Соловецкий листок

Прокопий (Пащенко), иером. Остаться человеком: Офисы, мегаполисы, концлагеря. Ч. 5

22 ноября 2019 г.

Данная статья представляет собой расшифровку комментариев к лекциям с одноименным названием, в которых разбиралась тема выживания человека как личности в условиях среды, направленной на его деформацию. В качестве примеров такого типа средовых факторов можно привести концентрационные лагеря и – при определенных условиях офисы и мегаполисы (см. к примеру четвертую часть лекций, пункты 14а-17b, в частности – пункт 17a; «Офисы в сравнении с концлагерями и выживание личности».

УЗНИК КОНЦЛАГЕРЯ, ЖИТЕЛЬ МЕГАПОЛИСА, ОФИСНЫЙ РАБОТНИК – ЧТО ОБЩЕГО?

Неослабевающее напряжение – причина регрессии сознания

Психологическое состояние человека, который оказался в современном офисе или мегаполисе, напоминает состояние узника концентрационного лагеря. Между ними есть параллель. Она обусловлена как состоянием стресса, в котором оказываются и офисные работники, и узники, так и схожими наказаниями. При постоянном физическом и/или психо-эмоциональном напряжении происходит регрессия сознания. Она наблюдается и у узников, и у офисных работников и называется «болезнью колючей проволоки». Это апатия, которая рано или поздно возникает в результате пережитого стресса или насилия.

Даниэл Эстулин, автор книги «Тавистокский институт» говорит, что состояния регрессии можно добиться и мягкими, «демократическими» методами. Он пишет о так называемой «теории социальной турбулентности» (турбулентность – явление, когда газ или жидкость текут так, что образуются многочисленные вихри различных размеров).

Когда происходит социальный катаклизм, люди настраиваются потерпеть, затянуть пояса потуже на какое-то время. Время проходит, но объявляется об очередном испытании, от конфликтов в том или ином регионе до проблем в экономике и повышении налогов. Выдохнуть и прийти в себя не получается. И на каком-то этапе развивается апатия, когда хочется на всё махнуть рукой и сказать: «Делайте, что хотите, только отстаньте».

Человек отказывается от возможности внести в жизнь общества какие-то положительные изменения, подчиняясь навязываемой парадигме. С помощью мягких демократических методов – информации, он доходит до психологического состояния узников лагерей, которых там называли «стариками». Бруно Беттельхейм в книге «Просвещённое сердце» писал, что эти заключённые полностью соглашались с теми условиями, которые навязывала администрация. Не задавали вопросов и не хотели что-то изменить.

Он приводит в пример надсмотрщика, который велит заключённому помыть свои ботинки изнутри с мылом. Кожаные ботинки от этого становятся жёсткими и сильно натирают ноги, их почти невозможно носить. Но заключённый старательно выполняет приказ, и затем делает это каждый день. Когда другие узники пытались сказать, что это была одноразовая акция унижения, делать это ежедневно не нужно, он их не слышал.

«Старики» принимают навязанные правила, придуманные, чтобы их и уничтожить. Люди, переживающие состояние социальной турбулентности, ведут себя так же, так как долгий стресс делает умственный горизонт уже. Они перестают обращать внимание на красоту окружающего мира, своих близких, сосредотачиваются на чувстве собственного самоунижения. Если в жизни нет никакого положительного перевеса, любви к ближним, молитвы, то оторвать ум от пережёвывания негативных мыслей невозможно.

«Депрессивный коридор»

Когда повторяется одна и та же операция, мозг привыкает к этому – прокручивание негативных мыслей становится доминирующим, постоянным. Образуется некоторый «депрессивный коридор», вырваться из которого чрезвычайно сложно.

Первое правило депрессии – не говорить о ней. Исключение – на исповеди, когда есть понимание причин и покаяние. Через христианское отношение к ближним, общение, помощь и поддержку другим можно выйти из тупика. Но постоянно рассказывать другим о несчастьях, снова и снова воспроизводя негативное переживание, или замкнуться в кольце ложных мыслей, изматывая себя – опасно. Человек не видит, что мир прекрасен, думает только о том, что он надеялся, что что-то произойдёт, но этого не случилось.

Есть такая жестокая детская игра, когда один ныряет и плывёт под водой какое-то расстояние, но другой сверху мешает, перемещаясь и блокируя голову ладонями, чтобы не дать вынырнуть. Это вызывает у нырнувшего панику, он начинает задыхаться.

Похожее психологическое состояние наблюдается в обществе, на которое всё время воздействуют негативные новости из СМИ.

Об «ургентной» зависимости

Одна девушка рассказала о своей работе в крупной компании. Придя туда, она заметила, что регламент работы офиса допускает массу мероприятий, которые не нужны. И какие-то производственные функции можно было бы выполнять по-другому и более эффективно. Но люди в состоянии хронического стресса и нехватки времени не размышляли о том, что стоило бы пересмотреть. Вскоре свежий взгляд нового сотрудника замылился, и она перестала видеть недостатки. Выполняла предписанное, как остальные.

Состояние регрессии, как результат стресса и нехватки времени, описано в научной литературе как «ургентная зависимость», когда человек пытается выполнять растущее количество задач за время, которого становится меньше.

Человек развивается, когда его жизнь имеет социальную направленность, когда он общается, обменивается опытом, получает обратную связь в том числе и о своих плохих поступках и думает, как их исправить. Если это из жизни уходит, развитие прекращается.

Как ломали личность в лагерях

Мозг человека устроен так: то, что не работает, угнетается. Если человек перестаёт спрашивать себя о правильности своих поступков, у него угасает способность принимать самостоятельные решения. Он принимает навязанный стандарт. Поэтому главная цель администрации состоит в том, чтобы замкнуть человека на нужный регламент, исключив свободный выбор.

Бруно Беттельхейм в своей книге «Просвещённое сердце» описывал лагерную инициацию, проводившуюся, чтобы сломить волю узника. Когда заключённых гнали по этапу в лагерь, над ними жестоко издевались, заставляя избивать друг друга, пока люди не становились полностью покорными.

В лагере можно было получить наказание за взгляд в сторону, если посмотрел, как избивают товарища, за проявление человечности и сострадания к собрату. Бруно Беттельхейм считает, что все эти действия были направлены на то, чтобы добиться регрессии человеческого сознания, чтобы у человека превратилась всякая попытка осмысления.

В лагере создавали атмосферу, в которой заключённые уничтожали друг друга. Бруно Беттельхейм, оказавшись там, не мог изменить ход событий, но в сего силах было не утратить собственного отношения к происходящему. Например, украл заключённый у другого еду, возникло угрызение совести, что лишил ближнего пропитания. Или же он может размышлять так: то, что я сделал, нормально, потому что я не могу быть человеком в сообществе, где все живут, как звери. Самооправдание приводит к ослеплению, а значит, в критической ситуации не получится принять верное решение.

Один исследователь творчества Беттельхейма писал, что там, где нет собственного отношения к себе и происходящему, начинаются зомби.

Примеры из книг «26 тюрем и побег с Соловков» и «Просвещённое сердце»

Юрий Бессонов в книге «26 тюрем и побег с Соловков» описывал, что большевики выстроили продуманную систему подавления человеческого сознания. Она не ограничивалась лишь избиениями, так как человек ко всему привыкает и в какой-то момент просто теряет чувствительность к боли. Большевикам нужно было создать систему, которая сдавливала бы человека тисками ежедневно: они выделяли одних заключенных и давали им привилегии, чтобы те притесняли своих собратьев, которые чувствовали себя ещё более унижено. Таким образом, заключённые «с правами» разрушали и самих себя.

