Соловецкий листок

Иеромонах Соловецкого монастыря Остаться человеком (жизнь сердца): Офисы, мегаполисы, концлагеря. Часть 2

6 января 2019 г.

Данная статья представляется собой некий комментарий к лекциям цикла «Остаться человеком: Офисы, мегаполисы, концлагеря». В этих лекциях проводились параллели между узником концлагеря и офисным служащим, между узником концлагеря и жителем мегаполиса. Во второй части лекций был сделан акцент на проблемах офисного работника. Была предпринята рассмотреть эти проблемы в русле христианского мировоззрения на основе опыта людей, прошедших через экстремальные обстоятельства (гонения, концлагеря) и выживших не только в качестве биологических объектов, но и качестве личностей, имеющий веру, идеалы и свой путь в истории. В данной статье приводится лишь некоторые мысли, изложенные в лекциях.

1.1 Ежедневная работа над собой и способность вчувствоваться в социальную ситуацию

Кто-то скажет, что у него нет возможности по возвращении домой с работы ни читать, ни молиться, ни испытывать свою совесть, вспоминая прошедший день. Бывает, что человек к вечеру полностью «разобран» дневной суетой. Чтобы возвращаться домой в уравновешенном, вменяемом состоянии, нужно помнить, что и мысли, и слова, и поступки неизбежно оставляют в нас определенный след.

Привычка суетиться, необдуманно говорить, действовать, подчиняясь спонтанно возникающим страстям и желаниям, формирует определённый тип реакции на происходящее – как бы «дремлющее» состояние, при котором человек теряет способность трезво оценить происходящее. Необходимость срочного решения внезапно возникшей сложной жизненной ситуации лишает его покоя, вызывает волну негодования и возмущения. Можно ожидать, что, когда этот человек будет стоять перед выбором, от которого будет зависеть его дальнейшая жизнь, он не сможет принять верное решение.

Нужно помнить, что в экстремальных ситуациях просыпается то, что по крупицам собирается внутри человека. Чтобы не стать самому себе предателем, нужно разбирать происходящее по совести, тормозить себя при желании с шага перейти на бег, не отвечать злом на зло. Если навык по-христиански реагировать укрепится, то человек и в критической ситуации с Божией помощью не потеряет голову.

Через воспитание навыка решаются и такие вопросы: «Когда я встречаюсь с людьми невежественными, некультурными, они ругаются, и я теряю мир, что делать?». Какое-то время нужно потрудиться, чтобы воспитать в себе навык по-христиански реагировать на ситуацию.

Если боксер пропускает удары, ему нужно выработать систему реакций, которые помогут уходить от нападения. Внимание и наблюдательность, способность быстро двигаться, развитое чувство дистанции – все направлено на то, чтобы сориентироваться и исключить возможность пропустить маневр противника. Также и «натренированный» христианин в конфликте вместо гневных слов скажет умиротворяющие.

Например, в одном доме поселились два человека. Один был очень сильно обижен на другого, который пришел к первому что-то попросить. Зная, что обидчик обратится с просьбой, тот приготовился в ответ воскликнуть: «Вот ты сейчас ко мне пришел, а помнишь, как ты меня обижал?» Но, так как он уже стремился в себе воспитывать христианские навыки, то вместо этого сказал: «А ты, может, чаю хочешь?» Они попили чаю, очень хорошо поговорили и расстались мирно. В критический момент сработало то благо, что человек прежде вкладывал в себя мало-помалу.

 

Если человек каждую ситуацию старается разбирать по совести и не позволяет себе увлекаться грехом даже в мелочах, то с годами у него формируется способность определять примесь греха в самом запутанном деле. Например, в постный день он не скажет себе: «Что за важность, если съем этот пирожок с яйцом».

Если попускать такие «мелочи», то «внутренний прицел» будет постоянно сбиваться, и наоборот, без поблажек он будет становиться все более точным. Со временем человек, может быть, с Божией помощью приблизится к тому, что описал апостол Павел, говоря о чувствах, приученных к различению добра и зла… (Евр 5. 13–14). Внутренним натренированным чутьем человек почувствует примесь греха в запутанном деле, даже когда его рассудок еще не успел проанализировать ситуацию и определить, что не так. “Загорелась красная лампочка”, поэтому он возьмет паузу на обдумывание и поймет, что же вызвало у него смущение и тревогу.

 

Точно так же, стараясь с любовью относиться к ближним, мы формируем навык чувствовать социальную ситуацию. Это качество важно для руководителей, и ему пытаются сейчас научить на бизнес-тренингах. Оно развивается само по себе у тех, кто любит людей. В общении это проявляется вниманием и заботой о чувствах собеседника. Чуткое отношение к ближнему постепенно распространяется на взаимодействие с окружающими вообще.

Неуловимые изменения текущей обстановки могут быть незаметны для всех, кроме любящего, который способен отреагировать на них. Эта способность сродни художественному дару увидеть в заготовке будущее произведение искусства: только художник угадает в веточке образ льва, который можно создать, обработав ее. Когда человек, наделенный такими способностями, станет разворачивать план местности, то ему будет ясно, где должна в перспективе проходить магистраль между государствами, даже если ни для кого другого на данном этапе это не очевидно.

Примечательно, что к этому приходят люди, не связанные с христианством. Дело в том, что евангельские заповеди содержат фундаментальные законы мироздания. Если человек следует этим законам, то он гармонично развивается, становится счастливым. Отступая от этих законов, он сталкивается со страданием.

1.2. Опыт узников концлагерей в преодолении воздействия, направленного на разрушение личности

Основной закон, на который необходимо ориентироваться, – любовь. Важность этого духовного закона на собственном жизненном опыте познали узники концлагерей, прошедшие через невероятные страдания.

Вот история советского разведчика Дмитрия Александровича Быстролетова, репрессированного в 1937-м году. Опытный разведчик, попав в концлагерь, понял: чтобы выжить здесь, нужны отнюдь не профессиональные качества в духе Макиавелли – умение интриговать, льстить, подличать, подставлять другого. Напротив, чтобы выжить в этих нечеловеческих условиях, необходимо самому оставаться человеком. Такой совет дал ему человек, далекий от христианства, но пришедший к идеям христианства через жизненный опыт: «Потеряешь в себе человеческое – выйдешь мертвецом!» В дальнейшем Быстролетов убедился в справедливости этих слов. «Победит на нашей земле только человечность!…», - пишет он. «Вместе с любовью и надеждой вера – великая сила» («Пир бессмертных. Книги о жестоком, трудном и великолепном времени. Возмездие». Том 3, гл. 18). Открытый им путь выживания личности разведчик передал одной узнице. Покидая лагерь, она благодарила его за то, что он протянул ей руку помощи и открыл тайну любви. Парадоксально, но факт: находясь в концлагере, в самом эпицентре страдания, эта женщина научилась любить людей. «Чем крепче я всех их люблю, тем больше они меня любят! Просто удивительное дело – получилась любовь за любовь! Во как! Жить мне стало с того легче, я теперь сильная: не боюсь жизни никак!» – говорила она. Эта женщина свидетельствовала, что в лагере она «прожила самый главный в жизни период – стала человеком».

