Соловецкий листок

Иеромонах Соловецкого монастыря ОБРАЩЕНИЕ К ПОЛНОТЕ. ЧАСТЬ 5. Спорт vs наркотики: Можно ли наркотикам противопоставить спорт и «здоровый образ жизни»?

23 июня 2018 г.

Тема спорта в контексте темы обращения к полноте

Размышления насчет того, что зависимое поведения преодолевается через обращение к полноте, можно дополнить размышлениями на тему спорта. Спорт преподносится как некая активность, могущая стать «здоровой» альтернативой для человека, погрязшего в нарко-употреблении. А также – как некая активность, могущая наполнить жизнь здоровым содержанием и придать её смысл.

Действительно ли у спорта есть потенциал для того, чтобы собрать вокруг одного центра разорванного страстями человека? Разбор этого вопроса помогает более полно раскрыть тему обращения к полноте.

Разбор этого вопроса может стать балансиром в структуре умозаключений. Такой балансир берет канатоходец, когда идет по канату над пропастью. Держа в своих руках длинный шест, он становится более устойчивым. Мы возьмем «шест» из вопроса: Может ли быть противопоставлен наркомании спорт и так называемый «здоровый образ жизни»? С разных сторон касаясь этого вопроса, мы получаем дополнительные опорные точки, позволяющие с новых углов взглянуть на тему обращения к полноте.

Сбежать от наркотиков в экстрим?

Тема спорта поднималась уже в конце первой части в связи с вопросом о необходимости противопоставить наркоманическому образу жизни образ жизни иной – ненаркотический. Идея о необходимости обратиться к иному образу жизни, чтобы вырваться из образа жизни наркоманического, в принципе, понятна многим. Но возникает вопрос: каков он – этот иной образ жизни, обращение к которому, поможет наркозависимому человеку преодолеть стремление и тягу к искаженным активностям? Может ли в качестве такого образа жизни быть предложен так называемый «здоровый образ» жизни?

Начать разбор этого вопроса можно через обращение к истории одного реально-вошедшего в земную историю человека. У этого молодого человека были довольно бодрые перспективы на жизнь, из которой он даже как бы и не думал исключать мефедрон (синтетический наркотик) окончательно. Он жил, встречался с своими знакомыми, строил планы на дальнейшую свою жизнедеятельность, и на всех указанных направлениях ему сверкали своими гранями кристаллы мефедрона.

Употребляя данное психоативное вещество, он через некоторое время из человека покупающего наркотики стал человеком продающим их. Моральный барьер, возникнувший на пути превращения в человека, продающего наркотик, был преодолен стандартным объяснением: Мои друзья, если захотят, и так найдут наркотик, так почему бы мне его им не продать? Написав примерно эти слова на своем «идейном знамени» он ринулся в нарко-продажи и стал реализовывать свои «маркетинговые ходы» по принципу «продавать здесь и сейчас» (разбор концепций, с помощью которых некоторые люди пытаются оправдать свое участие в наркоторговле см. в работе «Мировоззренческий сдвиг – детонатор наркотического «бума» и распада общества», в части 2, в разделе «Разбор аргументов, которыми пытаются оправдать производство, торговлю и употребление наркотиков», в подразделе, например, «Оправдывает ли наркоторговца ссылка на то, что желающие найти наркотик все равно его найдут?»)

Молодой человек считал, что продаваемый и потребляемый им мефодрон, вполне безопасен. Читая о сем веществе различные материалы, он стал приходить к предположению, что многие статьи пугают молодежь понапрасну. Остановившись на этом предположении, он принял решение сконцентрироваться на тех источниках, которые гласили, что смертельных исходов в результате употребления мефедрона выявлено не было. Но через некоторое время он сам лично выявил такой случай – умер его ближайший друг, с которыми он вместе и употреблял. Смерть друга вызвала шоковое состояние, вследствие которого молодой человек встал на путь пересмотра как информации о психоактивном веществе, так и собственных взглядов на собственную жизнь.

Хотя еще и до смерти друга мысли о пересмотре жизни уже робко стучались в его сознание. Они стали приходить как-то сами по себе, когда что-то в его жизни стало развиваться не так, как задумывалось и предполагалось.

Внешне его жизнь, казалось бы, представляла из себя сплошное «веселье»: мефодрон, клубы, дорогие машины, масса новых знакомств. Но на фоне ощущения того, что жизнь шла полным ходом, то тут, то там стали раздаваться «звоночки», сигнализирующие, что в процессе жизнедеятельности стал все и более и более выявляться какой-то сбой. «Тут» устроился на работу, и вроде бы, по его словам, он получил «хороший старт». Но что-то сорвалось, и его участие в проекте сошло на нет. «Там» стал заниматься заинтересовавшим его делом, но и это дело не дало себя развить.

Вследствие проявления сбоя, наличие которого невозможно было более отвергать, в его уме появилась мысль насчет пересмотра своей позиции по отношению к психоактивному веществу. Помимо пересмотра позиции к психоактивному веществу молодой человек задумал дело еще более масштабное. Он задумал что-то в своей жизни изменить.

Размышляя на тему изменения собственной жизни, он пришел к выводу, что ему нужно в жизнь впустить побольше экстрима. Увлечение экстримом, с его точки зрения, должно было перекрыть его увлечение мефедроном.

Такие мысли, надо сказать, приходили на ум не только указанному персонажу. Так в одном документальном фильме некий мужчина, оставшийся инкогнито (его лицо не показывалось), в отношении LSD делился мыслями, применимыми к поднятой теме: «Каждая доза, она, требует все больше и больше денег. Но, если сравнить, то, грубо говоря, за те же деньги можно и с парашютом прыгнуть или на лыжах покататься, или поплавать»[1].

Конечно, в данном сообщении не заявлялось, что через обращение к подобным активностям человек может преодолеть влечение к психоактивному веществу. Но – как бы декларировалось, что подобного рода активности могут стать тем центром, вокруг которого человек мог бы объединить различные сферы свой жизни. И тем самым – обезопасить себя от сползания в увлечения наркотического порядка. Как бы декларировалось, что жизнь, включающая в себя прыжки с парашютом и езду на лыжах, столь увлекательна и насыщена, что для наркотиков в ней места просто не остается.

Думая о обращении примерно к такого рода активностям, молодой человек в то же время не отвергал решительно и бесповоротно саму возможность обратиться к времяпрепровождению наркоманического характера. Идею употребления психоактивного вещества он продолжал лелеять в своем сознании. Да, он согласился, что в его жизни что-то стало происходить не так. Да, он был шокирован смертью друга. Но чтобы решиться перестать употреблять психоактивное вещество окончательно, – такого вопроса он не ставил.

Какие перспективы ожидают молодого человека при реализации намеченного им пути? И если вариант, предложенный им, тупиковый, что можно предложить ему взамен?

Да, и не только ему. Ведь к мыслям, пришедшим ему на ум, обращаются многие люди, попавшие в неприятные истории в связи с наркотиками. «Наркоманы…, – говорил главный персонаж фильма «Дневник баскетболиста» (1995), – Бывают разные». «Есть богатые дилетанты, которые лишь балуются наркотиками. Они в любой момент могут рвануть на Ривьеру, если почувствуют, что подходят к черте».

И надо сказать, что сам Джим Кэрол, по автобиографическим дневникам которого был снят фильм, считался в свое время перспективным баскетболистом. И, однако, баскетбол не уберег его от сползания в зависимость.

Его юность была насыщена спортом. Но, тем не менее, она описывается им, в том числе, и такими словами: «Мы рано начинаем шляться по улицам. Лет с тринадцати. Здесь у нас все под контролем. Нас много. Мы никогда не переведемся. Я тому живой пример. И каждый день как на работу, мы выходим на промысел. Чтобы скорее принять дозу и забыться».

 

Что ждет молодого человека, задумавшего переключиться с употребления наркотиков на участие в экстремальных видах деятельности? И насколько вообще вовлечение в спорт и пропаганда так называемого здорового образа жизни способны остановить человека, вставшего на путь употребления психоактивных веществ (ПАВ)?

Вопросы эти непраздны, ведь обратившись к спорту, чтобы убежать от наркотиков, молодой человек может так и не поменять ведущую доминанту своего поведения (о доминанте см. часть 3). Как в период употребления ПАВ он все сферы своей жизни стягивал вокруг гедонистической доминанты, так и обращаясь к спорту, он может двигаться в русле все той же доминанты.

Гедонистическая установка вместе с культом потребления, как считает один автор, могут проявиться у «духовно бедного индивида», пытающего реализовать свои творческие потенции. Так как ни в какой другой форме он не в состоянии их реализовать, то он пытается действовать в гедонистическо-потребительском ключе. Двигаясь в означенной ключе, он может встретиться с многочисленными группами в социальных сетях, пропагандирующими «культ насилия как символ мужественности и силы».