Юрию Бессонову предложили работать на администрацию, что значило стать заключённым-надсмотрщиком над такими же, как он, в обмен на более комфортные условия. Он не согласился и решился бежать.

У Бруно Беттельхейма в «Просвещённом сердце» говорится, что тонко продуманная система уничтожения сознания людей была направлена на то, чтобы превратить людей в биомассу. В главе «Пробуждение в лагере» Бруно описывает, как каждое утро заключённых будили задолго до того, как они успели отдохнуть.

В Дахау сирена звучала в 3.15 утра летом, немного позже – зимой. Заключённым давали 45 минут на уборку. Двухъярусные нары нужно было привести в порядок: взбить подушку, расстелить клетчатое покрывало так, чтобы клетки были параллельны корпусу кровати. Тот, кто спал сверху, вставал на постель соседа, чтобы убрать свою кровать, и между ними возникала борьба, ведь за невыполнение приказа по уборке жестоко наказывали.

Если люди поддерживали друг друга, то они могли договориться и вместе справиться с этой задачей вовремя и хорошо. В противном случае заключённые восставали друг на друга по своей воле, без усилий надсмотрщиков.

В бараках должны были поддерживаться абсолютный порядок и чистота. Уборка постели была настолько сложна, что некоторые заключённые предпочитали спать в углу, боясь смять хорошо застеленную постель. Бруно пишет, что «подобное давление было ещё одним способом заставить человека действовать с механической аккуратностью автомата, соревнуясь с другими в скорости и эффективности». Для заключённого исключалась какая бы то ни было самостоятельность, возможность сделать что-то в соответствии со своим внутренним ритмом.

Следующий этап после уборки кровати – посещение туалета, которое было строго определено по времени. Но не все узники могли быстро уложиться в лимит, так как пища была негодной, многие страдали от расстройств пищеварения. «Заключённые, едва кончившие бить друг друга по поводу уборки кроватей, набрасывались на тех, кто, как им казалось, слишком долго сидел в туалете».

Наблюдение друг за другом в такой ситуации тоже не способствовало взаимному расположению. Заключённых с помощью таких технологий ввергали в состояние взаимной вражды, которое появлялось ещё до восхода солнца, до появления в лагере охраны. «Даже отсутствующее, невидимое СС уже сеяло вражду в массе людей, неспособных преодолеть свою злость и разрушаемых этой неспособностью».

Как ломается человечность в мегаполисе

Офисные работники в мегаполисе долго едут на работу и поэтому вынуждены просыпаться очень рано. В дороге они вместо того, чтобы послушать Св. Писание, духовную аудиокнигу, или помолиться, застряв в пробке, негодуют. Хотя что раздражаться-то, будто это впервые!

Во время поездки в метро внутреннее эмоциональное пространство человека также часто заполняется негативными переживаниями: окружающие мешают, толкаются.  Получается, что с самого раннего утра человек попадает в обстановку стресса, разрушающего сознание. Здесь нужно понять, что, если бы человек старался воспитать в себе иную доминанту восприятия, он бы с самого раннего утра настраивал себя иначе. У любящего Бога всё по-другому. В дороге можно читать, слушать что-то хорошее, молиться. Когда человек молится, у него создаётся положительный перевес, который не только отвлекает от прокручивания негативных мыслей, раздражения от дороги, но и не даёт слиться с жёстким формализованным процессом компании.

Увеличение рабочей нагрузки часто ведёт к тому, что работник теряет личные качества, входит в ургентную зависимость. Кроме того, существует огромная дистанция между людьми, занимающими рядовые и топовые позиции. Условия их работы значительно отличаются. Сотрудник на низшей позиции часто трудится в крайне стеснённых условиях. В то же время руководителю высшего звена может быть выделен для работы отдельный этаж, лифт, транспорт, помещение для питания с более качественным меню, спортивный зал, душевая.

Таким образом, сотрудник стимулируется к карьерному росту, чтобы хотя бы получить более здоровые условия труда. Но когда это случается, часто трудно остановиться, чтобы не стремиться занять положение руководителя, сместить его.

Конечно, эти состояния порабощают не каждого человека. Если работника повышают за хорошую работу, потери себя не случится. Это происходит там, где не задействованы личные качества человека, где есть разрыв между внешней деятельностью и внутренним – то, что называют сэлфом.

Если люди не властны изменить рабочие процессы, они в силах сохранить собственное отношение и чёткость внутреннего зрения, чтобы видеть то, что погружает психику в негативные состояния. Для психологического здоровья необходимо выполнять хорошо свою работу, в случае конфликта или трудной ситуации поступать по-человечески. Если разгневался, помириться с коллегой, а также в домашней молитве и на исповеди попросить у Бога прощения.

Сбежать из города – выход?

Сопоставление офисов и мегаполисов по психологическому воздействию, которое они оказывают на людей, с концентрационными лагерями, ставит вопрос: «Нужно ли людям бежать в деревни, каким-то образом менять обстановку?». Для многих ситуация такова, что деваться особо некуда. Часть людей сможет заниматься сельским хозяйством, но для многих это не под силу. Те, кто живёт и работает в мегаполисе, могут заработать какую-то сумму, чтобы купить землю и заниматься хозяйством в деревне. Кто-то именно так и поступает, получая отдушину в этом месте благодаря работе на земле. Но если нет возможности, чтобы заработать и купить землю и попробовать сменить образ жизни?

Впрочем, христиане признают, что у каждого человека есть свобода выбора, и что если мир управляется промыслом Божиим, то Господь, ставя человека в какие-то обстоятельства, обязательно подаёт возможности для разрешения. Для христианина нет безвыходной ситуации. Бывает, Господь ставит в трудную ситуацию, чтобы в человеке пробудился дух, развились христианские качества. Как пишет в своей книге воспоминаний протоиерей Михаил Труханов «Первые 40 лет моей жизни», когда он получил первый срок в годы гонений на веру, поначалу был печален, не понимал, почему он молился, но попал в тюрьму. Потом поверил, что Господь таким образом строит его жизнь и хочет к чему-то привести, успокоился и с радостью принял крест. И мы верим, что, ставя человека в трудную ситуацию, Господь показывает путь и помогает сохранить личностные качества.

Не все имеют возможность сменить обстановку и куда-то бежать, им приходится переносить испытание, как есть. Правда, тут необходимо сказать, что некоторые люди сами активно ищут возможности в патологическую обстановку попасть. Так, тот, кто выбрал главным в жизни зарабатывание денег, направляет все усилия только в эту сторону, должен понимать, что всё, что тянет за собой этот выбор – дело собственных рук.

Ложные цели, навязанные идеалы

Бывает и так, что человек хочет заработать денег на какую-то цель, чтобы устроить в дальнейшем свою жизнь. Но круговорот мегаполиса его затягивает и увлекает от первоначальной цели. Профессор Короленко и академик Дмитриева в книге «Аддиктология» в главе о роли социальных факторов в постмодернистской культуре пишут, что в обществе стимулируется продвижение ума над природой человека.