 

К подобным убеждениям пришел и автор знаменитого автобиографического романа «Шантарам» – Робертс Грегори Дэвид. Из этой книги возьмем данные более автобиографическиого характера. Философские же размышления автора насчет сравнительно богословия оставляем в стороне. Автор сам признавался, что за его плечами был многолетний наркотическо-преступный опыт, и этот опыт не был до конца им изжит, что можно понять из самого романа, в котором автор, помимо прочего, писал, как работал на мафию и принимал наркотики. Понятно, что человек, не изживший из своей жизни опыт такого плана, вряд ли может считаться экспертом в области религиозных вопросов.

На протяжении романа он через многие муки и боль приходит к некоторым основным идеям, которые получает православный христианин в начале воцерковления. Автор романа свидетельствует, что ему потребовалось много лет страдания и странствий по миру, чтобы узнать то, что он знает о любви. Несмотря на то, что он встречал людей и богатых, и именитых, обладающих реальной властью, он понял, что лишь царство души человека делает его подлинно величественным и свободным. Он понял, что только люди, которые отдают себя ближним и стараются улучшить мир через добрые дела, являются истинными королями, «обладают подлинной силой». Когда его избивали, его разум кричал, но он осознал, что даже в этом беспомощном состоянии он был свободен: он мог возненавидеть своих мучителей, а мог их простить.

Казалось бы, такая свобода весьма относительна, но она открывала перед ним целую вселенную возможностей. «Сделанный тобою выбор между ненавистью и прощением может стать историей твоей жизни». Роберт, так звали героя этого произведения, прошел через очень серьезные испытания: его предали близкие - человек, которого он считал своим отцом, женщина, которую он любил. По чьему-то доносу он попал в тюрьму, где едва не погиб. Но, придя к идее прощения, он успокоился. Когда он решил простить и не убивать женщину, из-за доноса которой был арестован, его рука, «собравшись бросить камень отмщения, выпустила его». Ему показалось, что его наполняет и поднимает свет. И он почувствовал себя свободным, достаточно свободным, чтобы пожалеть и даже простить человека, которого хотел убить.

Вторая мысль, к которой, после невероятных страданий, он приходит в конце романа, состоит в том, что он признал себя виноватым в случившемся. Он признал свою вину и почувствовал, как его сердце раскрывается навстречу миру, «освобожденное от груза страха, обиды». Главный герой прошел через тяжелейшие потрясения, какое-то время он считал судьбу чем-то неизменным, данным человеку с рождения раз и навсегда, чем-то столь же неизменным, как небесный круговорот, но на определенном этапе жизни он понял, что истина состоит в том, что «в каких бы обстоятельствах жизни ты ни оказался, каким бы счастливым или несчастным ты ни был, ты можешь полностью изменить свою жизнь одной мыслью или одним поступком, если они исполнены любви».

1.3. Свобода выйти за границы предпосылок и противостоять даже самым тяжелым и страшным обстоятельствам

Любовь дает человеку силу духа, рождает великодушие. А они помогают выстоять даже в самых тяжелых и страшных обстоятельствах. Это подтверждено опытом людей, прошедших концлагеря, тюрьмы, перенесших страдания и выживших в экстремальных обстоятельствах. Опыт, вынесенный ими из мест заключения, актуален и для тех, кто не находится в тюрьме и в экстремальной ситуации. К подобным мыслям пришел и известнейший психиатр Виктор Франкл. Как невролог и психиатр, он хорошо разбирался в биопсихологическом устройстве человека, но еще он прошел через четыре концлагеря и знал, что человек “обладает свободой выйти за границы всех предпосылок”[1].

Травматический опыт стремится сломать человека, сделать его поведение обусловленным определенными предпосылками. Психологическое состояние, к которому приходили узники концлагерей вследствие переживания травматического опыта, может быть актуализирования и вне заключения. Главное, чтобы человек не утратил разумную деятельность, любовь и способность прощать. Чтобы оправдывал не только себя, не переставал молиться и не потерял источник внутреннего движения. Если человеку не удается сохранить эти ценности, то внешняя среда разламывает его. И тут уже не так важно, что это конкретно: концлагерь, офис, компания или секта.

2.1. Чтение Священного Писания, творений святых отцов и проверенных писателей желательно включать в распорядок дня

Если человек утром что-то почитал из Псалтири и Евангелия, то благодать невидимым образом присутствует с ним, происходящие события воспринимаются им с благодушием. Такого человека можно уподобить водителю автомобиля, оснащенного подушками безопасности. При аварии он почувствует удар, но не погибнет. Ежедневные скорби воспринимаются им как пули, летящие в бронежилет: бьет сильно, но не пробивает насквозь, не ранит. Если же человек ничего не читает, а утром, вскочив с кровати, мчится на кухню завтракать, потом спешит на работу, тогда все находящее бьет его словно по оголенным нервам. Все выводит его из себя, есть даже такое слово – «бесит».

Чтение Священного Писания, святоотеческого наследия и проверенных писателей желательно включать в режим. Если читать только в свободное время, может оказаться, что его не найдется никогда. Поэтому, если наступило время, отведенное для чтения, и в дверь никто не барабанит, не случилось ничего экстренного, то нужно начать свое правило. Конечно, не все дни похожи друг на друга и не для каждого из них будет один и тот же режим. Бывает, что рабочие смены подвижны, и трудиться приходится то утром, то вечером, то ночью, и только потом отдыхать. Лучше продумать свой подходящий распорядок на каждый из этих случаев. Безусловно, не все удастся упорядочить, но что-то все же получится. Если же хоть немного удастся следовать этому режиму, то сформируется устойчивый навык, который поможет даже в череде непредсказуемых, быстро меняющихся условий, сохранить некую упорядоченность. Когда к этому навыку добавится более – менее успешная борьба с раздражительностью и хоть малое преуспеяние в добродетели любви, то можно сказать, что у человека появляются реальные шансы оставаться спокойным при любых обстоятельствах.

2.2. Логос. Утрата духовных первооснов. Точка зрения святых отцов на проблему утраты мира

Ум человека, победившего раздражительность, способен созерцать духовные основы, на которых существует мироздание. Святые отцы назвали эти духовные первоосновы Логосом.

С их точки зрения, кротость – врата богословия. Если ум человека не колеблется раздражительностью и унынием (а уныние – следствие гнева, который рождается из-за неуспеха в сильном стремлении чего-то достичь), то такой ум можно уподобить чистой воде, которая отражает лицо смотрящего. Святые, наставники монашества, аскеты, очистив свой ум, созерцали в меру чистоты сердца.

Конечно, люди, живущие в суете городов, вряд ли могут стяжать чистоту сердца и бесстрастие в полноте, обретенной христианскими подвижниками, однако своя мера этого может быть достигнута и современным человеком, вне зависимости от обстоятельств. Это будет выражаться в том, что он хотя бы обретет способность находить выход из затруднительных обстоятельств. Когда ум подвержен страстям, человек паникует оттого, что не видит выхода. Когда ум успокаивается, то справляется даже с ситуацией, которая ранее казалась неразрешимой. Чтобы прийти в подобное состояние, некоторые люди приезжают хотя бы ненадолго в какую-нибудь монашескую обитель. Ведь, работая целый год, они постепенно попадают в некий замкнутый круг экономических понятий и утрачивают представление о возможности выхода из него. Это вызывает панику, метания, потому что взгляд на жизнь становится однобоким, без способности к самоанализу из-за погруженности в поток суеты, постоянный стресс.

