Соловецкий листок

Иеромонах Соловецкого монастыря Преодолеть отчуждение. Часть 2

25 декабря 2018 г.

Данный материал является аннотацией к циклу лекций Преодолеть отчуждение. Часть 2, где развиваются некоторые темы, поднятые в цикле Преодолеть отчуждение. Часть 1. В частности, – развивается тема депрессии. Лекции начинаются с рассказа одного программиста о себе самом. Он рассказывал, что ему поставили несколько диагнозов: биполярное расстройство, синдром дефицита внимания, депрессия. Три проблемы, означенные в качестве диагнозов, начинают разбираться с привлечением историй других людей, а также – комментариев как светских, так и духовных авторов. Феномены, вошедшие в жизнь программиста, разбираются в лекциях с 1-ой по 5-ую. С 4f начинается разбор некоторых проблем, встречающихся (не всегда и не у всех обязательно) в среде программистов, а также людей, имеющих дело с точными науками и информационными технологиями (к последней категории относятся многие активные пользователи компьютеров и гаджетов).

Биполярное расстройство некогда называлось маниакально-депрессивным психозом. Возможно, вследствие того, что прежнее название звучало пугающе-угрожающе, оно было заменено на более нейтрально-звучащее. Стоящий за указанными названиями феномен присутствует, возможно, и не в очень ярком своем выражении, но в жизни многих людей. Жизнь человека, в которой данный феномен присутствует, характеризуется скольжением между двумя фазами: возбуждения и депрессии с прочным застреванием в них (словно автомобилист, пытаясь выровнять идущую юзом машину, крутит руль вправо и въезжает в сугроб; выворачивает руль влево – и уходит в кювет).

В фазе возбуждения он сталкивается с тысячью мыслей, призывающих его к деятельности (нередко, – хаотичной и бестолковой). В фазе депрессии он сталкивается с тысячью мыслей, убеждающих его, что всё плохо, что дальше будет только хуже. Если в годы юности фаза возбуждения могла ассоциироваться с творчеством, а фаза депрессии – с раздумием, то с годами все более и более проявляются мучительные аспекты обоих фаз. Состояния меняются по принципу – «из огня в холод и обратно».

Чтобы как-то затормозить маятник, увеличивающий с годами амплитуду движений, кто-то начинает пить и употреблять психоактивные вещества. При применении данной стратегии, на первых этапах человеку кажется, что ему немного удается затормозить раскачивание маятника. Но со временем становится понятно, что разбалансировка внутренних механизмов вследствие употребления алкоголя и психоактивных веществ только усиливается, а, значит, усиливается и амплитуда маятника.

Впрочем, образ маятника лишь частично отображает идею внутренней разбалансировки. Движения вправо-влево маятник совершает симметрично оси, вследствие чего путь, проделанный право, практически ровняется пути, проделанному влево. В случае же разбираемой внутренней проблемы речь идет о том, что начинает деформироваться сама ось, и маятник начинает как бы «заваливаться» в одну сторону.

Можно представить две фазы в виде кривой на графике, где вертикальная ось X – эмоциональный накал, а ось Y – время. Первые годы фаза возбуждения отображается в виде холмика над осью Y, а фаза депрессии – в виде впадины под той же осью. Со временем фаза возбуждения становится все короче и короче, а фаза депрессии – все длиннее и длиннее. Дело идет к тому, что «холмики» возбуждения стремятся скрыться на графике почти что сплошной депрессии. Процесс, который раньше имел амплитуду и отображался в виде волнистой линии, теперь стремится к тому, чтобы начать отображаться в виде прямой линии, неуклонно стремящейся вниз.

 

Депрессия начинает тогда, когда деятельность человека и его жизнь в целом начинают отчуждаться от глубинных основ его личности (отсюда – название лекционных циклов – «Преодолеть отчуждение»). У каждого из нас есть некое ядро личности, и оно призывает нас к определенным поступкам и определенному образу жизни. Но бывает так, что, увлекаясь страстями или заманчивыми предложениями, кто-то решается жить вопреки этому призыву. Медийное пространство насыщено призывами иного рода (призывами, например, «рвать цветы жизни»), и уходя во след их, люди разрывают связь с глубинными основами своей личности.

Этот разрыв выражается, помимо прочего, и в том, что человека охватывает чувство глубокого внутреннего неблагополучия, несмотря на, казалось бы, полный материальный достаток. Дом – полная чаша, но жизнь не мила. Более того, – жить становится просто тошно.