Образ подростков, совершивших акты насилия, в соцсетях «героизируется». Героизация подростков, совершивших акты насилия, – лишь один из штрихов на медийном поле, в совокупности своей формирующего в среде подростков протестное настроение и желание противопоставить себя обществу[2].

Такого рода героизация насилия может быть сопоставлена с тем фактом, что некоторые сектантские центры, выдающие себя за реабилитационные, обучают попавшихся в их сети наркозависимых ребятах боксу и рукопашному бою. Наряду с занятиями контактными видами единоборств идет серьезная идеологическая обработка, совершаемая на базе такого рода центров. Многие из ребят, прошедших идеологическую обработку, дальнейшую свою жизнь связывают с сектой, которая в последствие может использовать их как «ударную силу». Что приобрели эти ребята в результате занятия спортом? Стали ли они здоровыми в смысле освобождения от установок зависимого поведения (можно перестать употреблять наркотики и при том продолжать руководствоваться в своей жизни установками, характерными для зависимого поведения)? Социализировались ли они?

Конечно, тему спорта нельзя сводить к таким пессимистическим прогнозам. Но и их в каком-то смысле нужно озвучить, чтобы хотя отчасти внести практические нотки в радужные разговоры о том, что стоит только, мол, наркозависимым людям заняться спортом, как враз все их проблемы будут решены.

 

В контексте темы «Спорт vs наркотики» будет упомянуто о самой дорогостоящей антинаркотической компании, проходившей в США. Попытка представить экстремальный спорт как альтернативу наркотику показала свою несостоятельность, по крайней мере, свой низкий мотивационный потенциал во время этой компании.

Спорт и польза в деле воспитания подрастающего поколения

Спорт не всесилен, тем более там, где речь идет о реабилитации человека, по тем или иными причинам сорвавшимся в зависимость от употребления опьяняющих субстанций. «Употребление опьяняющих субстанций, – по мнению Жмурова И.А., – может быть обусловлено тяжелыми, невосполнимыми потерями, утратой или дискредитацией важнейших ценностей»[3]. Комментируя эту мысль применительно к наркозависимым молодым людям, отец Анатолий (Берестов), подчеркивал, что «им терять было нечего – у них духовно-религиозные ценности отсутствовали изначально, они не были сформированы».

Может ли спорт восстановить или сформировать в сознании человека систему важнейших ценностей? Сам по себе спорт восстановить или сформировать систему ценностей не может. И рвать на себе волосы по этому поводу не нужно. Спорт занимается другими вопросами. Вот и все.

И спортом заниматься нужно. Но искать инструментарий, который помог бы восстановить утраченные ценности (или сформировать их), – тоже нужно.

Мимо этого инструментария мы пройдем, если признаем, что спорт может охватить все уровни жизни человека. Если кто-то из взрослых уверится в этой мысли (что спорт может охватить все уровни жизни: физиологический, душевный, духовный), то он рискует раз за разом предлагать при всяком случае, например, ребенку то, что ребенку во всех случаях не помогает. Ребенок будет просить взрослого почитать ему, ребенку, книжку, а взрослый будет каждый раз вести ребенка на пробежку. Пробежка хороша, но не вместо книжки, а сама по себе. И пробежка нужна, и книжка.

Спорт не может заменить ребенку книжки. Ведь спорт не всеобъемлющ. Он – лишь элемент жизни. Человек может отдавать спорту значительную часть своего времени. Но спорт никогда не сможет стать «всем». Нельзя искусственно «растянуть» статус спорта до статуса жизненной философии. 

Спорт является полезной составляющей жизни, но не стоит спорт, по мнению протоирея Андрея Ткачева, наполнять «несвойственными смыслами». Всенародная физическая культура помогает людям перерабатывать вредные привычки, меньше болеть, быть бодрыми, чувствовать радость от того, что живут на свете.

Спорт может избавить ребенка из неблагополучной семьи от дурных компаний и связанных с такого рода компаниями возможных грехов. Спорт может ввести такого ребенка в коллектив и дать ему перспективу. «В этом смысле спорт опосредованно является Божиим делом – когда хулиган становится известным самбистом и хорошим семьянином».

Спорт помогает приводит к Богу детей из неблагополучный семей, воспитанников детских домов, подростков с неустойчивой психикой. «Он помогает «оттянуть» их от улицы, социализировать и наполнить их жизнь новым смыслом». Но спорт не должен выполнять функцию проповеди, «напрямую спорт не призван и не создан для того, чтобы приводить людей к Богу»[4].

По мнению упомянутого священника, последствия такого явления как безотцовщина могут быть сглажены профессиональным тренером, например, по футболу. Хороший тренер по футболу рассказывает росшему без отца мальчишке, «почему нельзя пиво пить, почему одни слова нельзя говорить, а другие можно, и вообще учит, что такое мужчина и как себя нужно преодолевать. Хороший тренер учит не просто какому-то конкретному виду спорта – плаванию, гимнастике, футболу. Он учит жизни».

Для ребят, которыми никто не занимался, множество людей через спортивную секцию стали вторыми родителями. Люди, занимавшиеся с ребятами спортом, не просто передавали свои знания. Они учили человека жить[5].

Эти слова можно дополнить словами протоиерея Феодора Бородина. Отец Феодор считает, что мальчику, который рос без отца, некого копировать. Такой мальчик не знает, как может вести себя сильный, великодушный и благородный мужчина. Указанные качества могут присутствовать в профессиональном тренере, особенно, если этот тренер прошел «старую» тренерскую школу. И потому отец Феодор видит пользу в том, что мальчик будет у такого тренера учиться борьбе.

Необходимо отметить, что отец Феодор акцентирует внимание на борьбе, а не единоборствах, включающих ударные техники, например, – карате. «У тренеров восточных единоборств как раз нет этой советской тренерской закалки. Лучше, если это вольная борьба, классическая, или это самбо, дзюдо, потому что обычно преподаватели по самбо и то и другое преподают. Дело в том, что в советское время была жесткая установка, что если тренер узнает, что ты кого-то побил на улице, имел привод в милицию, – то тебя выгоняют сразу. И тренеры объясняют». Влияние тренера и процесса обучения выражается также и в том, что человек, долгое время занимавшийся борьбой, обычно уклоняется от конфликтов. Или идет на них только в самых крайних случаях. Он знает, что такое боль и потому боится причинить её другим людям. Навыки борьбы по мнению отца Феодора, христианину необходимы по той причине, что «духовная жизнь – это борьба»[6].

Пример включения спорта в реабилитационный процесс

Впрочем, если речь идет именно о реабилитации, то вопрос о занятиях борьбой нуждается в поправке. Так протоирей Сергий Бельков, руководитель реабилитационного центра «Саперное», считает, что в реабилитационном центре «ни в коем случае нельзя вводить элементы физической культуры или боевых искусств, которые провоцируют агрессию, пусть даже косвенно». Сказанное «касается не только рукопашного боя, самбо, восточных единоборств, но и бокса, классической, вольной и других видов борьбы. Более подходящими для реабилитируемых ребят являются спортивные игры – волейбол, футбол, баскетбол, городки»[7]. Личное время, которое по воскресным дням появляется у воспитанников центра «Саперное», отдается, «как правило, купанию или игровым видам спорта»[8].

Спорт гармонично включен в реабилитационный процесс. День начинается с физической зарядки, которая состоит, в основном, «из пробежек, гимнастических упражнений на турнике, брусьях и упражнений с отягощениями». Насчет зарядки протоиерей Сергий Бельков, говорит, что она «безусловно, помогает в восстановлении физического здоровья воспитанников»[9].

Зарядка, по его мнению, облегчает процесс отказа от курения, которое зачастую является «первым звеном в цепи иных, более пагубных форм наркотизации» (и потому как одно из условий пребывания реабилитантов в центре поставляется сознательное согласие «на полный отказ от табакокурения»[10]). 

Всех проблем, в связи с которыми происходит втягивание в наркотизацию, спорт решить не может. Но в то же время, если рассматривать спорт как некое «вспомогательное звено», то определенную пользу в деле преодоления зависимого поведения он оказать все же способен. В этом смысле актуальными видятся слова протоиерея Александра Новопашина – священника, активно и результативно помогающего людям в преодолении зависимого поведения.

Спорту он отводит некую, но стоит, заметить, – не главную роль в реабилитационном процессе. Реабилитационный процесс по программе, действующей в Новосибирской митрополии, в которой проходит свое служение отец Александр, включает три составляющие: молитва, труд и спорт.