2.3. Мнение светских авторов на проблему утраты духовных представлений. Способность генерировать идеи тесно связана с жизнью по совести

Даже светские авторы считают, что постоянная погруженность человека в рабочий процесс делает его похожим на робота. Утрачивая духовные представления, он теряет способность производить идеи, а в сегодняшней жизни на них спрос велик. Есть материальные возможности – чрезвычайно нужны именно оригинальные мысли, творчески подходящие к задаче люди, способные увидеть нешаблонное решение, нетривиальный выход из сложной ситуации. Способность генерировать свежие идеи тесно связана с жизнью по совести. Поступки, совершаемые вопреки своей совести, порождают внутренний конфликт. Православное представление о совести можно в некоторых случаях с определенной долей осторожности сопоставить с современным понятием «селф» (пер. на англ. – «self»).

Многие авторы используют этот термин с различными смысловыми акцентами (например, У. Джеймс, А. Адлер, К. Г. Юнг, К. Роджерс, А. Н. Леонтьев, Б. С. Братусь и другие). В данной статье мы не будем анализировать акценты, сделанные различными авторами. Этот термин рассмотрим с точки зрения христианского представления о совести. Можно (очень осторожно) провести некую параллель между понятием совести и тем смыслом, который вкладывают в понятие «self» Ц. П. Короленко и Н. В. Дмитриева в своей книге «Психосоциальная аддиктология». Они пишут: «Теряя связь со своим “селфом”, человек не имеет возможности устанавливать необходимые для него, экзистенциально важные контакты с “селфом” других, значимых для него, близких людей. Это приводит к формализации отношений, к потере их эмоциональной значимости, поверхностности и стереотипности. Человек превращается в механического робота, выполняющего определённую программу». (См. главу «Спиритуальная сфера»). Эти же авторы говорят о том, что при суете, патологической занятости работой у человека возникает спектр проблем, которые, среди прочего, выражаются «в ослаблении творческих реализаций, в потере спиритуальных целей». (См. главу «Ургентная аддикция»).

2.4. Спиритуальные (духовные) цели – это способность видеть неординарный выход из какой-либо ситуации

Понятно, что спиритуальные (духовные) цели – это то, о чем мы говорили раньше: например, способность увидеть неординарный выход из какой-либо ситуации. Человек, становясь роботом, теряет способность откликаться всем своим существом на возникающую ситуацию. Допустима аналогия с барабаном: когда он в хорошем состоянии, то даже от легкого прикосновения издает бархатный звук. Если же инструмент не берегут, – кожа теряет упругость, эластичность, дерево разбухает – инструмент уже не будет с прежней чуткостью отзываться на прикосновение.

Так и человек, живущий автоматически, не способен воспринять во всем объеме и полноте возникшую жизненную проблему или задачу и творчески откликнуться на нее, осмыслить, решить. У него также пропадает способность хорошо общаться с людьми, чувствовать их, договариваться, эмоционально реагировать. Сердце в груди – бесчувственный механический насос без эмоционального отклика, который и может рождать какие-то идеи, в том числе способные объединить людей, помочь в преодолении конфликта и т.п..

3.1. О самообладании. Трезвомыслие при стремительно меняющихся ситуациях. Путь преодоления страстей

Если человек встает на путь преодоления страстей, то он приобретает способность сохранять трезвомыслие при стремительно меняющихся обстоятельствах. Это качество очень востребовано в современной бизнес-среде. Интересно, что труд над собой приносит самообладание исподволь, как бонус, – самоцелью оно не является.

Обладатель этой способности не паникует при любых внезапных и резких изменениях обстоятельств. Современные экономические условия нестабильны, ситуация может меняться стремительно. Это требует от руководителя адекватной реакции. Начни он паниковать - это вызовет тревогу всего коллектива, что не будет способствовать решению возникающих проблем.

3.2. Что нужно делать, чтобы появилось качество самообладания?

Чтобы воспитать самообладание, нужно начинать с малого – с борьбы с простым пристрастием, – например, к жареной картошке. Если, зайдя в какое-то заведение общепита и чувствуя запах жареной картошки, человек испытывает непреодолимое желание ее заказать, лучше от этого воздержаться, чтобы не стать рабом и заложником своих желаний. Важно научиться есть беспристрастно преодолеть в себе обожание каких-либо блюд и кушаний (то есть человек одинаково себя чувствует, есть у него или нет у него, то что он хочет скушать; у него не трясутся руки при мысли о блюде, он не ругается с другими людьми, предлагающими заказать нечто другое). Если удастся преодолеть свое влечение, страстный отклик, порожденный неверным отношением к еде, то этот навык можно распространить и на другие аспекты взаимодействия с действительностью. А бывает, что человек, «заказав картошку», говорит: «Что поделать, я таков, и меня уже не исправить…».

Он же приходит в офис и общается с коллективом. Все люди разные, одни быстрые, другие медленные, кто-то может конфликтовать между собой, что-то в работе коллектива ему может не нравиться, он может болезненно воспринимать доходящие до него отдельные разговоры. Человек раздражается, а свое раздражение объясняет так: «Я такой, меня уже не исправишь». Выходит из офиса в полном внутреннем «раздрае», приходит домой и слышит через стену, как ругаются соседи. И каждый день ситуация повторяется вновь и вновь. Он осуждает соседей, жалеет себя. Здесь проявляется психология жертвы, когда человек не видит выхода из создавшегося положения.

 

Чтобы найти выход, нужно научиться преодолевать, подавлять в себе страстные отклики на различные явления. И начать хотя бы с победы над пристрастиями к тем или иным блюдам, которые особенно нравятся. Речь идёт именно о преодолении привычек чревоугодия, а не о полном отвержении потребностей организма. Совесть и опыт должны подсказать, где начинается зависимость от кофе, шоколада, сдобы и прочего.

Человек, у которого сформировались страстные отклики на что-либо, напоминает собаку Павлова. При виде загоревшейся красной лампочки у нее начинает течь слюна. Так и человек, который слышит соседскую ссору, немедленно теряет внутренний мир. Академик Павлов считал, что разумная деятельность человека способна изменить течение, ход естественных реакций. Применительно к практической жизни христианина эту мысль можно сопоставить с опытом известного афонского старца Иерофея Дидаскала. Как рассказывается в его жизнеописании, своим ученикам он помогал преодолеть страстные отклики и воспитать христианские.

О чем идет речь? Страстное восприятие при виде человека, который ругается, ведет себя агрессивно, рождает ответную агрессию, а христианское – побуждает к молитве. И происходит следующее: если гневающийся не видит в глазах смотрящего зеркальной реакции, он смягчается. Наше внутреннее состояние каким-то непостижимым образом передается и ему. Из врага он может стать нашим союзником – ситуацию можно изменить. Можно начать «тормозить» себя, каяться в злых мыслях, которые возникают. Читая духовых авторов, пишущих о прощении и неосуждении, относить их слова к себе, таким образом накапливая мало-помалу то воздействие, которое меняет состояние нервной системы.