Один из общественных трендов – ориентация на идеалы, пропагандируемые в СМИ. При достижении их человек перестаёт воспринимать страдания окружающих. Многие начинают жить по принципу – «цель оправдывает средства». Авторы книги приводят контраргумент: «каковы средства, таковы и цели», «преступные средства не могут привести к гуманной цели, по мере их применения происходит незаметное в начале изменение самой цели, а далее её замена или исчезновение». Сужение сознания, о котором говорится, можно сопоставить с сужением, которое возникает у человека в условиях лагеря. И там, и там человек лишается своих личностных особенностей.

«Американская мечта»

Короленко и Дмитриева рассказывают о последствиях, к которым приводит стремление к «американской мечте», когда проблема смысла жизни подменяется проблемой достижения успеха и соответствия определённому имиджу. А он представляется как эквивалент смысла жизни. «Люди, реализующие этот идеал, последовательно, в стремлении к этой цели, духовно обедняли себя посредством фиксации энергии и эмоций на узком спектре деятельности, полностью отдаваясь ей и испытывая в рамках деятельности активные интенсивные эмоции. В случаях неудачи, разочарования, невезения наконец, они переключались на более лёгкие, не требующие усилий формы аддикции, как, например, не требующие усилий азартные игры, употребление алкоголя, марихуаны, иногда переедание и др.».

Американской мечте созвучна парадигма «светлого будущего», бытовавшая в условиях СССР. Она предполагала пренебрежение ко всему личному и интимному. Комментируя в связи с этим мысли Короленко и Дмитриевой, можно привести мысли известнейшего психиатра Л. Выготского, работавшего в «золотую эпоху» отечественной психиатрии, труды которого долгое время были под запретом и не печатались. Л. Выготский ратовал за отношение к каждому человеку как к уникальной личности, но подходы, которые он озвучивал в своих произведениях, противоречили общепринятому, поставившему перед психологией задачу вытачивания из людей винтиков для системы, стандартизированных человеческих существ, лишенных собственного взгляда на происходящее.

Побег в тупик

В советской парадигме различные сферы деятельности человека находились под жёстким контролем, и чем больше та или иная область деятельности затрагивала человеческие отношения, чем больше она была обращена к личности, тем жёстче был идеологический контроль. Люди пытались уйти в труднодоступную для официальной пропаганды деятельность: точные науки, математику, геологию. Такой уход далеко не всегда оказывался успешным.

Мысли Короленко и Дмитриевой можно прокомментировать ссылкой на некоторые идеи Бруно Беттельхейма. Он писал, что в концлагере, где невозможно было проявить личность во внешней деятельности, люди попадали в состояние регрессии, тупели. Чтобы мозг «не умер», они пытались вспомнить, например, математические формулы, которые учили в школе. По мнению Бруно, на каком-то этапе эта деятельность помогала, но всё-таки он не очень соглашался с тем, что эта помощь была серьёзной. В вспоминании формул личность человека не выражается. Это происходит, когда у человека есть некая вертикаль, уровень, на котором он ставит вопросы «кто я», «к чему я иду», «каково моё отношение к происходящему», «в чём мои главные жизненные цели».

Горизонталь это: сон, еда, работа. Личность сохраняется деятельностью из вертикали, которая позволяет подняться над текущей обстановкой. Если человек пытается развивать мышление, надеясь на что-то из области горизонтали, то всё равно возникает опасность, что он будет действовать по алгоритму и как личность будет стоять на месте.

Короленко и Дмитриева отмечают, что подходы, при которых подавляется личное, способствуют стимулированию фанатического поведения и развитию «эмоционального напряжения, депрессии, апатии, нарастанию аддиктивного поведения». Ведь человек, испытывающий напряжение, ищет способ разрядки. И если не может найти исхода в конструктивной деятельности, выбирает противоположную – напиться и отключить сознание от анализа окружающего ужаса.

«Депрессия успеха»

Учёные также описывают депрессию успеха, которую можно связать с упоминаемой выше «американской мечтой». Это явление выражается в том, что, пытаясь достичь успеха, человек пренебрегает очень многим на пути к нему. Взбирается на вершину, но теряет человеческие качества: способность к развитию, сочувствию, любви, эмоциональному отношению, переживанию радости самой жизни. То сужение, о котором говорится, можно сопоставить с происходившим в лагере. И там, и там человек лишается своих личностных особенностей. В этом случае депрессия становится тяжёлой и долгой. Вершина оказывается голой, на ней дуют холодные ветры.

Взбираться на другую уже не хватает сил и энергии, да и приобретённый опыт не очень обнадёживает, возникает вопрос, стоит ли вообще выкладываться? Взаимоотношения с людьми превращаются в формальные, «друзья» делают карьеру, контакт с ними ограничен деловыми взаимоотношениями. Семья есть, но каждый живёт своей жизнью, общие интересы сугубо материальные. На достигшего успеха смотрят, как на источник финансирования и благ, того, кто создаёт престиж семьи в обществе.

«Я и моя цель»

Приведём ещё некоторые мысли Короленко и Дмитриевой, которые могут быть сопоставлены с психологией узника. Они пишут о стремлении к совершенству, нередко встречающемся у современных людей и об «инструментальном» отношении к людям. Стремление к совершенству связано с желанием человека соответствовать каким-то стандартам, пропагандируемым СМИ и системой общественных отношений.

Речь может идти, например, о девушке, которая хочет соответствовать параметрам внешности, принятым в обществе, как эталон совершенства. В достижение этой цели она вкладывает время, силы. Эта цель актуальна для многих людей. Возьмём видео-ролик Грега Плитта «Я и моя цель». В нём он пропагандирует американскую мечту, призывает вкладывать в достижение главной цели – продвижение самого себя. Советует всё время и ресурсы тратить только на это.

Сам Грег занимался культуризмом, зарабатывал как модель, актёр. Он погиб во время съёмок рекламного ролика, в котором должен был обогнать поезд. Тем, кто хочет выбрать похожий образ жизни, стоит задуматься о риске растерять все человеческие качества на пути к цели. Такой человек, живущий в комфортных условиях, будет похож на узника концлагеря, который описан в книге Виктора Франкла «Сказать жизни да».

По Короленко и Дмитриевой у девушки, цель которой – внешняя красота, в фокусе совершенное тело. Она голодает ради него, а не для здоровья. Направленность на такую узкую цель приводит к тому, что и само стремление приобретает аддиктивный характер – становится зависимостью. Оно делает человека ограниченным, так как он напоминает робота с единственной программой. Поведение людей, имеющих подобные цели, вызывает соответствующую реакцию окружающих, которые перестают видеть в них живых людей, а видят машины, с которыми невозможны человеческие взаимоотношения.

«Такой процесс изолирует человека от общества, от людей и близких, приводит к одиночеству». Например, многие женщины всеми силами показывают свою успешность: с лёгкостью решают самые трудные проблемы, всегда находятся на высоте, позиционируют себя как некую «супер-женщину». Но сила и блеск успеха мешают окружающим эмоционально сблизиться с ними.

Корпорация – аддикция

Если тему сужения деятельности человека ещё глубже связать с темой лагеря, можно привести в качестве комментария мысли одного нашего собеседника.

Представители крупнейших компаний мира участвуют в конкурсах молодых специалистов и приглашают наиболее талантливых молодых юристов на работу, что необыкновенно привлекательно для последних. С точки зрения рассказчика этой истории, речь идет о своего рода ловушке, по типу морковки для осла. Главная цель любого юриста крупной компании, стремящегося к успеху – стать партнёром. Но, чтобы это произошло, необходимо много лет трудиться на износ, отдавая всё работе. Не все справляются и достигают желаемого, но компания получает крупную прибыль от такой отдачи молодых энергичных сотрудников. Для них же цена успеха огромна, а результат не гарантирован.