«Спорт, – по словам священника, – как время для досуга». Досуг, наполненный деятельностью, нужен по следующей причине. Во время периода наркоупотребления центром, стягивающим вокруг себя мысленную активность человека, является то самое наркоупотребление. Когда же в результате реабилитационного процесса он начинает восстанавливаться, у него высвобождается время. А при наличии свободного времени фантазия человека, только что прекратившего прием психоактивных веществ, «работает в ненужном и самом вредном направлении. Поэтому человека нужно занять, чтобы не было праздности. Вместе с тем, это [то есть спорт] тоже некий такой выхлоп, когда просто человеку нужно отдохнуть». И потому спортзал и здоровые занятия на свежем воздухе, такие как футбол и волейбол, видятся отцу Александру полезными[11].

Спорт и профилактика наркомании

Развитие спорта как элемента жизнеустройства может принести богатые плоды тогда, когда речь идет и о профилактике наркомании. Государственная программа развития спорта в разы сократит объемы проблемы. Основание для того, чтобы так считать, почерпнем в истории Советского Союза. Во временя Союза массового потребления наркотиков не было. Молодежью в то время занимались. Это – факт.

«Нам было не до наркотиков. Мы вообще не знали, что это такое, – говорит один легкоатлет, живший во времена Союза. – Мы постоянно чем-то были заняты. Занимались спортом. Прыгали с парашютом. Ездили на стрельбища в ДОСААФ».

Чтобы поверить сказанному, достаточно посмотреть, сколько молодежи собирается на волейбольных и баскетбольных полях. Выстраиваются очереди из желающих сыграть «навылет». Хорошие спортивные площадки являются местом встречи, там всегда много людей. Там весело, и туда хочется идти.

А посмотрите, что происходит там, где стоят столы для настольного тенниса? Эти места становятся центральными для школы или молодежного лагеря. Вот если бы таких столов стояло по 3 штуки в каждой школе, то ребятам меньше бы хотелось искать себе приключений на улице. Одного стола будет мало, так как его обычно оккупируют старшеклассники, которые не пускают малышей в свой «элитный клуб».

Настольный теннис чем хорош? В настольный теннис может играть человек, обладающий небольшими ресурсами в области здоровья. Малыми затратами сил он прикасается к столь любимому многими чувству полноты жизни, которое возникает во время динамичной игры. Теннис не требует больших временных затрат на обучение базовой технике игры. В игру может включиться каждый. Почти всем хватает здоровья играть в настольный теннис.

А вот в футбол играть больному человеку не так-то и легко. Пробегать час по большому полю могут лишь физически крепкие люди. А дети с каждым поколением становятся все слабее. Но баскетбол и волейбол посильны и не для пышущих здоровьем. Если бы в школах был открыт до вечера спортивный зал, то немалая бы часть молодежи шла бы туда, а не на улицу.

Игры наподобие настольного тенниса, волейбола, баскетбола имеют большую перспективу потому, что играть в них может почти каждый. А посвящать себя «большому спорту», загородным выездам и изнурительным тренировкам может далеко не каждый. Во-первых, трудности пугают. А во-вторых, многие подростки в силу разных причин не могут или не хотят заниматься постоянным многолетним спортивным процессом.

Да и на поле они собираются во многом ради общения. Пока играют две команды, те, кто ждет очереди, находят темы для разговоров. И если есть скамейки на полях, то и уходить не хочется. 

Изложенному подводится лаконичный итог в высказывании врача Зорина К.В. Он констатирует тот факт, что «физкультура и спорт могут помочь организовать досуг и направить инстинктивные влечения в плодотворное русло». Физические упражнения могут стать противовесом бессодержательной трате времени, которая «чревата безнравственными поступками: пьянством, правонарушениями, пристрастием к азартным играм»[12].

Еще более лаконичный итог подводится в высказывании наркозависимого Н. «У вас сегодня нет денег на кружки и секции, чтоб убрать нас с улиц и подворотен? – говорит он, обращаясь к государству. Ничего, завтра будете искать деньги на милицию и принудительное лечение!»[13].

«Подводный камень» стремления к ярким эмоциям

Польза кружков и секций очевидна. Но наивно полагать, что проблема наркомания решается только с их помощью.

Дело в том, что встретив что-то более значимое, яркое, человек отказывается от менее значимого, интересного. И, если в спорте человек искал только эмоций, то, встретившись с наркотиком, он спорт бросает. Спорт становится просто неинтересен. Ведь эмоция, получаемая от наркотического «прихода» «перехлестывает» эмоции, получаемые от спорта.

***

Дело в том, что радость, полученная от побед на соревнованиях, радость от того, что у тебя что-то получается, – все это имеет свою степень накала. И страшная реальность проблемы заключается в том, что эмоциональный накал наркотического «прихода» достигает более высоких отметок, чем любая из эмоций, полученных ранее. Все испытанное доселе просто-напросто меркнет и становится бесцветным. И здесь – тупик для человека, который не познал в своей жизни радостей духовного порядка или счастья чистой совести. Начав стремиться к получению яркий эмоций, человек незаметным для себя образом встает на путь, который может однажды привести его к наркоупотреблению.

Просчитывали ли указанные закономерности разработчики драг-маркетинга? Сложно сказать. Но как бы там ни было, «пропаганда экстрима» замечена в составе комплекса мер, продвигающих наркотики на рынок.

Ведь экстрим находится за линией, за которую заходить нельзя (хождение по краю крыш без страховки, форсированная пробежка перед носом идущего поезда).Наркотики тоже находятся за этой линией. «Но если человек считает, что «клево» делать все, что за линией, он, – как пишет одна исследовательница[14], – обязательно подойдет и к наркотикам. Это запрещено, это опасно, но это экстрим»[15].

***

Это мнение можно дополнить следующим соображением. Жизнь показывает, что не все «экстремалы» приходят к наркотикам. Тому видится объяснение. Для некоторых острые ощущения не являются главной жизненной целью. Такие люди собираются на «экстремальные мероприятия» во многом ради общения. И во многом для того, чтобы иметь альтернативу безответственному прожиганию времени у телевизора, в которое втягивается человечество. Конечно, помимо экстрима есть масса других возможностей сохранить свою идентичность в хаосе обезличивающей стандартизации. Но речь сейчас не об этом, а о том, что эти люди могут и не перейти к наркоупотреблению.

Перейти могут те, кто в экстриме ищет острого ощущения, рассматриваемого как пиковое жизненное переживание. Здесь зависимость от адреналина сродни наркотической, хотя некоторые любители экстрима и отрицают это. Возможно, они бодры в своих отрицаниях лишь потому, что не дошли до крайних пределов погружения в зависимость. Те, кто до них дошел, переставали контролировать себя. Они начинали искать все более и более острых ощущений. Ведь вкус к ощущениям притупляется. И чтобы испытать еще раз то возбуждение, которое так нравилось, необходимо добавить «остроты».

Возможно, что именно по этой причине гусары, испытавшие в жизни массу острых впечатлений, начинали играть в «гусарскую рулетку». Один патрон загонялся в барабан револьвера, а револьвер подносился к виску. И в эти секунды инстинкт самосохранения бил по нервам человека, который от пресыщенности впечатлениями впал в скуку. Естественно, что разгоняя ее таким образом, человек рано или поздно встречался с катастрофой.

Такая катастрофа настигла одного московского байкера, который, останавливаясь перед Волоколамским шоссе, зажмуривался и начинал увеличивать обороты двигателя. Срываясь с места, он мчался наугад сквозь несущийся поток машин.

Того, что сегодня было достаточно, завтра будет мало. И притупившееся ощущение человек захочет «освежить» еще большей порцией адреналина. И если на этом пути ему попадутся наркотики, то выбор будет сделан в пользу них.

***

В контексте сказанного уместны будут слова одного инструктора по рукопашному бою. «Вся Москва, – говорил он, – чем-то занимается. Даже клерк какой-то и тот ходит в секцию. Фехтование, Май Тай, – чего только нет. И от всех людей исходит агрессия, все ищут острых ощущений».

«Людям нужен адреналин: кто-то с парашютов прыгает, а мне бои нужны, чтобы чувствовать вкус жизни», – говорит один специалист по единоборствам. Ему не хватает эмоций, когда нет боев. Он хочет, чтобы поклонники соревнований, придя на них «получили то, ради чего пришли», то есть «яркие эмоции». Желание рассказчика состоит в том, что они «вели здоровый образ жизни и сами тренировались!» От соревнования и подготовки и сам рассказчик получает удовольствие. «Когда готовишься к бою – появляется смысл жизни»[16], – заявляет он.

Спорт и проблемы смысла жизни

Ставим вполне законный вопрос. В чем заключается принципиальная разница между высказываниями специалиста, занимавшегося единоборствами, и нижеследующими высказываниями человека, употреблявшего наркотики?