Следуя терминологии академика Ухтомского, можно сказать, что у людей в этом случае меняется доминанта. Ученый считал, что наша природа возделываема, и это утверждение академика соотносится с учением святых отцов. Изменение в нервной системе ведет к появлению нового очага в коре головного мозга. Очаг раздражительности начнет угасать вследствие развития иной доминанты, основанной на любви. На любви, понимаемой скорее как внимание к собеседнику, как способность переключиться в его жизнь и воспринять его в его конкретности и уникальности его опыта, а не с позиций своих (нередко ошибочных и односторонних) навыков и концепций (о угасании паталогического очага вследствие развития новой доминанты см. статью «Обращение к полноте», часть третью «Обращение к полноте и доминанта на лицо другого», а также часть первую статьи «ТРИ СИЛЫ: Цель жизни и развязавшееся стремление к игре (казино, гонки, игра по жизни)»).

Импульсы, поступающие извне, будут притягиваться к более сильному очагу возбуждения. И человек, который с Божией помощью и в результате собственных долгих усилий сумел воспитать в себе любовь, слыша ссору соседей, уже не будет приходить в ярость от этого – в нем родится сострадание к этим людям, причем это не будет снисходительная жалость высшего к низшим, это будет братское сопереживание.

Если же не стремиться к преодолению гнева, то будет все труднее находить выходы из тупиков и видеть в многообразии окружающего возможности, в частности, разрешить какую-то спорную ситуацию. Бывает так, что назревает конфликт на почве недовольства или по-разному понимаемого производственного процесса, и в нужный момент он может быть угашен улыбкой, ласковым словом, а потенциальный противник превратится в союзника. Человек же, который не стремится к борьбе с гневом внутри себя, упустит тот миг, когда необходимо сказать это доброе, сердечное слово.

Некоторые люди ошибочно придерживаются утверждения, что накапливающиеся гнев и раздражение нужно выплескивать. Существует точка зрения, что дома нужно держать некие «листки гнева» и разрывать их, когда гнев захлестывает. Кто-то бьет чучело, кто-то выплескивает агрессию в компьютерных играх. Нейрофизиология говорит, что выплескивая гнев на лист бумаги, человек укрепляет текущий очаг возбуждения, в этом случае – доминанту гнева. Если доминанта гнева будет укрепляться, то со временем человек потеряет над собой контроль и с листков переключится на реальных людей. В оправдание такой позиции порой говорят, что злость помогает сохранить активность, а иначе можно впасть в безволие. Это утверждение опровергается христианским взглядом на природу этого чувства.

С точки зрения святых отцов, в человека Бог вложил силу вожделения, помогающую ему найти объекты действительности, к которым стоило бы стремиться. Также в человека вложена сила раздражения, помогающая преодолевать препятствия, возникающие на пути к цели, и еще есть сила мыслительная, регулирующая две указанные прежде силы. В результате грехопадения человек перестал воспринимать целью подлинное благо – Бога, и переключился на то, что подсказывало ему сознание, заражённое страстями – например, на вкусную еду. И сила раздражительная стала человеком использоваться против других людей, препятствующих ему в достижении желаемого.

Мы не говорим, что нужно ликвидировать эту силу преодоления препятствий – без нее человек не сможет даже преодолеть желание поспать, чтобы заставить себя подняться с кровати и пойти на Литургию. Поэтому христианские авторы говорят о том, что сила раздражительная должна быть исцелена противоположной добродетелью – кротостью и христианской любовью. Если эта сила будет исцелена, то у человека остается мужество, но оно не обращается на личные конфликты с окружающими.

Отмеченные особенности могут быть отнесены и к руководителю. Руководитель, не сумевший победить в себе гнев и привычку кричать на подчиненных, теряет способность договариваться с людьми. Напряжение вокруг него все растет и увеличивается. В итоге подобный руководитель становится помехой и тормозом для плодотворной деятельности коллектива (что, кстати, очень заметно на стройках, где начальнику нужно уметь договариваться с строителями).

Случаи бывают всякие. Руководителю нужно уметь держать себя в руках, если сотрудник не справился с поручением. Если на сотрудника кричать, то он «зажмется» и перестанет ставить руководителя в известность при встречающихся препятствиях. «Зажавшись» сотрудник может начать скрывать информацию о проектах, которые требуется исправить.

Или, например, руководитель должен донести до коллектива какое-то непопулярное решение, которое, например, было спущено ему более высоким начальством (например, невыплата премии по итогам года, сокращение штата, необходимость переезда отдельных подразделений в другую местность). Наверняка найдутся недовольные, раздраженные сотрудники. Соответственно, от того, как руководитель справится с задачей, и будет зависеть характер разворачивающейся ситуации.

Святой благоверный князь Александр Невский являет собой пример исцеленной, преображенной раздражительной силы. Когда нужно было защищать Отечество от вражеских нападений, он был непобедим, являя образец мужества и отваги, а в других конфликтах и спорных ситуациях оставался кроток, любвеобилен, мудр.

Противоположным примером служат древнескандинавские воины – берсерки. Они отличались невероятной яростью, которую усиливали специальными снадобьями. В гуще боя они могли начать безжалостно рубить не только врагов, но и своих. Здесь сила раздражительная присутствует в самом сокрушительном, неочищенном виде. Можно представить результат, если в подобном состоянии, например, глава города будет разрешать неурядицы жителей.

 

Любой коллектив можно назвать командой, каждый член которой не застрахован от ошибок и погрешностей, здесь реакция руководителя, «капитана команды» на промахи «игроков» играет решающую роль. Гнев, оскорбления, ярость ни к чему хорошему не приведут. Мудрость, такт и выдержка дадут свои плоды.

Чтобы приблизиться к примеру благоверного князя Александра, человек должен потихоньку менять доминанту своего поведения. Для этого – читать, размышлять, каяться, думать, как соотнести прочитанное в святоотеческих книгах с собой и своей жизнью.

4. О доминанте любви. Закон «заслуженного собеседника». О сохранении единства с Богом

Можно описать множество ситуаций, из-за которых человек лишается мира. Но если вдуматься, есть нечто общее во всех таких случаях утраты любви к Богу, другим людям и утраты голоса собственной совести. Что-то неизбежно повторяется и, разбирая вечером прожитый день, можно это определить, выявить. Анализируя, человек спрашивает себя, почему был утрачен внутренний мир, как избежать этого в дальнейшем? Со временем приходит осознание, что в большинстве случаев к этому ведут одни и те же, изо дня в день повторяющиеся обстоятельства. Возможно, что противостоять каким-то из них пока нет сил – допустим, это может быть реакция возмущения на резкое, необоснованное замечание начальника. Даже смолчав, человек вряд ли сумеет сохранить внутренний мир. Но внутренняя работа по многократному продумыванию возникшей ситуации с опорой на прочитанное, советы опытных людей, – может постепенно выработать определённую ответную реакцию, восприятие системы и изменение внутреннего состояния. Во всяком случае, может сформироваться желание сохранить душевный мир при аналогичных ситуациях в дальнейшем – человек будет прилагать все усилия, чтобы, несмотря на поведение провоцирующего, этот мир не утратить.

Таких повторяющихся ситуаций в жизни достаточно много – со временем на каждую из них формируется комплекс ответных реакций, подобно тому, как у бойца рукопашного боя на каждый вид удара готов ответный прием. Условно можно все это представить в виде функциональной системы, которая помогает адаптироваться к постоянно повторяющейся ситуации. Боец должен многое уметь: реагировать на разные удары, держать дистанцию и т.д. Точно так же, стремясь всегда сохранять внутренний мир, единство с Богом, другими людьми и своей совестью, необходимо выработать в себе навыки, работающие на доминанту любви.