Процесс вхождения в депрессию можно проиллюстрировать с помощью описания детской игры «горячо / холодно». Когда дети играют в эту игру, они что-то прячут в комнате, и один их них должен этот предмет, например, – мишку найти. Если ребенок подходит ближе к мишке, ему говорят: «теплее», если он удаляется от мишки, ему говорят «холодно». Если ребенок выходит из комнаты, в котором спрятан мишка, ребенку говорят: «совсем – ледышка».

«Совсем ледышка» – это и есть депрессия. Человек по жизни идет не туда, и вся его психофизическая организация всеми доступными средствами начинает ему сигнализировать, что он идет не туда.

Иногда развитие депрессии связывают с нехваткой таких веществ (нейромедиаторов) как серотонин и дофамин. Присутствие этих веществ в организме сопровождается ощущениями взбадривания и подъема. Если у кого-то данных веществ не хватает, то, он, по мысли некоторых авторов, начинает страдать депрессией и искать искусственных средств поднять свой «психоэмоциональный статус». Справедлива ли эта гипотеза?

Человеческий организм в трудах многих физиологов и ученых рассматривается как развивающаяся система, в которой все устроено мудро. Почему же в данном случае вопрос рассматривается так, словно в процессах, протекающих в организме, нет ни цели ни смысла? По каким поводам выделяются серотонин и дофамин? Серотонин выделяется в ответ на попадание в непредвиденную ситуацию. Например, человеку нужно сдавать экзамен, и он боится. Чтобы его «взбодрить» организм выделяет порцию серотонина. Дофамин же выделяется тогда, когда организму нужно закрепить полезный навык. Например, ребенок подготовился к уроку, и организм, стремясь закрепить такой вдумчивый подход к процессу обучения, выделяет порцию дофамина.

Если же человек ежедневно пытается «взбодрить» себя фильмами ужасов, психоактивными веществами, участием в скандалах, изменами и прочим и прочим, то настройки, обеспечивающие гармоничное циркулирование серотонина в организме как бы блокируются. Если человек живет таким образом, то что в таком поведении организму закреплять в качестве полезного навыка? Организм не хочет закреплять поведение девушки, которая курит, кутит и встречается в хаотизированном варианте со многими молодыми людьми. Организм предполагает, что девушка станет когда-нибудь заботливой мамой (чтобы быть способной родить здорового ребенка, ей нужно сохранить здоровье, не растратив его на мероприятия аддиктивного характера). И потому, если девушка ведет хаотизированный образ жизни, организм всеми доступными средствами начинает буквально заваливать её сознание сообщениями типа: «Родная, ты по жизни идешь совсем не туда». Но «родная» не всегда хочет эти сообщения понять. Иная девушка начинает принимать антидепрессанты, взбадривать себя еще большей порцией алкоголя или экстрима, стремясь к тому же образу жизни, к которому и стремилась ранее.

Есть и другие аспекты депрессии. Депрессия, как говорил один духовник, является свидетельством, что жизнь человека оскудела благодатью Святого Духа. В данном случае депрессию можно уподобить датчику расхода топлива. Когда топлива уже почти не осталось, датчик начинает мигать красным светом, сигнализируя водителю: «Осторожно! Топлива уже почти не осталось!» Так и депрессия свидетельствует человеку: «Осторожно! Вследствие твоего образа жизни очень мало осталось у тебя благодати!»

Депрессия нередко сопровождает переживанием боли в верхней части груди – словно топор воткнули. Тревожная депрессия, – это когда, по выражению одной девушки, топор начинают раскачивать.

Если бы люди были чутки к своей совести, то они заметили бы, что первый шаг против совести тут же сопровождается появлением дискомфортного ощущением в верхней части груди, – словно прищепку пристегнули. Но некогда современному человеку быть чутким, некогда ему слушать себя. Стакан виски или водки – чтобы не думать; если он сегодня за рулем, то – папиросу марихуаны; педаль акселератора в пол, – и «помчали дальше». И когда человек въедет в сугроб или кювет, то поневоле ему придется остановится. Остановившись, он поневоле заметит, что за время мчания по трассе жизни «прищепка» набрала массу и стала массивным топором.

У депрессии множество причин и множество обличий. Но несмотря на множество причин и обличий вопрос, возникающий в контексте разговоров о депрессии, как правило, один: «И что же делать?» О том и говорится в циклах «Преодолеть отчуждение. Часть 1» (см. хотя бы пункт 75) и «Преодолеть отчуждение. Часть 2».

Тип: Соловецкий листок