«Я искал новых, более сильных ощущений, – писал он о себе, прославившемся в свое время как «первый хулиган в школе». Он вырос с чувством злобы на весь мир. В связи с ней он стал вести себя жестоко по отношению к сверстникам. И отец, подавший пример этой жестокости, поощрял выходки сына. «Правильно, сынок, – говорил он, – не сможешь руками, бери трубу или палку».

«Сынок» становился все злее и наглее, начал курить и пить. Но алкоголь ему особо не нравился, а, вот впервые попробовав «колеса», он получил, что хотел. Но этого ему показалось мало. Он искал «новых, более сильных ощущений»[17].

И они были найдены тогда, когда произошла первая инъекция. «Это были совершенно новые и сильные ощущения, – делится своими воспоминаниями, «завязавший» впоследствии юноша. – У меня весь смысл жизни быстро свелся к тому, чтобы найти необходимую химию и местечко, где сварить»[18] [себе на укол].

***

Вопрос о смысле жизни для химически-зависимого человека является центральным. По данным Виктора Франкла «у 90% больных алкоголизмом и 100% (!) пациентов наркозависимых выявляется потеря смысла существования»[19].

Чем может спорт помочь всем этим людям? Не все они достигнут таких успехов в спорте, чтобы мысль о предстоящем соревновании стала руководящей мыслью жизни. Можно сказать, что тот смысл, о котором говорил Венер Галиев, для большинства из них недостижим.

А, если кто-то и найдет смысл жизни в спорте, то утешится ли он этим смыслом в старости? На пике формы ведь держатся недолго. Начнется спад активности – закончатся и соревнования. А вместе с ними, получается, что и угаснет смысл. Что останется человеку, который всю свою жизнь вложил исключительно в спорт? Да, какое-то время он наслаждается ситуацией, если она позволяет ему «быть на волне». Но, что будет ждать человека после того, как «волна будет откатана»?

К. В. Зорин предупреждает, что недолог, как правило, спортивный век спортсмена. И после выхода на пенсию, не каждый спортсмен становится «тренером, комментатором или преподавателем. Многие остаются без профессии. Им трудно переквалифицироваться. Они пополняют армию безработных, идут в структуры охраны, рэкета и мафии»[20].

А что, если и саму волну-то до конца «откатать» не получиться? Ведь человек, может столкнуться с дисквалификацией, травмой и инвалидностью. Что останется тогда от смысла жизни?

Жаль, что нельзя задать этот вопрос одному маленькому человеку, который ходит с двумя палочками. Он ходит очень медленно. И на путь, который мы пролетаем в полминуты, он может потратить полчаса.

Но хорошо еще, что он вообще ходит. Те люди, с которыми он лечился, давно уже ушли. Он держится лишь верой. Заболевание центральной нервной системы неизлечимо, и держаться, кроме как верой, нечем.

По необъяснимой причине клинок болезни вошел в его тело, которое тщательнейшим образом развивалось в лучших традициях культуризма. Предполагал ли тот высокий богатырь, что наступит час расставания со штангой?

Трогателен был его рассказ о том, как он пытался удержать утекающее сквозь пальцы здоровье. Он стал изучать различные системы оздоровления. Вникал до тонкости в практики различных народов. Но время шло, а ему ничего не помогало.

Упоминание о таком редком заболевании покажется кому-то неактуальным для среднестатистического гражданина. Возможно, что заболевание и редко. Но подобный сценарий жизненной развязки сожмет в своих объятиях и среднестатистического гражданина.

Один человек раскрылся как спортсмен в армии. Там он полюбил спорт и научился драться. За два года он развил свое тело настолько, что люди удивлялись, как вообще можно достичь таких успехов. Успехи вдохновили его, на то, чтобы выбросить из комнаты почти все вещи. Посередине комнаты была поставлены скамейка и стойка со штангой. Кроме гантелей и кровати в комнате почти ничего не было. «Для меня спорт стал смыслом жизни», – говорил герой истории, который по собственному выражению был «дерзок до-безобразия». Он первым не начинал драку, но если кто-то хотел испытать его на прочность, то спуску не давал.

Фотографии этого периода жизни запечатлели образ уверенного в себе крепыша, с которым у высохшего рассказчика было уже мало общего. Сохнуть он стал по причине заболевания щитовидной железы. Нет, дистрофического телосложения у него так и не развилось. Он стал обычным худеньким болезненным мужчиной. Как хорошо, что он успел обрести иной смысл жизни до своей болезни.

«Переключение» на спорт без внутреннего изменения

Однажды он рассказал об обратной метаморфозе. Речь шла о двух братьях, принимавших наркотики. Внешний вид их дал рассказчику поводу назвать их «чахликами невмирущими («Чахлик Невмирущий» по-украински означает «Кощей Бессмертный»). Их метаморфоза началась после того, как один из них увидел «наркоманский ад». После пережитого потрясения он решил изменить свою жизнь. Его примеру последовал и брат.

На деньги, которые ранее тратились на наркотики, они стали покупать спортивное питание. Посещение тренажерного зала сделало из них «двух реальных шкафов». На тренировках бывало и такое: один из них держал руки за головой, а второй своими «кулачищами» бил его по животу, ребрам и спине.

Конец истории печален. Один из братьев во время драки не рассчитал силу удара и кого-то убил. А со вторым тоже что-то произошло недоброе.

О том, почему случаются подобные финалы, объяснила Варвара – супруга бывшего наркозависимого Семена. Семен сотни раз обещал ей перестать употреблять наркотики и сотни раз срывался.

Надежда Варвары стала иссякать. Она любила Семена и не могла оставить его. Но, в то же время, уже не могла быть с ним. «Крайне редко бывает, чтобы в таких случаях семья сохранилась, – говорила Варвара. – Обычно люди разводятся. А если нет, то кодируются или переключаются на другие страсти. Допустим, человек перестает колоться и начинает усиленно заниматься спортом. Он ведет здоровый образ жизни, но проблема не уходит, а видоизменяется. Человек продолжает жить без Бога. И со временем может начать гулять, изменять жене, пить. Такие примеры есть в нашем окружении»[21].

Спорт и проблема гордости

К такому финалу некоторые приходят и без наличия наркоманского фундамента, заложенного в годы юности. Гордость и без наркомании приводит человека к жизненному краху.

А от гордости спорт не спасает. Лет до 20–25 человек может казаться «золотым». В годы юности он открыт для общения, и спорт приносит ему ощущение радости. Но со временем страсти человека крепнут, и его отношение к жизни меняется.

Гордость, столь явно присутствующая в большом спорте меняет человека. Желание быть первым накладывает печать на его поведение и отношения с другими людьми. Искажается неким образом вся жизнь.

Размышляя о процессе развития гордости, священник Александр Ельчининов писал, что уверенность в себе имеет свойство переходить в страсть командования. Не вынеся посяганий на свою волю, человек начинает посягать на чужую. Он «распоряжается чужим вниманием, временем, силами, становится нагл и нахален». Свое дело он считает важным, а чужое пустячным. «Он берется за все, во все вмешивается». И на этой стадии настроение гордого портится. Ведь его агрессивность встречает противодействие и отпор со стороны окружающих. А он «убежден, что его никто не понимает, даже его духовник». У него развиваются такие качества, как раздражительность, упрямство и сварливость. На обострившиеся столкновения с миром «гордец» отвечает выбором: ««Я» против людей, но еще не против Бога». Душа такого человека становится темной и холодной. «В ней поселяется надменность, презрение, злоба, ненависть. Помрачается ум, различение добра и зла делается спутанным, так как оно заменяется различением «моего» и «не моего»». Такой человек, гнущий свою линию, выходит из всякого повиновения. Он становится невыносимым во всяком обществе[22].

Тупик бессмысленности существования

Тому, кто предался гордости, сложно удержать семью от распада. Он становится конфликтен. Он опутывает себя множеством нитей, которые, в конечном итоге, могут стащить его к алкогольной, например, зависимости (см., например, работу архимандрита Иоанна (Крестьянкина) «О семи нечистых духах»). Если прибавитько всему проблему потери смысла жизни, то получается «полноценный» жизненный тупик.

Здесь положительный опыт Советского Союза в области спортивных достижений корректируется реальностью. Прекрасные работники, активисты и спортсмены со временем пополняли ряды зависимых людей. Кто-нибудь вообще, вел статистику, сколько бывших спортсменов спилось!?

И упомянутый легкоатлет, ездивший на стрельбища в ДОСААФ, войдя в полосу зрелости, начал пить. «Все, что находилось вокруг меня, не имело никакого смысла», – признавался он. Рассказывая об этом периоде жизни, он сравнивал свои мысли с облаками, которые не могли подняться выше тропопаузы.

Лишь грозовые облака могут прорваться через барьер тропопаузы. Остальные же, достигая ее границ, останавливаются. Так и мысли повзрослевшего юноши не могли вырваться из сферы земного и подняться вверх. Они не могли вырваться из ощущения бессмысленности всего окружающего, поэтому он начал пить.