В книге Короленко и Дмитриева «Психосоциальная аддиктология» в главе «Социальная организация как аддиктивная фиксация» рассказывается о компаниях, построенных по принципу сект. Это сообщества, которые удовлетворяют базовые потребности человека. Организации часто обещают: «положительную оценку, признание, развитие социальных навыков, словом то, к чему люди стремятся в своих фантазиях», и эти обещания строятся на провозглашении участия её членов в осуществлении определённой миссии.

Члены организации находятся под влиянием мысли о реализации общего дела, придумывают решения, это отвлекает их от анализа истинного положения вещей. Фиксируясь на грандиозном, человек обретает уверенность в том, что он сам и дело, ради которого он работает, важны. Работая в такой компании, «человек перестаёт быть самим собой, перестаёт следовать своим способам поведения».

Эта картина похожа на реализованную в советских лагерях схему одесского предпринимателя Френкеля. Связанный с криминальным миром, он получил предложение властей о сотрудничестве, что впоследствии не спасло его от репрессий. Став узником лагеря, умный Френкель предложил руководству модель использования труда заключённых: выжимать все силы за первые месяцы срока. А потом не заботиться об истощённых людях, так как прибудут новые силы. Вся схема снабжения и обслуживания лагеря была построена на этой модели. Узников мотивировали на исключительно тяжёлый труд, а когда силы заканчивались, их выбрасывали.

Об общем нацизма и сект

Бруно Беттельхейм писал, что, когда нацизм получил в свои руки управление Германией, люди, не принимавшие его идеологию, оказались в затруднительном положении. Им нужно было предоставить самим себе аргументы в пользу своей позиции и даже выдержать некоторую социальную изоляцию, чтобы остаться верными своим жизненным ориентирам. Поэтому у них появлялась неуверенность в себе, в своих ценностях (здесь важна опора на Евангелие), перед ними открывалось страшное искушение стать, как все.

Нацистскую идеологию можно сравнить с аддиктивной организацией, так как она обещала человеку сразу всё то, что для многих людей является важным: социальный статус, деньги. Плюс – высшая идея, построение фатерлэнда, продвижение германского народа. Но плата была очень высока: приобщение к организации сопровождалось потерей личностных характеристик. Чем выше человек поднимался по нацистской иерархической лестнице, тем меньше в нём оставалось того, что определяло его, как личность. Так, Рудольф Гесс напоминал не человека, а марионетку, которая действует по определённой программе.

Причина зависимостей

Причина зависимостей, по мысли Короленко и Дмитриевой в том, что отношение к ближнему основано на принципе «инструментального» отношения к ближнему – как к вещи. Пока это не изменится, зависимость не победить.       

Психолог Шулинский, который руководил НИИ психологии РАН, в книге «Психология субъекта» в главе о тоталитаризме пишет об отношении к человеку, как продукту социальной среды. Пока в обществе это так, общую деструктивную среду не получится исправить. Люди ждут, что изменения должны начаться вовне: начальник или кто-то другой что-то сделает. А нужно менять самому, в пределах своего поля деятельности.

ПАРАНОИДАЛЬНОЕ Я

Мораль группы – как собственное я

В своей статье «Псевдо реабилитация наркозависимых в тоталитарных сектах» (XVIII международные Рождественские чтения) протоиерей А. Новопашин пишет, что когда люди попадают в сектантское сообщество и объединяются в группу, мораль отдельного члена и группы могут не совпадать. Например, группа хочет представить с помощью маркетинговых технологий производимую продукцию как жизненно необходимую, или стать единственным игроком на рынке, уничтожив конкурентов.

Религиозные секты используют практики, приводящие к расторможению психических процессов и люди, не имеющие духовного опыта, воспринимают состояние крайнего психического возбуждения как действие Св. Духа. Состояние взвинченности и экстаза становится для них неким психологическим наркотиком. Адепты становятся глубоко зависимыми от организации – все контакты ограничиваются членами организации, как это произошло с героиней романа «Сфера» Мей Холланд. Мораль группы, противопоставляющей себя обществу, становится доминирующей.

Психопрактики – психозы

Психопрактики приводят к глубоким изменениям в личности человека. Эти методики, чередующие сильные переживания и расслабление, приводят к химическим изменениям в организме человека. Как в сектантских группах, так и в «бирюзовых» компаниях (подробнее о них ниже) людям внушается идея исключительности, высшей миссии. В романе «Братья Карамазовы» чёрт приходит к Ивану и говорит: «После отречения от Бога падёт прежнее мировоззрение и прежняя нравственность и наступит «всё новое». Люди совокупятся, чтобы взять от жизни всё, что она может дать, но непременно для счастья, радости в одном только здешнем мире. Человек возвеличится духом божеской, титанической гордости и явится человеко-бог». Ежечасно побеждая уже без границ природу, волею своей и наукой, человек, тем самым, ежечасно будет ощущать наслаждение столь высокое, что оно заменит ему все прежние упования наслаждений небесных. Помним, что наслаждение и внимание – одни из факторов, способствующих образованию замкнутой нейронной сети.

Идея психоза, как её описывает нео-фрейдизм, говорит о том, что человек не может долгое время находиться в состоянии несоответствия между своим поведением и внутренними убеждениями. Если ничего не предпринять, через некоторое время сознание человека изменится и то, что раньше было неприемлемым, станет для него нормой. Нечто подобное происходит и при приобщении к еретическим учениям. Ересь препятствует соединению человека с благодатью Св. Духа, наполняет человека гордостью и делает его открытым для внушений со стороны падших духов. Человек совершает преступления с полной уверенностью о себе, как о высоконравственной личности, то есть не видит всей неправды, порочности. Так, насилие может совершаться утончённым человеком. Его представление о действительности становится игрушкой в руках тёмных сил, лицемеров, сект, корпораций.

Так, в книге «Неугасимая лампада» Бориса Ширяева есть хороший пример. Один персонаж с упоением растворяется в духовном песнопении Иоанна Дамаскина, потом отлучается на некоторое время, чтобы казнить заключённого, перед этим вырвав у него, живого, золотые зубы, и возвращается, как ни в чём не бывало, упиваться удовольствием от песнопений.

Такая деформация происходит, когда человек пытается приспособиться к среде, изменяя своим убеждениям. Результат – психоз.

Модель психоза, которая рассматривается, была разработана в рамках подхода, названного «неофрейдизм». Один из представителей этого направления – Бруно Беттельхейм, на которого мы много раз ссылались в статьях и лекциях. Концепция этого направления в психиатрии предполагает, что человек не может долгое время находиться в обстоятельствах, которые приводят к конфликту его внутренний мир. Существует риск, что внутренние противоречия проявятся в некоем параноидальном «я». Об этом написан роман нобелевского лауреата Уильяма Голдинга «Шпиль».

Параноидальное я в романе «Шпиль». Св. Игнатий Брянчанинов «О прелести»

Герой книги – священник, одержимый фантастической идеей построить самый высокий в мире шпиль, который будет прославлять Господа. Идея более, чем спорная, так как Господь сказал: «Любящий меня заповеди мои соблюдет», – так христиане призваны воздавать хвалу Богу. Священник был христианин, но под влиянием изначально ложной идеи его сознание меняется, он становится совершенно другим. Психологических механизмов, возникших в нём в результате следования ложной цели, он не замечает. Идеи неофрейдизма можно соотнести с учением св. Игнатия Брянчанинова «О прелести» (раздел 2, «Разговор старца с учеником о молитве Иисусовой»). По мысли святого, состояние прелести начинается с принятия ложной мысли, как истиной. На ней строится всё здание прелести, которое, будучи развито и укреплено, ведёт к изменению сознания.

