. Пытаясь пробиться к ним и встречая на своем пути игры (нередко оккультного характера) ребенок принимает их за искомое. Он «застревает» в них, принимая отрезок за луч (отрезок конечен, а перспектива луча бесконечна).

Таким образом, не находя достойных и желаемых целей, которые могли бы вывести его за пределы примитивного бытового существования, ребенок находит свою реализацию в мире игр – там он может быстро достигать целей, проявлять себя как личность, уходить в фантастические миры, отрывающие его от бессмысленности окружающей его реальности.

В игре человек, хотя и отчасти, пусть и иллюзорно, но стремится удовлетворить свои потребности в целеполагании, осмысленности, достижениях. Поглощая образы эльфов и орков, ребенок нередко пытается противостоять культуре взрослых, которая стремится лишить его «трансцендентного измерения». Игра дает пусть и вымышленную, но – картину мира, в которой человек находит свое место. В процессе игры у него появляется понимание, куда ему идти и какие навыки развивать для достижения поставленных задач. В отношении реальной жизни у многих людей такого понимания нет. Взрослые призывают ребенка выйти из компьютерной зависимости, но не всегда могут внятно объяснить, в том числе и себе, что они могут предложить ребенку взамен.

Если в сознании человека не выстроится картина мира, основанная на Истине, если он не увидит свое место в этой картине мира и не поймет траектории своего жизненного пути, то ему трудно будет вырваться из игрового пространства. Человек ищет некоей актуальности – такого жизненного пути, при котором каждый миг воспринимался бы как значимый для всей его жизни в целом. Если в реальной жизни человек не находит осмысленности, то риск его вхождения в игровую зависимость значительно возрастает. Игра создает свою систему, чтобы вызывать у человека кажущееся ощущение актуальности: в игре есть уровни, и переход с одного на другой должен сопровождаться определенными действиями. Действия приобретают смысл вследствие того, что дают возможность перейти на более высокий уровень. Почти каждое действие в игре наделяется смыслом по причине связанности с игровым пространством в целом. В реальной жизни такой осмысленности многие, как дети, так и взрослые, не видят.

И здесь имеет смысл ставить вопрос не только о том, чем заниматься человеку во время досуга. Нужно ставить вопрос и о образовании, и о культуре вообще. Каким образом выстраивается связанная, непротиворечивая картина мира? Как научить человека видеть связи между явлениями? Как помочь ему понять, что именно нравственность является основой для образования, а вовсе не сухие теоретические факты, которые без труда каждый может найти в интернете?

Если человек в процессе взросления будет следовать идеалам нравственности, то этот ориентир станет для него той прочной основой, которая даст ему возможность совершать свой путь в мире. Человек, осознавший, куда он идет, во многих случаях сам способен разобраться, какие знания и в каком объеме ему нужно освоить для достижения той или иной задачи.

Стремление к целостности и некое предощущение ее не дозволят человеку довольствоваться ложными, фрагментарными, противоречивыми концепциями. Их ущербность и ограниченность будут мгновенно им обнаружены. Эти суррогаты будут диссонировать со всем строем жизни человека и будут им отвергнуты.

Если же человек в своей жизни не будет руководствоваться идеалами нравственности, то в его внутренней жизни возобладает хаос. В этом случае ложные концепции не обнаружат своей ущербности и ограниченности для него, так как его мысли уже успели утратить упорядоченность.

Так, если разнородные черепки поместить среди битого стекла на развалинах какого-нибудь заброшенного здания, то они на фоне общего запустения могут быть даже не замечены наблюдателем. А если те же черепки положить на искусно выложенный узор мозаики, то неорганичность присутствия черепков в этом месте бросится в глаза.