По собственному его признанию, ощущение, преследовавшее его, описывается следующими словами преподобного Иустина Поповича. «А вселенная? – спрашивает он. Не есть ли это огромная, со всех сторон герметично закрытая гробница, в которой люди, как отчаявшиеся кроты, непрестанно копошатся и никак не выберутся из нее»[23].

Что спорт может противопоставить этому ощущению? А ведь оно, рано или поздно, возникает, – вот в чем заключается суровая правда жизни. И «любая наркомания, – как объясняет А.Г. Данилин, – есть попытка человека избавить свою душу от любого страдания, но в первую очередь от депрессии, вызванной чувством неполноты – неосмысленности собственного существования»[24].

Спорт без нравственности может обернуться насилием

Вопрос о смысле жизни – это камень, о который ломает зубы «здоровый образ жизни». Нет смысла жизни – нет смысла не быть жестоким. Здоровье в этом случае становится материальной базой для насилия.

«Родился с зубами – живи хищником», – такие слова говорит своему попутчику главным герой фильма Юрия Быкова «Жить» (2010). Бандит предлагает попутчику посмотреть на него, чтобы понять, что такие хищники как он, не могут работать на заводах. И на вопрос, не боится ли он Бога, «хищник» отвечает, что Бога придумали овцы, чтобы волков стыдить.

***

Таких «хищников» появилось много после крушения Советского Союза, во времена которого идею Бога пытались вытравливать из сознания людей. Ослабела сила государственного контроля, и инстинкты, не скрепленные нравственностью, стали рваться наружу. И печальный опыт 90-х годов показал, что спорт, оторванный от нравственности, не делает человека совершенным.

Кризис государственности различными путями привел к тому, что выпускники и учащиеся спортивных школ и секций хлынули на улицу. Спорт не уберег их от вхождения в криминал.

О том, что рэкетом в 90-ые годы начали заниматься спортсмены, рассказывал известный адвокат Валерий Карышев, курировавший дела, связанные с представителями криминального мира[25].

На одной ленте, сделанной в те годы, были запечатлены тренирующиеся ребята, которые прекратили тренировку после слов: К сожалению спорт на сегодня закончился. Закончив тренировку, они поехали на «боевой выезд». Кинохроника тех лет запечатлела также тренировку так называемых Курганских. Ребята, занимавшиеся в своем городе Кургане спортом, решили поехать покорять Москву. Так была основана одна из известных банд.

«От большого спорта до культа физической силы и насилия порой оказывается всего шаг»[26]. И трудно здесь не согласиться с врачом К.В. Зориным. Ведь бандитский беспредел 90-х годов у многих людей ассоциировался со спортивными штанами и бритыми затылками.

Из той эпохи до нас дошло свидетельство группы «Bad Balance». В альбом «Налетчики», выпущенный в 1994 году, была включена композиция «Дети сатаны». В ней есть такие слова:

«Я ненавижу быков, недостойных спортсменов, беспредельщиков,
Гадов и надменных мэнов
<…>
Скомканные взгляды, их спортивные штаны!
Все это не люди, а дети сатаны!»

***

Народная молва выражалась об этих индивидуумах, как об «отморозках» и о «биороботах». Сам факт их существования ставит под сомнение истинность выражения «в здоровом теле – здоровый дух». Чтобы усомниться в истинности этого изречения, достаточно было просто посмотреть на лица некоторых представителей криминалитета.

Приводит ли здоровое тело автоматически к здоровому духу?

Был ли их дух здоровым? А, вообще, при каких условиях дух человека может стать здоровым?

Очевидно, что тогда, когда человек следит за развитием своего духа. Жизнь такого человека являет собой правильную иерархию. Дух определяет задачи, ум составляет план их реализации, а тело послушно следует выработанному плану. А если задачи ставит тело, то откуда взяться здоровью у духа?

Выработка морально-волевых качеств, о которых говорит спорт, не обязательно ведет к оздоровлению духа. И упомянутый «хищник» из фильма «Жить» наверняка был волевым. И его позицию тоже можно назвать моралью. Ведь мораль, как писал отец Сергий Бельков, – это «система внешних установлений, которая на конкретном историческом этапе развития общества может совпадать или не совпадать с нравственными категориями». Категории же нравственности «неизменны, совершенны, даны навсегда нам от Бога в Священном Писании»[27]. Эти категории «хищником» не признавались. У него осталась лишь своеобразная мораль.

О том, как меняется мораль, не привязанная к нравственности, рассказывал один боксер, учившийся боксу во времена Советского Союза. Он рассказывал о высокой культуре бокса, которую ему прививал тренер. «Нас учили давать возможность побоксировать слабым, – делился воспоминаниями спортсмен. – Если доводилось во время тренировок выйти на ринг против более слабого противника, то ему давали возможность “поработать”». Поколение же постперестроечное, к которому принадлежал сын рассказчика, этой культуры не знало. «Работать» слабым не давали, их «сжирали». И в этом ведь тоже проявляется определенная мораль.

«У молодых вообще нет тормозов, – говорил герой истории. – Когда я присутствую на тренировках сына, я все мечусь вокруг ринга и кричу: «Жор, потише! Жор, потише!» Сын не смотрит на то, что перед ним находится более слабый боец, он не учитывает того, что идет тренировка. Он просто «затаптывает» противника.

Кстати, этот боксер не мог понять идею такого вида спорта, как бодибилдинг. Его рассказ о среднестатистическом бодибилдере был очень эмоционален. «Выходит он с тренировки – ест. Садится в машину – ест. Что это за спорт такой? – воскликнул в избытке чувств боксер. – Все время нужно “жрать”»!

***

Законен вопрос. Становится ли автоматически здоровым дух у человека, если он есть и «качается», «качается» и ест? Ответ очевиден.

Он читается в следующем изречении одного бывшего бандита. «В молодости я думал пахом», – говорил он. И был он очень сильным. Когда он, опираясь на шею, делал борцовский мостик, то мог прокачивать спину в то время, когда на нем стояло 4 человека. Подбрасывая кирпич, он разбивал его в воздухе.

Тело было здоровым. Но дух – не совсем. Дух тосковал о чем-то. И человек стал потихонечку покуривать гашиш. Курил и сидел в одиночестве, глядя на осыпанное звездами кавказское небо.

Если бы спорт спасал от наркотиков, то иначе сложилась бы его судьба. И другой человек по имени Виктор никогда бы не описал свою печальную историю.

Виктор был кандидатом в мастера спорта по дзюдо. Начав с анаши, он добрался и до героина. «Жизнь наркомана всегда связана с криминалом», – изрекает Виктор, побывавший в бандитской «бригаде». «Там было много бывших спортсменов, – рассказывает он, – и все они были наркоманами. Почти все из них умерли на моих глазах»[28].

Героиновые наркоманы 90-х годов, как пишет психиатр-нарколог Николай Каклюгин[29], «были физически развиты и имели ярко выраженные волевые качества. Кто тогда часто встречался среди них? Бандиты, рэкетиры, другие криминальные элементы. Было много бывших спортсменов, знающих не понаслышке что такое процесс преодоления и работа на пределе»[30].

Неустранимая спортом проблема сознания

Почему же спорт не помог им? Среди многих причин необходимо отметить одну очень важную. «Героин навсегда, простым клином засел в моей голове <…> и этого коварного кайфа я не смогу забыть никогда»[31], – такие слова написал один юноша перед тем, как намеренно ввел себе смертельную дозу героина.

Может ли спорт исцелить эту травму сознания?

Однажды один нарколог посоветовал своему наркозависимому пациенту заняться бегом на лыжах. Но совет не принес ожидаемого плода, и пациент, имевший большой стаж употребления, умер.

Что могут лыжи противопоставить тому чувству, которое главный герой фильма «На игле» не знал, с чем и сравнить? Это чувство возникло у Рентона во время периода абстиненции, когда он был отстранен от героина родителями, закрывшими его в комнате на замок. Это чувство, применительно, правда, к кокаину А.Г. Данилин описал в следующих страшных словах: «желание принять наркотик заполняет все сознание»[32].

О кокаине ли или о героине идет речь, или о другом каком наркотике, – это не столь важно. Важно то, что «ломка» проходит, но психологическая тяга остается. И в своих мыслях человек снова и снова возвращается к пережитому впечатлению. Внедрившись в сознание, впечатление заполняет его, подобно раковой опухоли, пускающей метастазы.

Наркотическое впечатление – это пиранья, запущенная в аквариум с золотыми рыбками. Оно умерщвляет, обесценивает и обесцвечивает все то, что было человеком воспринято и пережито. Оно выдавливает из сознания все то, что ранее было человеку дорого.