Св. Игнатий пишет, что зарождение состояния прелести связано с двумя процессами. Первый – интенсивное использование силы воображения. Если это религиозный человек, молясь, он фантазирует об ангелах, небесах. К действию воображения присоединяются падшие духи: человек видит полномасштабные фантастические картины и считает их истинными.

Второй тип прелести связан с так называемым мнением. Читая у святых отцов о пережитых ими радости, блаженстве, человек хочет пережить эти состояния. Хотя образ жизни его совсем не такой, как у авторов, но желание настолько сильно, что он придумывает себе ложную идею о тех же состояниях. Далее через настойчивую уверенность происходит следующее: прелесть, войдя в человека, деформирует область его ощущений. Эти мысли святителя Игнатия прямо указывают на переживание космических, запредельных опытов на тренингах-медитациях.

Св. Игнатий также упоминает книгу «Подражание Иисусу Христу», которую автор написал в состоянии прелести. Он описывает свой опыт «общения с Ним». В воспоминаниях И. Ильина есть мысли о том, что для некоторых молящихся людей существуют страшные искушения: когда кажется, что «обнял Бога», а на самом деле просто «вышел из своей коробки».

О теории «Спиральной динамики»

Эта теория разбивает историю человечества на периоды, которым соответствует определённый цвет и набор характеристик. Заметим, что, по сравнению с фундаментальными трудами, этот достаточно примитивно представляет такую сложную тему. Согласно ему, религия относится к синему периоду и отрицается. Ей соответствуют понятия: ригидность, авторитарность, жёсткость системы.

Теория представляет «Бирюзовый период» как «возврат людей к сбалансированному коллективизму, объединение человечества в единое духовное целое с ориентацией на такие приоритеты, как забота об окружающем мире, простота жизни и уважение к людям, находящимся на любом уровне, а также стремление всех стать частью единой системы взаимосвязей, которую образуют все формы жизни».

Согласно теории, корпоративная культура – одно из высших проявлений интеллекта и общественной жизни человека.

«Бирюзовые компании» отличает интенсивное вовлечение человека в управление, внушение идеи рядовым сотрудникам, что их вклад неоценим и огромен. Бирюзовые компании активно цитируют великих восточных мыслителей (для которых личность человека иллюзорна): Будды, Лао-Цзы, Конфуция.

В России активно продвигаются идеи теории «Спиральной динамики» и перехода на модель «бирюзовых компаний», которые позиционируются как распространённое в мире явление. Это не совсем так, и крупные корпорации не торопятся следовать описанной типологии и перестраиваться в соответствии с ней.

Тем, кто хочет узнать историю развития религиозных идей человечества, рекомендуем работу Л. А. Тихомирова «Религиозно-философские основы истории», где он раскрывает процессы развития религиозных идей.

При более внимательном рассмотрении, типология спиральной динамики удивительно похожа на вдумчивое христианское отношение к реальности, описанное в книге «Архиерей» иеромонаха Тихона (Барсукова).

В ней есть часть, где новоприбывший архиерей устраивает всё по-своему: особняк, в котором он должен был жить, отдаёт под гостиницу для прибывающих к нему священников, приём по спискам и доклады превращает в живые беседы за чаем.     

Когда люди стараются привести свою жизнь в соответствии с христианством, они естественным образом приходят к тому, что современные специалисты по работе с персоналом пытаются создать в коллективах искусственно.

Любящие люди стараются создавать сплочённую семью, где каждый человек ответственно, без понукания относится к данной ему работе. Принципы, на которых построены такие союзы, анализируют и пробуют применять в корпорациях. Но главное препятствие этому в коллективах – себялюбие, где люди не слышат друг друга. В таких условиях настоящей сплочённости не случится, её создают искусственно. По сути, она только внешняя.

Два бизнес-тренера Роберт Киган и Лайза Лейхи написали об этом книгу «Неприятие перемен. Как преодолеть сопротивление изменениям и раскрыть потенциал организации». Основная проблема, с которой они сталкивались в работе с коллективами корпораций – себялюбие. Сотрудники считали себя экспертами высочайшего уровня, которым нет необходимости сверяться в своих решениях с другими. Как следствие, коммуникация в сообществе была не эффективной. Поэтому тренеры видели свою задачу в том, чтобы раскрыть глаза работников, что для достижения успеха им необходимо признать точку зрения другого, его взгляд на мир. Если люди преодолевали себя и прислушивались друг к другу, им удавалось сплотиться и улучшить ситуацию.

Бирюзовая компания «Сфера»

В романе-антиутопии «Сфера» описываются психопрактики, приводящие к изменению сознания.

Корпорация «Сфера» – типичная бирюзовая компания, которая активно использует мысли Вернадского о ноосфере, модифицирует идеи нью-эйдж применительно к экономике. Нью-эйдж – обобщение концепций, цель которых – уничтожение христианства. По сути, это эзотерические взгляды на реальность. Одна из них утверждает, что человечество находится в кризисе и только люди новой формации смогут найти пути преодоления кризиса. Через работу над изменением сознания им будет предоставлен интеллектуальный ресурс для решения сложнейших проблем.

Об изменённом сознании

По мысли св. Игнатия о прелести, люди, прошедшие через состояние изменённого сознания, не видят противоречий в своей системе. Путь к непротиворечивой логике таков: внимательно рассматривать все стороны своей жизни, стремиться к Истине и сохранять всё, что с ней связано, удалять к ней не относящееся. Так получится сформировать единство рабочего мыслительного процесса.

Второй путь эзотерический – человек достигает единства не через изучение себя и окружающего мира, а через некие извращённые толкования этого. К примеру, Бруно Беттельхейм описывал заключённых, оправдывавших себя обстоятельствами, или ложными идеями: избил солагерника, потому что в заключении нечеловеческие условия – среда такая, или потому, что избитый – еврей, а избивший – немец. У таких узников менялось сознание – они перенимали идеологию своих мучителей.

У людей с изменённым сознанием существует разрыв между глубинными основами личности и реальной деятельностью человека (он преодолевается через осознание и покаяние). Бруно Беттельхейм писал, что осознание спасало человека от регрессии сознания.

В жизни офисного сотрудника эта регрессия является результом противоречия внутренних ценностей и внешней деятельности. Это хорошо показано в фильме «Бумажный солдат», когда герой в глубоком внутреннем конфликте проходит через деперсонализацию – изменённое восприятие себя, и дереализацию – изменённое восприятие окружающей реальности.

Дополнение о параноидальном я

Приёмы воздействия на эмоциональную сферу человека стали использовать давно (можно сравнить лозунги современной финансовой структуры с лозунгами Соловецкой тюрьмы: «Ударники отделения, апрельский план должен быть выполнен к 25 числу», «Соревнованием добьемся выполнения контрольных цифр и улучшим свой быт»)

На этот счёт интересна книга «Беломорско-Балтийский канал имени Сталина: История строительства, 1931—1934 гг.» под редакцией нескольких выдающихся авторов. По задумке, канал должны были построить заключённые в нереально сжатые сроки. Но простым принуждением их к работам не удалось бы достичь цели. Поэтому была разработана система поощрений и повышения мотивации: доска почёта, переходящее знамя лучшего участка, наградные значки, оркестры, игравшие поднимающую дух трудящихся музыку. Очень похоже на то, что по сей день используют компании. Факт о значке за строительство канала: бывшая заключённая носила его с гордостью, как свидетельство причастности к великому делу, в то время как её муж считал, что выставлять напоказ прошлое узника – позорно.