Способность самостоятельно разбираться в возникающих вопросах и исследовать новые отрасли знаний (возможно, советуясь с другими, более опытными, людьми) появляется вследствие того, что и вопросы, и знания человек воспринимает не абстрактно, а через призму сформировавшегося ядра личности. Здесь можно провести еще одну аналогию с пресловутыми черепками. Человек, который не чужд изобразительному искусству, может, используя имеющиеся знания и опыт, попытаться воссоздать из груды обломков новую вазу. Возможно, для этого ему потребуется освоить какую-то новую для него технику, например, технику литья мрамора для заполнения пустот между черепками. Однако внутренний ресурс для воссоздания вазы у него уже есть.

Так, в противовес процессу падения человека в зависимость можно предложить процесс, основанный на взращивании ядра личности. Вхождение в мировоззрение, основанное на христианском мировосприятии, сопровождается стремлением к целям, основанным на Истине. В этом случае даже при внешне (для постороннего наблюдателя) скучном времяпрепровождении (монотонная работа; обездвиженность вследствие болезни) человека не покидает ощущение актуальности – каждый миг значим для всей его жизни в целом. Каждый миг приобретает смысл, будучи связанным со значимыми ориентирами и главной жизненной задачей. Каждое мгновение формируется то внутреннее содержание, с которым человек перейдет в вечность. Дыхание вечной жизни раскрывается в человеке вследствие усвоения благодатного переживания – «Царство Божие внутрь вас есть» (Лк 17. 21). Приобщение к данному переживанию актуализирует и каждое мгновение жизни, и ту картину мира, к которой человек пришел, основываясь на верных ориентирах.

Необходимо отметить, что картина мира не просто должна сформироваться, скажем, на образовательно-культурном уровне. Она должна еще и «ожить». «Оживает» картина мира при прикосновении благодати Божией к сердцу человека.

Чтобы иметь возможность усвоить благодать, сердце человека должно быть к этому готовым. Готовым сердце становится тогда, когда человек деятельно живет по Евангелию. То есть в основание размышлений, логических цепочек он ставит не цели, связанные, например, с зарабатыванием денег. А цели, описанные в Евангелии. И сквозь призму этих целей он уже осмысливает и вопросы, связанные с тем же рабочим процессом. Пример того как картина мира «оживает» вследствие религиозного переживания дается в рассказе А. П. Чехова «Студент».

Лишь увидев пример правды и красоты, как говорится о том в рассказе, которые направляют человеческую жизнь еще со времен земной жизни Спасителя, почувствовав их вкус, человек может пережить это как самое главное в жизни. И на контрасте с этой значимостью и красотой в полной мере ощутить искусственность и примитивность мира компьютерных игр. Человек не только нашедший, но и прочувствовавший смысл в своей жизни, вследствие переживания такого контраста отходит от желания погрузиться в игровой процесс, помогавший ему ранее заглушить мучительную мысль о бессмысленности собственного существования.

Заглушая эту мысль через погружение в игры, ребенок, возможно, мало способен серьезно прислушаться к аргументам взрослых насчет того, что игры, мол, иллюзорны, а реальность объективна. За этим распространенным аргументом скрывается масса вопросов.

Когда человек соприкасается с экраном, в физиологии его мозговой активности происходят изменения. Происходит переключение с коры головного мозга на лимбическую систему. Процессы, протекающие в коре, могут помочь отличить правду от вымысла. Лимбическая же система таким потенциалом не обладает. Таким образом, все увиденное воспринимается человеком как реальное. Например, зритель смотрит фильм, где главный герой спускается в подвал, из которого доносятся душераздирающие звуки. Зритель испытывает чувство страха. Неужели он не понимает, что это не он спускается в подвал? Неужели он не знает, что происходящее на экране является вымыслом? Знает. Так почему же он боится?

При взаимодействии с экраном в мозге приводятся в движение те же центры, что и при взаимодействии с реальностью. Если играющий или смотрящий ко всему прочему немного «притуманит» с помощью психоактивных веществ свое сознание, то с точки зрения его нервной системы наблюдаемое им будет восприниматься как нечто вполне реальное.