Наркотическое впечатление становится самой яркой эмоцией человека. На фоне ее меркнет все испытанное доселе. И, если человек не выходит в иную плоскость жизни, где возможна радость иного порядка, то он практически неминуемо погибает. Ведь он не может забыть самой яркой эмоциональной вспышки. И, что бы он делал, чем бы он ни занимался, при любом деле и занятии он будет стремиться оказаться на прежнем уровне эмоционального накала.

Достичь же этого уровня невозможно через погруженность в спорт. Радость, полученная от побед, удовольствия, испытываемые от осознания собственных успехов, – все это имеет свой уровень эмоционального накала. И этот уровень находится ниже уровня, к которому стремится человек. Спорт не помогает ему «реанимировать» наркотическое впечатление. И поэтому человек оставляет спорт.

К этой зависимости от самой яркой эмоции спорт некоторым образом готовит человека через усиленное внимание к собственной телесности. Тот, кто в своей жизни отдает приоритет телесности, рискует как бы слиться своим самосознанием с ней.

От этой катастрофы человека бережет правильная иерархия, которая заключается в том, что дух определяет работу сознания, а сознание определяет работу тела. При таком положении дел дух человека контролирует импульсы тела, оценивает их и не дает человеку увлечься ими, если он порочны. Захотелось, например, Ване съесть бутерброд, принадлежащий соседу. Но дух возвышает Ваню над этим пожеланием тела, и Ваня превозмогает силой духа свое желание. Следуя за призывом духа, Ваня начинает осознавать себя личностью, которая может подняться над своими пожеланиями. Ваня начинает воспринимать тело, как нечто внешнее по отношению к своей личности.

Если же человек не привык рассматривать жизненные коллизии с духовной точки зрения, то он рискует подчиниться желаниям тела. Такой человек может «влюбиться» в самого себя. Во время тренировки он «качается» перед зеркалом. Ему нравится смотреть, как бугрятся под футболкой мышцы. Он привыкает с нежностью наблюдать за своим телом. Его требования он воспринимает как импульсы собственного «Я». Слова «мне нравится» становятся главным критерием выбора. Такой человек со временем становится зависимым от вкусной еды. И, когда происходит первая инъекция, то с человеком случается страшная вещь. Он влюбляется в «наркотический приход».

Ведь он наполняет его тело энергией и мощью. Такие ощущения, по крайней мере, на первых порах испытывают потребители метамфетаминов[33]. Испытав прилив «сверхчеловеческих сил», человек начинает стремиться к этому ощущению, как главному, что есть в жизни. Наркотической тяге он уже не может отказать. Ведь желание «употребить» неким образом срослось с его собственной личностью. Личность слилась с телом, а тело устремилось за наркотиком.

На этот счет можно привести мысль святителя Феофана Затворника. Он писал о том, что страсти, если их удовлетворять, сродняются с душой человека до такой степени «что составляют, наконец, как бы ее природу»[34].

Природа призывает человека к тому, чтобы он ел, двигался и дышал. Сложно отказать телу в этих требованиях. Таких требований становится больше, если возлелеенная человеком любовь к телу становится как бы природным свойством. Когда тело устремляется за наркотиками, то удовлетворение наркотической тяге становится как бы жизненной необходимостью человека. И он обрушивается на удовлетворение своего желания всей мощью своего «накаченного» тела. И здесь воспитанные спортом морально-волевые качества играют с человеком злую шутку.

Человек, работая на спортивный результат, привыкает достигать поставленных целей механистически, через применение силы. У него формируется некоторый стереотип поведения с окружающим миром. Свое он привыкает брать напором. И это чревато последствиями. Ведь данный стереотип поведения может быть перенесен и на иную сферу деятельности.

В этом – трагедия спортсмена. Стремление к первенству воспитывает в нем неумение отказывать себе в своих желаниях. А человек, не привыкший отказывать себе в своих желаниях, не может оторваться и от наркотической тяги.

Идея спорта в антинаркотической кампании США 1999–2002 годов

На фоне сказанного рекламные ролики, противопоставляющие спорт наркотикам, кажутся несколько натянутыми и неубедительными. Такие ролики были частью колоссальной по масштабам антинаркотической кампании, проводимой в США в1999-2002 годах. «Общую стоимость кампании можно оценить в 2 миллиарда долларов»[35]. Оценки результатов этой кампании показали, что она «не оправдала тех ожиданий, которые на нее возлагались». Не смотря на то, что были потрачены гигантские средства, она «показала почти нулевую эффективность»[36].

В одном из роликов показывались спуски олимпийского чемпиона по горнолыжному спорту Чада Флейшера. Параллельно сам чемпион рассказывал о «своем здоровом образе жизни и о том, что он никогда не связался бы с наркотиками»[37].

Если честно, то многие наркозависимые говорили подобные вещи до своего вхождения в зависимость. Один спортсмен, любивший выпить, время от времени заявлял, что он лучше стакан водки выпьет, чем эту «гадость» колоть в себя будет. И чем все закончилось? Стал «колоть» в себя эту гадость, да так активно, что другим оставалось только удивляться.

Спорт не спас его от наркотиков. Как не спас он уже и не раз упоминавшегося Джима Кэррола, по дневникам которого был снят фильм «Дневник баскетболиста». Игра в баскетбол у Джима была на столь высоком уровне, что Джим, по мнению своего знакомого, мог бы играть в NBA. И, однако, Джим выбрал наркотики и наркоманский образ жизни. И здесь скорее можно говорить о наличии закономерности, чем о частных «несчастных» случаях. Так в руководстве «Наркология», вышедшего в США в 1996 году, среди последствий употребления конопли приводятся и такие: «Прекращение занятий спортом и другой социальной активности; Потеря других увлечений»[38] (о том, что употребление конопли не безвредно и приводит к спектру проблем, характерных для наркоманского образа жизни, рассказывается в цикле бесед «От малого к многому»).

Человек выбирает наркотики, если он ничего не может им противопоставить. Что мог противопоставить им спортсмен, любивший выпить? Наркотики стали в каком-то смысле естественным продолжением следующей цепочки: любование телом, влечение к вкусной еде, развитие эгоизма, стремление к получению ярких эмоций.

Когда он привел однажды своего друга в тренажерный зал, то поделился с ним одним секретом. Секрет состоял в том, чтобы «качаться» штангой до полного изнеможения. На вытянутые, дрожащие руки друга был положен гриф от штанги со словами «держи». Когда силы держать иссякли, гриф был снят. Те ощущения, которые возникли секундой спустя, трудно поддаются описанию. «Правда, круче, чем водка?», – спросил спортсмен. Неудивительно, что с таким отношением к жизни он пришел к героину. От героина пытался его спасти тот самый друг, который держал в дрожащих руках гриф от штанги. Но произошло то, что произошло. Друг тоже стал инъекционным наркоманом. Став наркоманом, он понял всю абсурдность аргументов, с помощью которых он призывал своего товарища к отказу от наркотиков. Став наркоманом, он понял, что для наркозависимого человека не имеют никакого смысла те аргументы, которые «здоровым» людям кажутся чрезвычайно убедительными.

Когда он это осознал, то ему стало смешно. О причине смеха он рассказал своему товарищу, с которым вместе совершал инъекцию на лестничной площадке. «Вспомнил, как тебя отговаривал, – сказал бывший пропагандист о себе. Такую ахинею нес». Друг засмеялся и закивал головой. «А что же ты мне не сказал об этом?» – спросил бывший поборник трезвости. «Да не хотел тебя обидеть», – был ответ. После этой фразы друзья пожали друг другу руки в знак единодушного понимания вопроса и засмеялись пуще прежнего. 

Подобно тому, как юноша своему товарищу пытался что-то объяснить, взрослые пытаются что-то объяснить наркозависимой молодежи. Но та не понимает взрослых. Тики Барбер – игрок Национальной Футбольной Лиги – пытался, например, объяснить в рекламном ролике, что наркотики мешают достигать целей. Футбол, по заявлению спортсмена, был его антинаркотиком.

Но Тики Барбер, как и создатели ролика, не совсем понимает того, что «сегодня, –по выражению А.Г. Данилина, – молодой человек живет в мире равнозначных и иллюзорных ценностей. Он не в состоянии ощутить иерархию идей и объектов этого мира». Пытаясь учить или лечить «виртуального» человека, взрослые совершают постоянную ошибку. Они исходят из того, что «главное – любовь к семье, совесть или хотя бы стремление сделать карьеру – у него есть. Но это не так. Он стремится только получать и потреблять»[39].

Да и сама постановка спорта на пьедестал «антинаркотика» проигрышна. Во-первых, как и было сказано, накал эмоций, получаемых от спорта несопоставим с накалом эмоций, получаемых от наркотика.

Спорт проигрывает наркотику еще и потому, что вокруг спорта человек не может сгруппировать всю свою жизнь и весь свой мыслительный процесс. Вокруг же наркотика – может.