 

С точки зрения нейрофизиологии, наличие доминанты любви обеспечивает единую работу всего организма. Чтобы образно это представить, можно провести аналогию с процессом речи. Общение задействует множество функций: мышление, артикуляция, слушание, восприятие реакции собеседника, обдумывание, жесты, и т.д. Все они направлены на решение одной задачи – установление контакта с собеседником.

При доминанте любви реальность воспринимается иначе. На “выпад” ближнего не появляется раздражения, а рождается ласковая улыбка или просто молчание, то есть – возможность сохранить мир. Если же стремления к любви нет, человек реагирует на недовольство раздражением, причем все эти мелкие конфликтные эпизоды будут наслаиваться один на другой, усиливая взаимную неприязнь.

 

Доминанта любви предполагает наличие некоего общего принципа, применимого к разным ситуациям. Академик Ухтомский говорил, что она освобождает опыт от пестроты, является маховым колесом, сцепляющим опыт в единое целое. В противном случае человек пытается решать вопросы ситуативно – здесь что-то выгадать, там кого-то обойти – и со временем запутывается.

Конечно, упоминание доминанты любви отсылает нас к Евангелию, точнее, именно Новый Завет является руководящим принципом для ее формирования. Любовь противостоит другому руководящему принципу – эгоизму. Невыносимая обстановка, которая давит на людей в офисах и мегаполисах строится на нем. Люди, реализуя свои эгоистические цели и устремления, находятся в состоянии постоянного конфликта и борьбы, сопровождаемых гневом, унынием. Противопоставить всему этому можно стремление к объединению, основанному на принципе любви.

 

Если человек ведет себя высокомерно и гордо с подчиненным, у него формируется определенный навык общения, который он потом начнет переносить на всех окружающих его людей, в том числе, за пределами офиса. Даже если начальник общается с простым таксистом, он не должен держать себя как больший по отношению к меньшему. Если он станет себя так вести, незаметно для него самого, исподволь, его сознание начнет деформироваться. И уже завтрашний день он начнет с деформированным состоянием нервной системы и на окружающую действительность будет смотреть через это свое состояние. И каких-то возможностей не увидит, и договориться с кем-то не сможет. Допустим, человек занимает высокий пост, но порождает вокруг себя очень большое напряжение, и общее дело при этом страдает. Тогда другие люди, принимающие решения, могут исключить такого начальника из команды.

 

В цикле «Остаться человеком (жизнь сердца). Часть 2» (пункты 37, 38) в контексте бесед про офис рассказывается о доминанте любви. Речь идет о том, что человек за отправную точку в своих размышлениях и действиях берет слова апостола Павла, призывающего «сохранять единство духа в союзе мира» (Еф 4. 3). Приняв эти слова за фундаментальное основание, человек начинает стремиться к тому, чтобы во всех встречающихся ситуациях не была нарушена его связь с Богом, совестью и с окружающими людьми. Если он чувствует, что при каких-то обстоятельствах оно нарушается, то думает, каким образом его восстановить. Так со временем формируется навык стремиться к подобной связи. И там, где другой, находясь в сложной ситуации, поссорится и приобретет себе врага, этот человек сумеет не просто преодолеть конфликт, но сможет установить значимый контакт с ближним.

Конечно, речь идет не о какой-то игре в интриги, а о том, что человек стремится сохранить любовь к людям именно потому, что в каждом видит образ Божий и знает, что в ближнем его спасение, как говорили святые отцы. Такой человек не чувствует себя одиноким, и мир поворачивается к нему той стороной, какой он повернулся к ближнему своему. Академик А. А. Ухтомский сформулировал закон, как он назвал его, «заслуженного собеседника». Кратко выразить этот закон можно в следующей формулировке: Мир повернется к тебе той строгой, какой ты повернулся к нему[2] (примеры комментирующие тему «закона заслуженного собеседника», см. в цикле «Остаться человеком (выживание). Часть 3», в пунктах 8g–11a).

Человек, стремящийся к любви к Богу, другим людям и контакту со своей совестью, может надеяться, что в нужное время ему будет дана в помощь информация о преодолении встречающихся затруднений. А от того, кто живет только ради себя, своего эгоизма и интересов, люди отворачиваются.

 

Если человек смотрит на мир сквозь призму стремления к любви, то множество конфликтных ситуаций, из которых потом возникают серьезные затруднения, просто не формируются, а если зачатки конфликтов и возникают, то они быстро нейтрализуются, так как человек стремится к примирению, причем исходя из очень серьезной мотивации. Если же ее нет, то нет и стремления к миру во всех ситуациях, ведь далеко не каждый учитывает, как слово, сказанное им сегодня, отзовётся через пять лет.

Стремясь жить по заповедям Божиим, по любви, человек старается предупредить недоумение других людей, по возможности успокоить их, а значит, проблемы и конфликты в его жизни не будут нарастать как снежный ком. Напротив, рядом с ним воцаряется мир.

Слова святителя Иоанна Златоуста, хотя и адресованные священнослужителям, уместны и актуальны в данной теме. Святитель считал: «Столько и даже еще более надобно стараться о том, чтобы не только истреблять и останавливать возникающую худую молву, но и предвидеть издалека, откуда она могла бы произойти, наперед уничтожать причины, от которых она происходит, и не ждать, пока она составится и распространится в устах народа; потому что тогда уже не легко истребить ее, но весьма трудно, и может быть даже не возможно, и притом будет опасно, чтобы не произошел вред для народа» («Шесть слов о священстве», слово 6, параграф 9).

Таким образом, святитель советует заранее предвидеть, откуда может произойти смущение людей, чтобы устранить его причины, не дожидаясь распространения.

В качестве комментария к теме доминанты любви можно привести ссылку на книгу Роберта Киган, Лайзы Лейхи «Неприятие перемен» (М.: Манн, Иванов и Фербер, 2017). Авторы книги работали по приглашению различных компаний и общественных организаций на тем, чтобы помочь устранению тех моментов, которые препятствовали компаниям и организациям двигаться к цели. Одним из часто встречающихся препятствий являлся человеческий эгоизм. Вследствие пронизанности эгоизмом сотрудники компаний и организаций теряли возможность договариваться друг с другом и сообща делать общее дело. Вот, что отмечали некоторые люди, с которыми работали авторы книги.

  • Мы не очень внимательно слушаем друг друга. Мы предпочитаем говорить.
  • Мы обсуждаем друг друга «за спиной».
  • Мы позволяем интересующим нас лично вопросам брать верх над вопросами, которые интересуют весь коллектив.
  • Мы не стараемся прислушиваться к тому, что действительно интересует наших товарищей.
  • Мы не делимся информацией.
  • Мы слишком критично относимся друг к другу.
  • Мы создаем кланы и группировки и сотрудничаем только в их рамках.

Сотрудники одной компании вследствие работы с авторами книги увидели, например, что «искреннее намерение укрепить сотрудничество тормозилось другим искренним, но не таким заметным (до того момента) стремлением не полагаться ни на кого, кроме себя».