Взрослые говорят, что их мир, в отличие от мира игры, реален. Однако и мир взрослых пронизан игрой: многие играют роли любящих супругов, изучают теорию игр, восхищаются философией постмодерна с его языковыми играми и т.д. Мир взрослых – это мир, в котором продаются продукты со вкусом вишни, но не с самой вишней. В этом мире случается, что люди вступают в брак не по любви, а по расчету. В этом мире какие-то психологи в каких-то институтах создают концепции, противоречащие здравому смыслу, а миллионы людей придерживаются этих концепций, принимая их за идеал.

Да, люди реальны. Но человек, выбравший эгоистическую парадигму существования, не способен прочувствовать тепло человеческого общения. Окружающие люди воспринимаются им как инструменты для реализации собственных эгоистических интересов. Люди-то реальны, только он воспринимает их как фикции, они для него как бы и не существуют вовсе.

Возникает вопрос: реальна ли в подлинном смысле слова жизнь многих взрослых или нет?

Многие годы они преследуют цели, не связанные напрямую с их личностями, только потому, что хотят достичь какой-то статусной планки. А образ статусных планок создается маркетологами, ищущими способы продать товар. Чтобы создать, например, рынок сбыта дорогих телефонов создается образ успешного менеджера, пользующегося телефоном определенной марки. И в мире взрослых усваивается точка зрения, что если у кого-то телефона такой марки нет, то он – никто. И взрослые начинают стремиться к достижению не своих личных целей, а тех целей, которые навязывают им режиссеры «игры» (и эти взрослые пытаются вырвать своих детей из мира игры, пытаясь объяснить им, что их мир игры нереален).

В то же время, у взрослых потребность в том, чтобы найти свое призвание остается не реализованной, что сопровождается появлением гнетущего чувства напрасно проходящей жизни. Они испытывают глубокое и тщательно скрываемое за гламурным видом личное несчастье при полном материальном достатке. Если человек начинает совершать поступки, противоречащие его внутренней самосути, если человек закосневает во лжи, то у него может развиться крайне тягостное ощущение нереальности как собственной жизни, так и всего происходящего. Эмоциональная сфера угасает, человек перестает чувствовать что-либо, реальность словно отгорожена от него стеной, через которую звуки доносятся с трудом.

Чтобы почувствовать хоть что-то, люди начинают вводить в свою жизнь что-то совсем нездоровое, связанное с перекосами в отношениях. Так люди стремятся заставить свое сердце откликаться хоть как-то на происходящее, ибо сердце становится словно неживое. Многие люди начинают заниматься экстремальными видами спорта, чтобы доказать себе, что они еще живы.

Как и маленькие дети, которых они пытаются вырвать из игры, сами взрослые вступают в психотерапевтические игры. Люди проходит уровни за уровнями, с одних тренингов переходят на другие тренинги, лелея мысль, что в конце всего этого процесса их ждет вожделенное счастье. Но эгоистически настроенный человек не способен ни стать счастливым, ни вырваться из своего одиночества, даже находясь в обществе живых людей.

И, наоборот, любящий человек, вступая даже и в электронную переписку с другими, видит за их аватарами живые личности. К ним он обращается из глубины своего сердца и получает от них соответствующий отклик.

С точки зрения Ивана Ильина, главное в общении – чтобы оно шло от Купины к Купине. Он пишет, что у каждого человека есть Купина – огнилище духа, некий центр, который приходит в движение вследствие стремления человека к цельности и искренности (Неопалимой купиной называют горящий, но не сгорающий терновый куст, в котором Бог явился пророку Моисею). В Купину разгорается совесть человека вследствие стремления хранить ее. И такая Купина становится источником сверхчеловеческих сил.