О сталкивании людей в параноидальное я пишет в своей книге «Тавистокский институт» Даниэль Эстулин. Чтобы держать работников в подчинении, крупные компании осуществляют корпоративные структурные реформы, которые, по мысли писателя, приведут к тому, что люди примут фашистскую идеологию, как правдивую. Он приводит слова другого автора о том, что «Если атомизированный мир индивидов превратить в управляемую среду, которая согласуется с «фашистскими структурными формами», то разуму жертвы станет понятно, что наделить человека способностью жить в согласии с такой противоречивой средой может только потенциальное параноидальное я».

Пример из литературы

Разберём, как паталогически может меняться сознание, на примере Мей Холланд, героини романа «Сфера» Дейва Эггерса. Она превращается в адепта секты, будучи уверенной, что на самом деле просто вливается в работу компании. Автор показывает постепенный захват и разрушение сознания героини, за которым следует такой же крах и внешней жизни. Под нажимом организации она отказывается от любимого досуга, связанного с пребыванием наедине с собой и природой. О важности такого времени в жизни человека писали в главе об ургентной зависимости профессор Короленко и академик Дмитриева. Оно обладает отрезвляющим, проясняющим сознание действием, поэтому совершенно необходимо любому человеку, особенно жителю мегаполиса, загнанному работой и суетой, чтобы прийти в себя. Кроме того, таким образом человек получает иную наполненность жизни, связанную не исключительно с работой. Трагедия сотрудника, полностью живущего для компании – в том, что в случае потери места он лишается смысла жизни, ведь он заключался в работе.

Итак, внимание Мей с постепенной, но агрессивной настойчивостью поглощает компания. Начав с работы за одним компьютером, через некоторое время она одновременно наблюдает за 9-ю мониторами. Свободное от занятости в офисе время компания также заполняет разными интересными активностями: пикниками, вечеринками, концертами и прочими развлекательными мероприятиями. Мей всё больше погружается в жизнь корпорации, но пока ещё помнит, что должна заботиться о близких, и между очередной корпоративной вечеринкой и поездкой к близким совесть тянет выбрать второе. Однако со временем окружающая среда меняет её взгляды, продвигая в сознание деструктивные принципы.

Спустя время Мей начинает постоянно ощущать состояние внутреннего провала, который она описывает, как миллионы голосов погибших душ, рвущихся из-под воды. Страшное состояние необходимо чем-то закрыть – несчастная ещё больше погружается в работу.

Объяснение состояния Мей с точки зрения учёного и святого

Состояние Мей Холланд можно с осторожностью прокомментировать с помощью работы ак. Павлова о двух сигнальных системах. Последующее объяснение более подробно описано в статье ТРИ СИЛЫ: Цель жизни и развязавшееся стремление к игре (казино, гонки, игра по жизни).

У человека есть 2 системы: первая, обобщённо и условно говоря, отвечает за автоматизированную рефлекторную функцию (уклонение от удара или летящего предмета), 2-я система может быть сопоставлена с разумом (в конце жизни ак. Павлов пришёл к мысли, что эта система не является сигнальной – не приводится в действие внешними стимулами). Благодаря разуму человек может обогатить свой опыт реакций и ответить на внешнее воздействием не стандартно, как ожидается, а иначе. Научиться реагировать по-новому.

Технологии, манипулирующие сознанием, основной удар направляют на разум, чтобы:

а) человек реагировал рефлекторно – так, как это нужно манипулятору и

б) не мог сопротивляться самому формированию условного рефлекса.

Происходящее с Мей Холланд можно прокомментировать с помощью идей преподобного Марка подвижника, описанных в т.1 «Добротолюбия». Посмотрев на его творения с точки зрения нейрофизиологии, можно помочь человеку, оказавшемуся в положении Мей. Преп. Марк описывает ситуацию, в которой человек открыт для формирования у него условного рефлекса. За это ответственны три главные страсти: разленение (леность в духовной жизни), неведение (законов духовной жизни), нерадение (нежелание что-либо менять). Вследствие действия этих страстей душа человека начинает заражаться любопытством, она начинает увлекаться исследованием всего, кроме себя самой. Человек, столкнувшийся с проблемой, старается отвлекаться: соцсетями, новостными программами, ток или реалити-шоу.

Страсти, развивающиеся в человеке, подавляют в нём радение о всём добром. Они получают свободу входить в душу и действовать там. «Тогда жалкий слепотствующий ум удобно привязывается к каждой вещи видимой или мыслимой, или слышной: видит, например, красоту женскую, и тотчас уязвляется плотскою похотию». «Память, прияв таким образом страстно и с услаждением виденное, слышанное и осязанное, живописует потом образы того внутри, чрез воображение помышлений и злую с ними беседу, и тем оскверняет страстный ещё жалкий ум, чрез воздействие блудных духов».

Преп. Марк пишет, что человек «возбуждается страстию и делает свойственное ей, движась к похоти, и иногда во сне, иногда на яву издавая нечистоту, и без общения с женою в действительности». В результате «зло становится как бы врощённым и всуществлённым» в душу человека. От «равнодушия (разленения), забвения и неведения крепнут и увеличиваются подпоры всех прочих страстей. Будучи взаимными одна другой помощницами, и одна без другой не могучи иметь состоятельность, они (в связи все вместе) являются крепкими силами супостата и главными начальниками лукаваго. При посредстве их скопище духов лукавствия строит в душе свои ковы и успевает приводить в исполнение свои замыслы».

Преподобный призывает разыскать этих трёх сильных исполинов и победить их благою памятью, которая является причиной всего доброго. Просвещённое ведение отгоняет тьму неведения. Живая ревность возбуждает душу ко спасению. Человек может помнить о Боге, заповедях, последствиях соблазнов и неправедных поступков работая за компьютером, общаясь, получая информацию извне.

Добиться успеха и получить эти дары человек может не с помощью своего желания, а много и усердно молясь и призывая на помощь Бога. Силой Благодати в душе человека образуется тройственный союз: ведения, памятования словес Божиих и доброй ревности. Тогда неведение, нерадение, равнодушие исчезают из души, обратясь в ничто. В душе же начинает царствовать Благодать во Христе Иисусе, Господе нашем.     

БОЯЗНЬ НЕСОВЕРШЕНСТВА. НАВЯЗЧИВЫЕ МЫСЛИ, ФОБИИ, ОБССЕССИВНО-КОМПУЛЬСИВНЫЙ СИНДРОМ

«На меня все смотрят»

О людях, очень уж беспокоящихся о своей привлекательности, хорошо написал Достоевский. В «Идиоте» он показывает тщеславие одной из героинь (подразумевая под ней всех девушек), которая думает, что если у неё на носу вскочит прыщик, то все будут только на него смотреть.