Спорт не охватывает всех сфер жизнедеятельности человека. И утверждать обратное – явная натяжка. Она видна в ролике, в котором «олимпийская чемпионка по сноуборду Рози Флетчер рассказывает о том, как она тренируется, как ей приходится избегать вечеринок и наркотиков. Сноуборд – ее антинаркотик»[40].

Сноуборд не может стать антинаркотиком, потому что к нему человек не может тянуться «каждой клеточкой тела». А к наркотику может.

К наркотику «тянешься каждой клеточкой тела», – говорил один наркозависимый человек. И спорт, очевидно, не может быть противопоставлен такой тяге. Спорт не вовлекает в процесс каждую клеточку тела. Если и вовлекает, то лишь на время тренировок и соревнований. Если же остаются свободные, не вовлеченные в процесс клетки, то они продолжают стремиться к старым целям.

Спортом не закрыть духовные проблемы. Спорт и духовные проблемы – явления из разных плоскостей

Внешнее и внутреннее

Спорт и духовные проблемы – это явления, принадлежащие к разным плоскостям жизни. Спорт принадлежит более к плоскости телесного. Наркомания же, как писал отец Сергий Бельков, – «это проблема по преимуществу духовная» и «решаться она должна в первую очередь духовными средствами»[41].

Можно ли решить ее внешними средствами? Вспоминаются слова из проповеди отца Сергия Кошевникова. «Внешнее, – говорил он, – никогда не в состоянии удовлетворить внутреннее и внешнее не может заменить внутреннее собою». Эти слова отец Сергий предварил размышлением о том, что мир даст «разнообразные впечатления и кажущуюся множественность жизни, но при этом ни внутренняя тоска, ни внутренний голод никогда не могут быть удовлетворены»[42]

Поэтому и счастливые девушки, играющие в крикет, которых показывали в конце одного антинаркотического фильма, выглядели неестественно. Не спасет крикет человека, который утратил смысл жизни и у которого «героин навсегда, простым клином засел» в голове.

Понять образ «девушек, играющий в крикет» поможет рассказ одного некогда наркозависимого человека. Он любил приезжать на дачу. Но привлекал его к природе не свежий воздух, а обилие мака, который рос на садовых участках. К маку пристрастились многие из приезжей молодежи. Как употребляющая, так и не употребляющая наркотики молодежь по вечерам собиралась у костра. Потребители опия сидели отдельно и тихо подремывали. А трезвые ребята что-то оживленно рассказывали девушкам. Глядя на рассказчиков, один из них с ухмылкой думал про себя: «…им еще это интересно». 

Все сказанное на тему можно осмыслить через образ экзоскелета. Экзоскелет – это устройство, которое увеличивает силы человека за счет механического каркаса, внутри которого находится человек. Попав внутрь экзоскелета, главный герой фильма «Район № 9» (2009) Викус стал на некоторое время неуязвим. Он получил возможность противостоять вооруженному отряду профессиональных военных.

Экзоскелету можно уподобить тело человека. А герой фильма, находящийся внутри экзоскелета, напоминает нам о функции сознания. В каком состоянии находится сознание, так ведет себя и экзоскелет. Он бежит, если Викус хочет бежать. И он стоит, если стоять хочет Викус.

Спорт решает проблему эксзоскелета, но не Викуса. А философию жизни необходимо выстраивать, основываясь на целостном мировоззрении. И – исходя из целостного понимания человека человек как многоуровневой личности, а не как одноуровневой биомашины.

Целостное понимание человека

Когда мы говорим о личности, человеке, то имеем в виду не только мышцы, связки, кости. Но и – нравственность, этику, отношение человека к различным вопросам, совесть, способность к пониманию других и многое, многое другое.

Но из всего круга жизни человека спорт покрывает лишь маленький сектор. И горе тому, кто этого не поймет. Горе тому, кто попробует на спорте выстроить философию жизни. Такого человека ожидает крах. «В миру я был качок – мастер спорта, – писал один заключенный в своем письме. – Здесь [в заключении] понял, что не в то вложил свою жизнь»[43].

Понятый правильно спорт много может сделать, чтобы подготовить человека к жизни. Приятно видеть здорового парня, который и потрудиться может и девушку защитить. «Рациональные занятия физкультурой и спортом, – как писал врач К. В. Зорин, – воспитывают твердость, целеустремленность и мужество характера, умение владеть собой в экстремальных ситуациях и преодолевать неизбежные жизненные трудности, развивают силу, пластичность и выносливость»[44].

И бывает так, что забитые мальчики через несколько лет занятий рукопашным боем становились мужчинами. Один специалист по боевым искусствам был свидетелем того, как в секцию рукопашного боя пришел «забитый» юноша. В эту секцию ходили хорошие бойцы, и они помогли становлению «новичка». Оно проходило через его участие в жестких спаррингах. Прошло 4 года, и у юноши изменился взгляд, появилась осанка, плечи. «Посмотришь – орел! – делился своими впечатлениями специалист. – Парень стал заниматься своей жизнью. Кстати, в храм стал ходить».

Но такая метаморфоза не автоматически происходит от соприкосновения со спортом. Во многом она зависит от мотивационной установки человека. Чего он ищет в рукопашном бое? Умения побить любого человека или возможности преодолеть собственный страх? Многое зависит также и от тренера. Если он устремлен к нравственным идеалам, то свое благородство он передаст и воспитаннику. Если тренер учит лишь техничной агрессии, то ею он заразит и ученика.

Иными словами, метаморфоза юноши была обусловлена не только спортом. Явления духовно-нравственного порядка стали фундаментом для потенциального перерождения. Без этого фундамента преображение, основанное на «голом» спорте невозможно.

Спорт может стать хорошей подмогой для человека, идущего к своей цели, но он не сможет заменить ни этого пути, ни этой цели.

К тому же, понятый неправильно и ставший пристрастием, спорт, как пишет врач Зорин К.В., приносит свои поклонникам «искалеченные судьбы, различные недуги», раннюю старость[45]. Один спортсмен поделился с врачом таким вот наблюдением: «Полжизни вкалываешь, как вол, чтобы оставшиеся годы тратить на лекарства! Похвалы, награды, пьедесталы, гимн в твою честь, признание соперниками твоих заслуг – это приятно. Но если бы я знал, чем придется расплачиваться, то занимался бы не профессиональным спортом на износ, а любительским – для удовольствия и здоровья»[46]. Еще один спортсмен с распухшими коленными и локтевыми суставами сказал своему сыну: Теперь я понял, что спорт – калечит, а для здоровья – физкультура.

Не критика, а трезвый взгляд

Путь никто не подумает, что все вышесказанное является пропагандой отказа от спорта. Все сказанное является лишь констатацией факта, который заключается в том, что спортом не заткнуть ту дыру, которая образовалась в умах молодежи.

Спорт же не занимается воспитанием нравственности. Выбор целей и задач, процесс построения умозаключений, отношения с близкими людьми и государством – все эти сегменты жизнеустройства не охватываются спортом.

А наркотик охватывает, паразитирует на развалинах утраченных ценностей. Он хозяйничает там, где спорт не может его достать. А раз спорт не может его достать, то не может его и выдавить с занимаемых территорий.

Давайте смотреть на вещи реально. Спорт не учит нас любить окружающих людей. Он не учит нас тому, что другими людьми нельзя манипулировать, как вещами. Он не говорит нам о том, как воспитывать детей. Что спорт говорит о отношении к родителям? Врачует ли спорт душевный надлом, учит ли он людей общаться друг с другом?

И эти вопросы – тоже непраздны, как то показывает история Александра Терентьева, уже упомянутая в одном из предыдущих разделов. В Александре окружающие чувствовали какой-то душевный надлом. Одно время он увлекался чтением оккультных книг Блаватской. Ночью в 3 часа 33 минуты он начинал делать приседания. Его ежедневной нормой было 666 приседаний. Александр считал, «что главное – это физическое совершенство». Основная часть жизни этого человека была посвящена физической культуре. Причем, эти занятия носили «какой-то ритуальный мистический характер». «Временами его сильно скручивало, это было видно. Саша становился нервным, раздражительным, все вокруг ему не нравилось. В нем возникала какая-то лютая ненависть к людям. <…> Из этого состояния он уже не мог выйти и заглушал его водкой»[47].

История Александра показывает, что «здоровый образ жизни» сам по себе не может стать мировоззренческой точкой отсчета для человека. А мы ищем то нечто, вокруг чего человек мог выстроить весь круг своей деятельности, как физического, так и ментального характеров.

Если область физической жизни человека спорт еще как-то контролирует, то в области ментальной (связанной с деятельности ума) спорт не может быть регулятором. А именно там, в ментальной области, сосредоточены роковые для наркозависимого человек вопросы. И раздел о спорте и начат был с высказывания Жмурова насчет того, что «употребление опьяняющих субстанций может быть обусловлено тяжелыми, невосполнимыми потерями, утратой или дискредитацией важнейших ценностей»[48].