5. Покаянная молитва

Если мы пришли домой в спокойном, адекватном состоянии, то мы действуем по тому распорядку, который у нас уже заведен. Но если в течение дня была такая суета, что нельзя было даже на минуту остановиться и как-то собраться с мыслями, сориентироваться в ситуации, обдумать свои слова и поступки? Например, сразу после службы – лекция, затем аэропорт, самолет, другой город, там без передышки встреча, и только глубокой ночью в гостинице, мгновения наедине с собой. Свое молитвенное правило читать невозможно, потому что в голове стоит гул, словно от пчелиного роя. И здесь, чтобы просто прийти в себя, чтобы отлегло от сердца, можно опуститься на колени перед Распятием и сказать: «Господи, прости меня, что весь день я бежал, не останавливаясь, чтобы подумать, кто я и куда иду! Прости меня, что я не благодарю тебя за то, что ты можешь принимать мои молитвы!». Речь идет о том, чтобы без всякого лукавства, по-детски сказать все, что было в течение дня. Это не обязательно делать каждый день, это не заменяет правило, а дополняет его. Не обязательно перечислять все. Просто, если в течение дня были какие-то травмирующие нас ситуации, которые искривили нас, необходим и наш отклик на это, чтобы восстановить равновесие. Мы хотя бы в этой покаянной молитве должны признать нашу вину за это искривление, помня о том, что оно неверно и не является нормой.

Неверно считать такое моление рабской обязанностью. Здесь надо говорить не о покорности раба, а о радости, что есть Тот, Кто слышит наши молитвы и Кому небезразличны наши проблемы. И Он дарует реальное, осязаемое облегчение нашей измученной душе.

Не обязательно вспоминать каждую минуту дня, на это есть испытание совести, где мы можем методично в течение пяти-десяти минут пройтись по этому дню. Здесь нужно определить то конкретное, что выбило нас из колеи. Например, мы могли во время поездки в аэропорт неловко пошутить и этим обидеть человека. Потом остановиться и как-то осмыслить это времени не было. У нас просто появился на душе этот рубец – память о том, что мы человека обидели, а поток событий уже мчит нас дальше.

Прилетев в другой город, мы встретились где-то в ресторане, там объелись и опять что-то сделали не то, но по-прежнему нет возможности остановиться и сказать из глубины сердца: «Господи, прости меня, что я опять прельстился едой!» Рубцы на душе добавились, но мы опять с ними ничего не сделали. И в конце дня наша душа вся искромсана, болит и ждет успокоения, исцеляющего пластыря – покаянной молитвы.

Поэтому, помолившись хотя бы кратким правилом Серафима Саровского и заключительной молитвой вечернего правила «Исповедаю Тебе Господу Богу моему и Творцу…», человек разбирает прошедший день хотя бы кратко. Подмечает, в связи с чем он утратил мир, продумывает, как в дальнейшем в подобных ситуациях сохранять спокойствие.

6.1. «Я больше не могу». Обратиться за помощью к Богу?

Одна женщина, работавшая в реставрации, имела начальницу, которая ее оскорбляла. Эта работница говорила, что каждый раз перед разговором напрягала все свои силы и со временем пришла к пониманию, что она больше не может контактировать с начальницей. Она сменила место работы, но в результате жизнь опять ее свела с той же самой начальницей. Возникло ощущение, что она какой-то жизненный урок не усвоила и вот ей этот жизненный урок преподается еще раз.

Хотелось бы остановиться на выражении «я не могу». Многие из нас формально верят Богу, но, веря таким образом, люди часто не допускают в своей жизни наличие переменной Х. Переменная Х – это то, что Господь может совершить не только в нашей жизни, но и в жизни тех людей, которые нас окружают. Когда человек пытается решить какую-то проблему, напрягает все усилия, надеясь исключительно на собственное «я», то он рискует столкнуться с полным отчаянием. Когда, несмотря на все напряжение, он не добивается успеха, то падает духом. Может быть, проблема в том, что человек говорит: «Я не могу, я борюсь». И вот это личное горделивое «я» не дает человеку возможности обратиться за помощью к Богу – не формально, а искренне, из глубины сердца. Преподобный Иоанн Лествичник определял гордость, в том числе, и как отвержение помощи Божией.

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) писал: «Минута, в которой сам человек чает что-нибудь произвести над собой и в себе самом есть минута погашения жизни истинной, духовной, благодатной. В этом состоянии, несмотря на непомерные труды, истинного плода не бывает. Потому что Господь сказал: “Без меня не можете творити ничесоже…”» (из книги «Неведомому чаду», слова архимандрита Иоанна (Крестьянкина), обретенные в переписке).

Конечно, мы должны стремиться решить какие-то вопросы, но при этом, одно дело – на «задворках ума» знать, что существует Господь и как-то формально ему помолиться, а другое – действительно дать Богу войти в нашу жизнь и действительно свои какие-то размышления о жизни строить таким образом, чтобы оставалось это место для переменной Х: «Пусть я сейчас не знаю, как решить эту проблему, но надеюсь, что Господь в дальнейшем как-то поможет мне ее решить».

Например, одна учительница рассказывала о своем опыте. У них с начальницей были очень натянутые отношения, начальница ругалась, вела себя очень агрессивно. Приехав на Соловки, учительница каждый день подходила к одной иконе и молилась за свою начальницу. И по возвращении с удивлением обнаружила, что поведение той изменилось в лучшую сторону. В подобных случаях стоит использовать молитву, которую схиигумен Савва советовал читать своим духовным чадам. Во время неприязни он советовал так молиться: «Господи, крестом твоим удали от меня страсть неприязни, помоги мне полюбить моего обидчика. Спаси меня его святыми молитвами». Перед чтением этой молитвы он советовал целовать нательный крестик. Благодатная сила креста проникает в наше сердце, которое подаст весть сердцу другого человека.

Раньше мы говорили про доминанту любви. Наше восприятие реальности зависит от того, каким образом мы настроены взаимодействовать с этой реальностью. Если человек ищет лишь эгоистических наслаждений, то, конечно, непреодолимые трудности приводят его в состояние уныния, у него опускаются руки. Стремящемуся сохранить единство с Богом, со своей совестью и с другими, встречающиеся трудности показывают, насколько еще мало он преуспел в добродетели. Если рядом есть люди, с которыми не удается наладить контакт, значит нужно еще больше любви, еще больше молитвы и еще больше терпения.

Начальница в данном случае – это, возможно, лишь одна проблема, один сегмент мозаики, на которую похожа наша жизнь.

6.2. Атака проблемами разного уровня. Думать. Пробовать. Советоваться. Искать. Тренироваться. Становится легче, если начать молиться

Проблем у человека может быть масса, и они атакуют с разных сторон. Он как боец, который пытается одновременно сдерживать атаку четырех противников. Вначале ему удается стоять на ногах только десять секунд, потом, по мере развития навыков путем тренировок получается держаться двадцать, тридцать, сорок секунд, две минуты. Потом он может не только стоять на ногах, но и как-то действовать. В нашем случае стоять на ногах – значит сохранить внутренний мир. Если человек ежедневно стремится анализировать прошедший день, ставит вопрос: «Почему мой внутренний мир был утрачен?» – то со временем он начинает видеть, что множество проблем можно разбить на части и обдумать их по отдельности, подобрав соответствующие стратегии. Конфликт с начальницей – это одно. То, что ты не успеваешь прочитать свое молитвенное правило до выхода на работу – другое. Таких проблем могут быть десятки и сотни.