В Братьях Карамазовых у одного героя, 13-летнего мальчика, был такой болезненный «пунктик», он хотел казаться умным и взрослым. Беспокоился, не презирает ли его молодой человек, которого он уважал. И вообще, каким его видят другие. Чтобы казаться взрослее и значительнее, он совершал дерзкие поступки и даже был приводим к судье. И вот ему говорят такую важную мысль, что это не только его особенность. Об этом думают все молодые люди. Этот чёрт вошел в молодое поколение именно через эту мысль, все люди стали чрезвычайно озабочены вот этой идеей – что обо мне думают другие, каким я кажусь».

Чувство, что «на меня все смотрят» порождает у человека зависимое поведение.

Возьмём для примера неуверенную в себе женщину. Она меняет мужчин, чтобы получить подтверждение своей привлекательности.

Причина этому – идеализированное представление о себе, которое не допускает недостатков. А если они случаются, тщеславец страшно смущается. Кстати, обратная сторона тщеславия – чрезмерная стеснительность. Поэтому стоит внимательнее рассмотреть, что к этому привело, если такое качество у вас есть.

Писатели о красоте

И. Ильин в книге «Некрасивая женщина» пишет, что она может не быть привлекательной внешне. Но, обладая качествами, определяющими женственность: милосердием, мягкостью, умением слушать, сопереживать, она наполняется внутренней красотой. Духовная глубина преображает внешнее, выступая на первый план.

В «Пармской обители» Стендаля молодой человек полюбил девушку с оспинами на лице. Но он полюбил её всю, как человека, личность, и этот внешний недостаток ему никак не мешал, даже стал дорог. Встречая других людей с оспинами, он вспоминал её и наполнялся чувствами тепла и симпатии.

И. Ильин пишет о том, что в каждом из нас есть купина. И подлинное общение возможно только тогда, когда из одной купины искра летит в купину другого. Без разгорания её внутри человек не может общаться с периферическим хаосом другого.

Может быть, женщина уверена, что именно форма скул – причина того, что она не может выйти замуж. Но как ни меняй их, или что бы то ни было, в браке незрелая личность удержаться не сможет. Главное в человеческих отношениях и в браке в частности – эмоциональная, духовная близость.  

Представление о себе и реальность

В продолжение мысли о внешности и видении себя. В книге «Пластичность мозга» описано представление людей об образе собственного тела. Есть случаи, когда реальный вид тела и представление о нём не совпадают. Например, при нарушениях типа анорексии. Девочка не ест, так как видит себя полной, хотя на самом деле её тело исхудало до опасного минимума. Это то, что учёные называют мнимыми недостатками: когда человек уверен, что ему необходимо меняться, или даже пластическая операция, потому что с таким носом, ушами или чем-то ещё жить нельзя!

Пациентки с анорексией признавались, что мужские голоса грубо разговаривали с ними, запрещая есть. С точки зрения христианства это объясняется тем, что истончённые голоданием умы были открыты демоническому влиянию, которое могло вкладывать в них любые мысли и образы. Например, что она толстая, в то время, когда тело почти иссохло от голодания. Любая чрезмерность – от демонов, об этом пишет св. Иоанн Кассиан-Римлянин. Цель их – свести человека с ума, и в конечном счёте погубить.

Так, одна девушка рассказывала, что в первые дни голодания ощущала эйфорию. Спустя какое-то время у неё на органическом уровне произошли изменения, которые привели к серьёзным расстройствам. Она перестала воспринимать время, могла на минутную манипуляцию тратить часы!

В случае обсессивно-компульсивного синдрома человек не может трезво оценить ситуацию, так как у него в мозгу нарушена определённая связь. Отсюда – непрекращающиеся, почти ритуальные действия, которые призваны устранить причину беспокойства. Например, один талантливый резчик не мог молиться перед иконой и попросил поменять её на другую, потом – на третью, но каждая последующая также казалась несовершенной, ему мешала какая-то чёрточка, которую видел только он.

Что делать?

Учёные рекомендуют в подобных случаях отвлекаться от навязчивых мыслей, как бы трудно это не было. Силой уводить сознание на что-то другое, сформировать навык по-другому реагировать на происходящее. Христианский подход – чтобы преодолеть фобию, нужна вера в Бога. К сожалению, часто люди выбирают «помощь» колдунов и магов.

Если человек сильно беспокоится о своей внешности, нужно понять, что стало причиной этого беспокойства. Что вообще движет человеком, чем он дышит, живёт. Важны ли ему восхищённые взгляды, лайки и одобрение окружающих.

Чтобы понять это, важно самого себя спросить. И ответить, опираясь на Евангелие.

Зависимости, связанные с сексуальностью человека

См. ответ «Любовная зависимость, зависимые отношения (также – о зависимом отношении в целом)». Ответ был записан, исходя из вопросов людей. https://vk.com/wall-184086372_37, https://castbox.fm/channel/2202992. Также – лекцию Дети 404, гомосекусуализм, ЛГТБ с точки зрения пастырского осмысления (1 и 2 части)

Склонность к мазохизму

Пример нижеследующего исследования взят из книги Нормана Дойджа «Пластичность мозга», где автор пишет, что есть схожесть между тем, как формируются склонность к мазохизму и зависимость от эротических образов. Нам это интересно постольку, поскольку та же модель применима к образованию зависимости от работы.

Специалисты наблюдали группу людей с мазохистскими наклонностями. Им удалось выяснить, что в детстве исследуемые проходили через опыт преодоления тяжёлого заболевания: больница, изоляция, страдания, неприятные болезненные процедуры. В попытке выйти из этого трудного состояния, они сконцентрировались на эротических переживаниях. Один из фундаментальных законов работы мозга заключается в том, что одновременно активируемые нейроны связываются между собой. Так, «убегая» от боли через страстное переживание, страдальцы получили более комплексную проблему, связав эротическое и болевое переживание в одно.

Если бы эти люди старались молиться, читали духовных авторов, Писание, или опирались бы в своих страданиях на опыт новомучеников, утешались в Боге и уповании на него, искали тех, кому ещё хуже и необходима помощь, то всё было бы по-другому.

Порно зависимость и неосексуальность

Порноиндустрия использует захват сознания, обращаясь к эротическим склонностям человека, который погружается в видеопоток, и со временем те образы, которые привлекли его внимание, включаются в новые сюжеты, развивают новые воображаемые сценарии.

В итоге в человеке формируется замкнутая нейронная сеть, которая откликается на любое простейшее прикосновение, вроде стука по клавишам на клавиатуре. Норман Дойдж называет этот процесс формированием неосексуальности: когда отделы мозга, отвечающие за разные процессы, сливаются на физиологическом уровне в рамках одного сценария. Например, мысль о супружеской близости активизирует центр мозга, связанный с насилием. Механизм образования неосексуальности отчасти сопоставим с механизмом преодоления порога убийств, применявшимся в японской армии.

Солдату в нужный момент необходимо выстрелить в человека. Но именно тогда у него может возникнуть стоп-сигнал на это действие. Чтобы этого не происходило, японским солдатам показывали на экране сцены реальных жестоких убийств во время вкусного обильного ужина с участием приглашённых гейш. Таким образом, убийство объединялось с физическими удовольствиями.

Тема семьи и подлинной любви в антиутопиях

В романе «Сфера» был очень заметный эпизод с растормаживанием сексуальных влечений работников компании, когда главная героиня приходит в корпоративную клинику и ей выдают много презервативов.