Восстанавливает ли спорт дискредитированные ценности и утраченный смысл жизни? А если нет, то может ли он вывести из наркотического пике человека, который вошел в пике в связи с потерей смысла жизни? Вопрос непразден. Ведьсогласно данным Виктора Франкла, у 90% больных алкоголизмом и 100% (!) пациентов наркозависимых выявляется потеря смысла существования[49]

Осмысленность жизни и способность противостоять наркотическому впечатлению не вырабатывается автоматически, если человек даже и занимается чем-то в физическом отношении. Красноречивым комментарием в этом отношении является история, рассказанная наркологом Сергеем Белогуровым. В его практике был пациент, которого семья отправила на Камчатку. Хотя пациент занимался не спортом, а ловлей крабов, историю можно в некоторых её оттенках применить к разбираемой теме.

Итак, в составе рыболовной флотилии, пациент «ловил крабов безвыездно четыре (!) года подряд». И все это время в его голове видела мысль о наркотиках. По окончании «ссылки» «он приехал в Петербург и сразу же начал колоться, да так, как раньше сам от себя не ожидал[50].

Эта история показывает, что деятельность физического порядка сама по себе не ограждает сознание человека от впечатления, полученного в результате употребления наркотиков. Что же может оградить человека от порабощения наркотическому впечатлению и от сползания в наркоманский образа жизни?

Лаконично на этот вопрос отвечает Виктор Букин, главный нарколог Новосибирской области. Он говорит, что процесс реабилитации не ограничивается полугодовым или годичным сроками: «что-то поделал и забыл о проблеме». Если мы хотим дать человеку надежду на нормальную жизнь, то мы в процессе реабилитации должны научить его «чего-то такому, что бы он мог с собою сделать <…> чтобы у него на всю оставшуюся жизнь осталась возможность прикрываться от этой зависимости. И вера здесь играет самую, пожалуй, надежную и важную роль»[51].

[1] Фильм «Правда о ядерных грибах» (Kinetic Lab Studio Production, 2005. URLhttp://www.kincheg.ru/12853).

[2] Доклад Н.В. Каклюгина «Наркотики – субкультуры – секты – экстремизм –терроризм… Кто готовит социальные потрясения для России?», часть 2 «Ученические коллективы и окружающий мир: риски личностного становления и способы их коррекции».

[3] См. «Интеллектуально-мнестические нарушения личности» из книги игумена Анатолия (Берестова) «Возвращение в жизнь. Духовные основы наркомании, наркомания и право».

[4] См. «О здоровом образе жизни» из книги протоиерея Андрея Ткачева «Бремя страстей. Тайная жизнь наших душ» (М.: Эксмо, 2016).

[5] См. «Служение пылинок» из книги протоиерея Андрея Ткачева «Бремя страстей. Тайная жизнь наших душ» (М.: Эксмо, 2016).

[6] Как вырастить счастливого ребенка. URLhttp://www.pravoslavie.ru/110991.html.

[7] Протоиерей Сергий Бельков. Духовная школа // Теория и практика противодействия наркомании и алкоголизму. Вып. 2. СПб.: Отдел по противодействию наркомании и алкоголизму Санкт- Петербургской епархии, 2005. С. 46.

[8] Там же. С. 64.

[9] Там же. С. 50.

[10] Там же. С. 46.

[11] Беседа с протоиереем Александром Новопашиным «Опасность сект и зависимостей в современном мире» (радио «Вера», 08.02.17).

[12] Зорин К.В. Встань и ходи: шаги к выздоровлению. изд. испр. и доп. М.: Русский Хронограф, 2012. С. 265-266.

[13] Достигнув дна, вернуться к свету. Надежда “Муравейника”. С. 21.

[14] Наталья Маркова – руководитель Центра коммуникативных исследований Института социально-экономических проблем народонаселения.

[15] Маркова Н. Наркомафия привлекает к работе очень талантливых писателей.

[16] Галиев В. Когда готовишься к бою – появляется смысл жизни.

[17] Достигнув дна, вернуться к свету. Надежда “Муравейника”. С. 29.

[18] Там же. С. 30.

[19] См. «Интеллектуально-мнестические нарушения личности» из книги игумена Анатолия (Берестова) «Возвращение в жизнь. Духовные основы наркомании, наркомания и право».

[20] Зорин К.В. Встань и ходи: шаги к выздоровлению. изд. испр. и доп. М.: Русский Хронограф, 2012. С. 284.

[21]С чистого листа. О тех, кто стоял у черты. Минск: Свято-Елисаветенский женский монастырь, 2013. С. 90.

[22] Священник Александр Ельчанинов. Демонская твердыня (о гордости) // Путь покаяния: Беседы перед исповедию. М.: Даниловский благовестник, 2005. С. 538.

[22] Там же. С. 536.

[23] Иустин (Попович), прп. Указ. соч. С. 35.

[24] См. «Психология и религия» в книге Данилина А.Г. «LSD. Галлюциногены, психоделия и феномен зависимости». М.: ЗАО Изд-во Центрполиграф, 2001.

[25] https://www.youtube.com/watch?v=8yoHWDDO1ic.

[26] Зорин К.В. Встань и ходи: шаги к выздоровлению. изд. испр. и доп. М.: Русский Хронограф, 2012. С. 284.

[27] Наркозависимость и опыт исцеления / С.Бельков, В.Вишнев. СПб.: Издательская группа «Питер-Медиа», 2011. С. 28.

[28] Достигнув дна, вернуться к свету. Надежда «Муравейника». С. 14.

[29] Николай Каклюгин — кандидат медицинских наук, психиатр-нарколог, руководитель общественной организации «Доброе сердце. Кубань».

[30] Наркомания – это, в первую очередь, страсть. URL:http://www.narkotiki.ru/5_46073.htm.

[31] Достигнув дна, вернуться к свету. Надежда “Муравейника”. М.: Издательство Душепопечительского Православного Центра св. прав. Иоанна Кронштадтского, 2007. С. 57.

[32] См. «Кокаиновая зависимость» из книги Данилина А.Г. «Кокаин. Первитин» (М., 2000).

[33] См. документальный фильм о метамфитамине «Самый опасный наркотик». National Geographic, 2006.

[34] Феофан Затворник, свт. Созерцание и размышление. С прил. Жития свт. Феофана и Службы ему. М.: Правило веры, 2000. С. 461.

[35] Скрытые искусители или снасти на потребителя (в плену информационных технологий). М.: Издательство Душепопечительского Православного Центра св. прав. Иоанна Кронштадтского, 2007. С. 310.

[36] Там же. С. 309.

[37] Там же. С. 311.

[38] См. «Долговременные эффекты и осложнения» из книги С.Б. Белогурова «О конопле для любознательных».

[39] См. «Одномерность в виртуальность»в книге Данилина А.Г. «LSD. Галлюциногены, психоделия и феномен зависимости». М.: ЗАО Изд-во Центрполиграф, 2001.

[40] Скрытые искусители или снасти на потребителя (в плену информационных технологий). М.: Издательство Душепопечительского Православного Центра св. прав. Иоанна Кронштадтского, 2007. С.312.

[41] Наркозависимость и опыт исцеления / С.Бельков, В.Вишнев. СПб.: Издательская группа «Питер-Медиа», 2011. С. 27.

[42] Выдержка из проповеди священника Сергия Кошевника, которую он произнес 25 мая 2008 года.

[43] Николаев В.Н. Из рода в род. Документальная повесть. Спасо-Преображенский Мгарский монастырь; Изд-во ЗАО «Тираж-51». С. 22.

[44] Зорин К.В. Встань и ходи: шаги к выздоровлению. изд. испр. и доп. М.: Русский Хронограф, 2012. С. 264–265.

[45] Там же. С. 267.

[46] Зорин К.В. Если силы на исходе. Война и мир с собой. М.: Русский Хронограф, 2014. С. 92–93.

[47] С чистого листа. О тех, кто стоял у черты. Минск: Свято-Елисаветенский женский монастырь, 2013. С. 109.

[48] См. «Интеллектуально-мнестические нарушения личности» из книги игумена Анатолия (Берестова) «Возвращение в жизнь. Духовные основы наркомании, наркомания и право».

[49] См. «Интеллектуально-мнестические нарушения личности» из книги игумена Анатолия (Берестова) «Возвращение в жизнь. Духовные основы наркомании, наркомания и право».

[50] См. главу 18 из книги С. Б. Белогурова.«Популярно о наркотиках и наркомании».

[51] Из фильма «Перелом». Freelance Group DV production & Makaroff production..

Тип: Соловецкий листок