И вот постепенно человек думает над их решением, пробует исправлять. Может, если он не успевает с правилом до выхода на работу, ему стоит попытаться пораньше ложиться спать. Если это не получается, то почитать Псалтырь и Евангелие по пути на работу в транспорте или в течение дня взять паузу для этого. И так решается вопрос с правилом. Молитва облегчает течение дня, а это помогает решать другие проблемы. Спокойный человек лучше видит возможности решения конфликта.

Нечто подобное можно сказать и про бойца. На одной тренировке он отрабатывает приемы ухода от удара справа, на другой – слева. Конечно, существуют десятки стилей и сотни разных противников, и для каждого из них подобрать стратегию очень сложно. Но, тренируясь на совесть, разбирая множество вариантов боевых ситуаций, он приобретает некий навык творческого восприятия происходящего. И на каком-то этапе достигает такого уровня, что, даже попав в условия, в которых он не может разрешить задачу, благодаря наработанному опыту ему удается сориентироваться в ситуации и принять правильное решение. Конечно, такой путь требует от человека постоянного огромного труда, а хочется найти какую-то стратегию и успокоиться, поняв, что от тебя больше ничего не требуется – то есть, войти в болото стагнации.

6.3. Зависимость от первоначального настроя. Препятствие в правильном настрое делает человека сильнее. Постоянное развитие функциональной системы

Антуан де Сент-Экзюпери в своей книге «Цитадель» от имени главного героя обращается к Богу с такими словами: «Господи, дай мне побыть, не требуй от меня становления <…> Я слишком стар, чтобы опять и опять растить молодые ветки». Действительно, по мысли Экзюпери, трудно пробиваться к стихам, трудно карабкаться по склону, чтобы достичь вершины и сверху увидеть целостную картину. Трудно строить фрегат, который пустится в море и найдет прекрасный остров. Человеку хочется сытости и покоя, когда все есть и от него не требуется никаких усилий.

В жизни очень многое зависит от изначального настроя. Для кого-то мотивацией является достижение сытого покоя: «Научиться зарабатывать кучу денег, и потом жить, как захочется». Похоже на богача из Евангелия, который собрал большой урожай, сломал старые амбары, построил новые и сказал своей душе «…ешь, пей, веселись» (Лк 12. 16–21). А возможен настрой на то, чтобы сохранить единство с Богом, совестью и людьми. В таком случае каждое встречающееся препятствие делает человека только сильнее.

Здесь можно привести такой пример. Не дай Бог на своем опыте испытать нам китайскую пытку каплей. Это мучение, когда капля падает на каменную плиту, находящуюся рядом с головой прикованного узника. Пережившие это рассказывают, что со временем звук капли становится все более и более оглушительным и узнику начинает казаться, что с каждым новым ее падением сотрясается вся вселенная. Психика не выдерживает, и кто-то сходит с ума. И действительно, если человек только пассивно воспринимает это страдание, то оно сильнее и сильнее ломает его. Но если человек стремится к благу, то ситуация, отрывающая его от этого блага, побуждает его становиться более сильным. Здесь можно привести эпизод с одним насельником монастыря. Когда он лежал в больнице, ему капали внутривенно препарат и духовник монастыря, находящийся в больнице, спросил его, чем он занимается во время этой процедуры. Насельник что-то ответил, а духовник показал ему колпачок, где с интервалом в секунду капала капля. И он говорит: «Видишь, капает капля? На каждый удар капли говори слово из Иисусовой молитвы». Мы не постигнем опытно преодоление той китайской пытки, но можем предположить, что если бы мучимый изначально настроился на молитву, то падение капли призывало бы его к молению, укрепляющему и тесно связывающему с Божественной силой.

Можно привести слова одного старца, который сказал, что: молитве меня научили демоны. На недоуменный вопрос о том, как это могло произойти, он ответил: Да, они меня искушали и чтобы обороняться от них, я молился и так навык в молитве.

Другого старца спросили: Как ты стал таким опытным? Он ответил: Падения научили меня, я много падал в жизни и так приобрел опытность.

Комментируя подобную закономерность для жизни мирян, можно привести в пример одного хирурга, которого в советские годы по распределению послали в одну глухую деревню. Его супруга была в этой деревне ветеринаром, а он реализовывал все остальные медицинские специальности. Один Бог знает, что ему пришлось пережить в глуши при отсутствии современной медицинской аппаратуры. Понятно, что в его жизни были и очень тяжелые, напряженные минуты. Но зато, когда его перевели в одну современную клинику, его коллеги увидели, что этот хирург делает операции чрезвычайно профессионально. Окружающим было удивительно наблюдать, что этот хирург умеет все. Когда его спрашивали, где он этому научился, он отвечал, что научился всему в деревне.

6.4. Любовь и единство являются бесконечными источниками к движению

Если есть настроенность сохранить любовь, единство с людьми, то, что бы ни случилось, каждое встречающееся препятствие будет придавать силу и укреплять в поиске новых путей преодоления трудностей. Это будет постоянное совершенствование. Выражаясь научным языком, у такого человека будут постоянно развиваться новые функциональные системы. Пример: опытного бойца замысловатым ударом победил соперник. Теперь сраженный думает, как научиться уходить от такого удара. Советуется с мастерами, думает, ищет, тренируется. Преодолевая проблему за проблемой, этап за этапом, он решает сначала частные случаи. Размышляя только над одной конкретной проблемой, он приобретает навыки, которые помогают уйти от десяти других, о существовании которых он даже еще не знает. Но при встрече с ними обнаружит, что уже знает, как действовать. Таким образом, любовь и стремление к единству являются бесконечным источником движения.

Человек постоянно стремится к развитию. Вернемся к истории с суровой начальницей. Можно не воспринимать ее как монстра, который хочет нас уничтожить, а посмотреть с разумным, без человекоугодия, состраданием: может она воспитывалась в детском доме, может у нее не сложилось что-то в жизни. Например, начальница приходит и говорит: «Что ты ничего не делаешь?» Закипая от обиды, хочется ответить: «Как ничего не делаю, я даже очень много чего делаю!» Если так и сказать, возникнет конфликтная ситуация. А понимая, что человек немощен, мы можем даже видом показать: «Конечно, конечно, я сейчас!» и даже начать побыстрее двигаться. Если поступать так из человекоугодия, то рано или поздно зайдем в тупик. И наоборот, улучшим отношения, желая не смутить человека, не отвечая зеркально на негатив. Позже, уже в спокойном состоянии, можем с ним поговорить. Даже стремление не смутить другого человека вырабатывает чуткость и гибкость. И если научиться вести себя с одним начальником, можно считать, что мы сумеем сработаться с огромным количеством других людей.