Настоящее общение предполагает, что двое – каждый из своей Купины – посылают друг другу искры. При таком общении имеется в виду не периферия быта собеседников, «а главное и священное огнилище их души». Общение «с чужим периферическим хаосом» нестерпимо. Люди, лишенные предметного Огня в общении утомительны, часто – невыносимы. Не вводя свою Купину в общение, они производят впечатление притворщиков или скупцов. Своей неискренностью они низводят общение «на уровень неискренности и пустоты» (см. главу «О религиозной искренности» из книги Ивана Ильина «Аксиомы религиозного опыта»). При неискренности, возможно, и не столь важно, по каким каналам она будет распространяться, – по электронным или при непосредственном общении. Неискренность так и останется неискренностью. Обмен же искрами от Купины к Купине имеет потенциал остаться обменом искрами и во время встречи, и во время переписки.

При такого рода взаимодействии друг с другом общение не будет сводиться до обсуждения того, сколько стоил, например, маникюр в очередном салоне. Обсуждаться будет то, что имеет непосредственное отношение к личностям друг друга. Значимость здесь приобретает не столько сама по себе информация, сколько то, какой отклик она вызывает в собеседнике. Если общение между людьми реализуется в подобном ключе, то можно утверждать, что они вырвались из игры в общение и пришли к общению подлинному. Для них общение перестало быть игрой.

Чтобы увидеть другого человека как значимого собеседника (если он даже не дотягивает до рекламируемых статусных планок) необходимо посмотреть на него и на его жизнь с позиций Истины. Если человек приходит к Истине, то он вырывается из мира игры. А если жизнь человека не основана на Истине, то она становится игрой.

P.S.Что делать родителям, не имеющим возможности достучаться до своих детей? Им говорят: больше общайтесь со своими детьми. Но о чем говорить, как выстраивать общение, если ты не можешь дать человеку свою искру, если ты готов предложить ему только «свой периферический хаос»? Пробудить Купину другого человека может тот, кто сперва пробудил свою. Только начав посылать искры, человек может надеяться на отклик. Самому же переделать (в хорошем смысле этого слова), изменить свою закосневшую сущность без благодати Божией – возможно ли?

Чтобы стать готовым к усвоению благодати не мешало бы начать молиться, в том числе, и за своих детей. Читать каждый день Псалтирь, если не по одной кафизме (псалтирь состоит из 20 частей – кафизм), то хотя бы по трети кафизмы (каждая кафизма делится еще на три части; одна кафизма читается 20–25 минут, одна часть, соответственно, читается около 7 минут). И, если не по главе из Евангелия, то хотя бы по 1–2 странице.

О том, как выстраивать отношения с детьми, можно прочитать в прекрасных наставлениях преподобного Порфирия Кавсокаливита. К нему приезжали за советом люди со всего мира, что позволило ему добавить к своей благодатной просвещенности и колоссальный практический опыт. Его наставления относительно детей можно прочитать в книге «Цветослов советов», в разделе «Молодежь», а также в книге (написанной о нем) «Житие и слова», в разделе «О воспитании детей».

Среди материалов, размещенных на сайте Соловецкого монастыря, о выстраивании отношений с детьми можно указать на следующие записи бесед (записи можно найти в разделе «Пастырская страничка», в подразделе «Беседы о проблемах личности». «Беседа с сотрудниками центра свт. Василия о принципах общения с трудными подростками», «Бесполезно ли воспитание?» и «Беседа с родителями и родственниками трудных подростков». Цикл бесед «Обращение к полноте», беседа 1.10 «Общение с близкими».

На этом же ресурсе выложены записи бесед, в которых более подробно раскрывается тема игры. Речь идет о циклах бесед «Игра. Сезон 1» (уход в компьютерные игры, виртуальную реальность), «Игра. Сезон 2» (уход в экстремальные виды спорта и прочие реализации вследствие уныния, депрессии, нарастающего чувства потери себя как личности), «Игра. Сезон 3» (мир взрослых – офисы, мегаполисы, концлагеря).

Тип: Соловецкий листок