Архимандрит Софроний (Сахаров) считал, что во всех людях есть нечто похожее. Если научился общаться с одним – считай, научился общаться с миллиардом. Бывает так, что человек вырос в детском доме и с детства привык бороться за свое существование. Или студентки, приехавшие учиться в большой город из провинциального городка, совмещающие учебу и работу, – тоже воспитывают в себе пробивные качества. И когда таким людям начинают «читать лекцию», о неправильном поведении, они не понимают ее смысла. Не осознавая, что напористость, желание доминировать может причинить боль другим, они видят только сопротивление и нежелание делать то, что положено по долгу службы. Но если с любовью и пониманием на эту немощь среагировать, то человек это почувствует и между вами отношения изменятся. Видя, что вы относитесь к нему с теплом, несмотря на моменты раздражения, он перестанет быть агрессивным с вами и со временем даже станет внимательным. Не все могут сказать открыто: «Прости меня, я вспылил!». Кто-то способен лишь видом показать, что не сердится, что между вами все хорошо. Если пытаться все время ставить человека на место, объяснять, что он ведет себя несправедливо, или вмешивается не в свое дело, то это будет без толку, как разговор с глухим. Потому что у него в этот время действует доминанта преодоления препятствий, достижения цели. Лучше подождать и попробовать поговорить в других, спокойных обстоятельствах.

Про доминанту любви применительно к жизни офиса. Часто основанием для многих поступков сотрудников является эгоизм, который разделяет людей. И противостоять этому обнуляющему воздействию эгоизма может только стремление к единству. Оно сближает и научает устанавливать контакты, находить путь к сердцу другого человека. Но не в своих целях, а во имя единства с ним. Если рушится единство с человеком, то не получится молиться, потеряется связь с Богом. Как говорил апостол Иоанн: «…не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит?» (1 Ин 4. 20). Любящий ближнего опытно познает, что его способность находить общий язык с другими людьми помимо его желания помогает решать житейские проблемы, по слову Спасителя: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его и это все приложится вам» (Мф 6. 33).

6.5. Разница между человекоугодием и любовью. Единство не создается, оно обнаруживается

Хотелось бы уточнить разницу между человекоугодием и любовью. Допустим, в ситуации, когда мы во всем соглашаемся с начальницей, которая сильно нервничает, пытаемся безоговорочно исполнить ее требования, можно говорить о человекоугодии, если при этом мы стремимся добиться ее расположения, а через него – каких-то выгод для себя. Если же мы пытаемся успокоить и вывести из стрессового состояния человека, сознавая, что в данный момент он просто не в состоянии воспринять даже самую конструктивную критику или возражения – мы действуем по любви. Нами движет не дух выгоды, а дух заповеди Христовой.

Если по нашей вине собеседник придет в еще большее смятение и раздражение, то по духовным законам это состояние передастся и нам, то еще долго не сможем обрести внутреннее спокойствие. Работа будет валиться из рук. Поэтому в такие минуты нужно все усилия направить на то, чтобы сдержаться, не вспылить. Внутри может всё кипеть, но, пока гневное слово еще не сорвалось с языка, ты еще «держишься», а как только оно будет сказано – словно что-то обрывается, силы тут же уходят.

Нужно отметить самое главное. Не обращая внимания на колкости и резкости другого человека, пропуская их мимо, мы можем двигаться напрямую к конструктивному с ним диалогу, даже если он сам в этот момент к такому диалогу отнюдь не стремится. В повести «Доброе слово» из книги «Отец Арсений» подобная ситуация показана очень убедительно. В ней рассказывается история женщины, которая вышла замуж за вдовца. Его дочь мачеху возненавидела, стала все делать назло, запустила учебу в школе, стремилась всячески поссорить своего отца с его женой, навлечь на нее недовольство мужа. Однако женщина, не реагируя на злобные выходки падчерицы, сумела завоевать ее любовь терпением, выдержкой, заботой. Любочка, как звали девочку, выросла, стала медиком. И начинается история с эпизода, когда заведующая удивляется способности юной медсестры Любы мгновенно вызывать доверие и расположение любого пациента. И дальше она рассказывает, что такому подходу к людям научила ее мачеха.

 

Есть высказывание древнего писателя: «Единство не создается, оно обнаруживается». Нам добиться этого очень часто мешают эмоции. Вместо того, чтобы остановиться, сдержать свое раздражение, мы своими репликами типа: «Кто вам дал право себя со мной так вести?», и подобными, лишь увеличиваем агрессию.

 

В контексте приведенного высказывания вспоминается еще один российский фильм – его название в данном случае не имеет большого значения, потому что важна только финальная сцена. Древняя Русь. Враждующие князья. Вот-вот готова вспыхнуть междоусобная битва – войска разделяет река, а два князя посредине ее, на плоту, пытаются вести мучительно трудные переговоры. Причем один из них настроен так воинственно, что просто не хочет и не способен услышать своего оппонента, на все он отвечает восклицанием: «Так что же? Сеча?!» Второй же стремится к миру и, сдерживаясь невероятным усилием, словно не замечает агрессивной неуступчивости и воинственности. В конце концов его миролюбивый настрой и терпеливое отношение берут верх. Все заканчивается миром, и русские воины, которым не пришлось сражаться друг против друга, радостно братаются.

[1] «Человек, разумеется, во многом детерминирован, то есть определяется предпосылками – биологическими, психологическими или социальными, и в этом смысле он отнюдь не свободен, не свободен от этих предпосылок и вообще не свободен от чего-либо, существует лишь свобода «для», а не «от», свобода занять определенную позицию по отношению ко всем предпосылкам, и об этой особой человеческой возможности пандетерминизм забывает, в упор ее не видит. И не надо напоминать мне о том, насколько обусловлено бытие человека, – в конце концов, я врач с двумя специальностями, невролога и психиатра, и очень неплохо разбираюсь в биопсихологическом устройстве человека, однако я не только медик-специалист, но и человек, переживший четыре концентрационных лагеря, а потому я знаю также, что человек обладает свободой выйти за пределы всех предпосылок и противопоставить даже самым тяжелым и страшным обстоятельствам ту силу, которую я решил назвать упрямством духа» [см. «Генетический редукционизм и аналитический пандетерминизм» из книги Виктора Франкла «Доктор и душа: Логотерапия и экзистенциальный анализ» (переводчик Любовь Сумм)].

[2] «Согласно принципу доминанты, мы видим во встречном человеке преимущественно то, что по поводу встречи с ним поднимается в нас, но не то, что он есть. А то, как мы толкуем себе встречного человека (на свой аршин), предопределяет наше поведение в отношении его, а значит, и его поведение в отношении нас. Иными словами, мы всегда имеем во встречном человеке более или менее заслуженного собеседника. Встреча с человеком вскрывает и делает явным то, что до этого таилось в нас; и получается самый подлинный, самый реальный – объективно закрепляющийся суд над тем, чем мы жили втайне и что из себя втайне представляли. Вот так принцип доминанты в социальном аспекте превращается в закон заслуженного собеседника. Если встречный человек для тебя плох, то ты заслужил его себе плохим, – для других он может был и есть хорош! И ты сам виноват в том, что человек повернулся к тебе плохими сторонами». «Солипсисту заслуженный собеседник - это он сам, от которого некуда скрыться. Простому и открытому человеку заслуженный собеседник – всякий встречаемый человек и всякое встречаемое бытие, которое открывается по содержанию именно таким, каким их человек себе заслужил: доброму – добрые, злому –злые, любящему – любящие, благорасположенному– благорасположенные» [из сборника творений Ухтомского А.А. «Доминанта. Статьи разных лет. 1887–1939»].

Тип: Соловецкий листок