Многие, наверное, замечали, что во многих антиутопиях есть запрет на близкие, доверительные отношения между мужчиной и женщиной, а тем более на создание полноценной любящей семьи? Как правило, в этих произведениях родители нужны, чтобы выполнить биологическую функцию, а впоследствии детей воспитывает общество, система. Конечно, эту особенность можно объяснить с прагматической точки зрения. Например, в СССР также пропагандировался подход, что люди не должны проводить много времени в семье. Политика в отношении работников была такой, чтобы они как можно больше времени были на рабочем месте. Кто-то предполагает, что невероятно тесные квартиры проектировали, исходя из этого принципа.

Возможно, причина отсутствия семей и подлинной любви в антиутопиях в том, что у людей, находящихся в близких отношениях, вырабатывается вещество окситоцин, которое способствует разрушению прежде существовавших устойчивых нейронных связей. Именно оно помогает влюблённым менять жизнь, отказываясь от удобных привычных сценариев и начинать с чистого листа, жертвовать ради любимых материальными благами, временем, комфортом и покоем. В сознании любящего человека внедрённые манипулятивные модели становятся неактуальными.  

Этот факт подтверждает слова Св. Писания о том, что тем, в ком в последние времена охладеет любовь, будет попущен дух лжи.

Всё это связано с рабочим процессом, о котором мы говорим, так как механизмы воздействия на сознание человека в описанных случаях похожи на те, что применяются для воспитания лояльности сотрудников.

Как не стать параноиком?

Если способность мыслить и принимать самостоятельные решения у человека подавляется, ему трудно сопротивляться изменениям, навязываемым извне. В результате в нём формируется патологическая доминанта, через которую он смотрит на мир и взаимодействует с ним. Для формирования патологического условного рефлекса в разные исторические периоды подавлялось то, что называется «культурным человеком».

Силы сопротивляться этим принципам есть до тех пор, пока есть понимание, в связи с чем от них нужно отказаться. Этот аналитический мыслительный процесс в человеке системе нужно заблокировать, чтобы прекратить сопротивление. К слову, гипноз уличных цыганок построен на том же принципе – замылить и отключить сознание.

Личное отношение к происходящему даёт возможность сохранять разумный взгляд. Противостояние рефлексу достигается деятельностью ума. Такой подход даёт возможность выжить в замкнутой системе.

Как писал один миссионер, человек в состоянии страсти (с отключённым разумом) подобен высокоорганизованному животному: совершает немыслимые, дикие поступки. Авва Дорофей говорит, что, поступая по страсти, человек подвержен адской муке. Христиане верят, что накопленное за жизнь на земле будет наполнять личность и после смерти. То есть, зло, живущее в человеке, делает для него недостижимым Царство Небесное при жизни и после смерти. Поэтому важно стремиться успеть избавиться от страстей, пока есть такая возможность. И именно об этом говорят слова: «Царствие Божие внутрь вас есть».  

Чтобы сохранять разумную деятельность, во время механической работы (вязания, работы на конвейере, сортировке) можно читать Иисусову молитву, и если есть возможность, смотреть время от времени на иконы. Вообще, молиться можно всегда и везде.

Напряжённая же мыслительная работа, во время которой трудно молиться, может сопровождаться памятью о Боге.

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ УМА В РАМКАХ ТЕМЫ ВЫЖИВАНИЯ

Вчувствование в ситуацию

Норман Дойдж в книге «Пластичность мозга» пишет о морских цыганах – племени, живущем морским промыслом. Во время природного катаклизма, погубившего много живого, им удалось не пострадать. Это произошло благодаря их способности наблюдать и видеть целостность природы. Заметив, что слоны ушли вглубь суши, замолчали цикады, море отступило и по нему пошла лёгкая волна, они тоже перешли в безопасное место.

После страшной катастрофы, унёсшей множество жизней, их спросили, почему другие племена, также жившие промыслом и знавшие море, не спаслись. Цыгане ответили, что те были слишком сконцентрированы на улове и наблюдали только за наживкой.

Применительно к сегодняшнему дню этот случай можно рассмотреть в рамках обсессивно-компульсивного синдрома, но не в его клиническом воплощении, а когда человек действует по определённой модели, не анализируя реальность. Например, что статус это – носить часы определённой марки, ездить на машине представительского класса, дружить с важными людьми. 

От чего зависит способность к выживанию?

В монографии «Homo Postmodernus. Психологические и психические нарушения в постмодернистском мире» академик Дмитриева Н.В. и профессор Короленко Ц.П. пишут, что люди с нарушениями не замечают нужное для выживания, так как не анализируют реальность целостно.

Чтобы выжить, человеку необходимо любить свою работу. Трудясь в заключении, Евфросиния Керсновская спасалась привычкой делать всё хорошо, на совесть. Вот что она говорила: «Моё счастье, что я умею работать и способна любую работу полюбить. Когда стараешься в каждый трудовой процесс вносить что-то новое, совершенствовать старые пути и изыскивать лучшие, каждая работа становится творчеством, а творчество – синоним радости». «Я всегда терпеть не могла механически выполнять свою работу, повторяя без изменения одно и то же из дня в день. Мне всегда хотелось понять суть того, что я делаю, чтобы с каждым разом делать лучше, чем вчера».   

И ещё, когда она работала в лагерной больнице: «За одно поручусь: я осталась беззаветно предана своей работе, бескорыстно не щадила себя, стремясь помочь тем несчастным, которым могла помочь». «Говорят, что я просто-напросто работаю всегда на износ, и говорят это с оттенком презрения и сознания собственного превосходства. Пусть так! Но я не жалею, что никогда не лукавила и не пыталась найти более лёгкую дорожку. В те годы горького незаслуженного унижения мне облегчало жизнь сознание того, что я поступаю согласно девизу Жанны Д’Арк: «Делай то, что считаешь правильным, и будь, что будет!». Мне не приходилось ни колебаться, принимая решение, ни раскаяться в том решении, которое я приняла».

 

«Даже будучи батраком, я оставалась в душе хозяином. Пассивная роль не для меня. Долгие годы, дальние края, голод и неволя не смогли изменить того, что всегда было моим лозунгом: если что-либо стоит делать, то делать только хорошо.

Это всегда доставляло мне много хлопот, причиняло вред и было причиной многих лишений, но теперь, когда жизнь позади, я могу только сказать: спасибо вам, мои родители, спасибо за то, что вы научили меня любить правду и идти лишь прямым путем. Труден и мучителен этот путь, но идти по нему легко, потому что нет колебаний и сомнений».

«Мое счастье, что я умею работать и любую работу способна полюбить. Когда стараешься в каждый трудовой процесс внести что-то новое, усовершенствовать старые пути и изыскивать лучшие, каждая работа становится творчеством, а творчество — синоним радости».

«На душе было ясно, радостно, весело. Сознание хорошо выполненной работы само по себе является наградой».

«В любой выполняемой мной работе я никогда не повторяю механически одни и те же операции, а напротив: каждый раз пытаюсь внести какое-либо усовершенствование. Таким путем можно достичь виртуозности. Разумеется, не без того, чтобы иногда ошибаться. … Не все ошибки смертельны. Можно и даже нужно ошибаться… осторожно. И делать правильные выводы из своих ошибок».

«Я никогда не оглядываюсь на то, как работают другие, и это никоим образом не влияет на мое отношение к труду».

«Я всегда терпеть не могла механически выполнять свою работу, повторяя без изменения одно и то же изо дня в день. Мне всегда хотелось понять суть того, что я делаю, чтобы с каждым разом делать это лучше, чем вчера».

«Я, как всегда, бодро и охотно взялась за дело, не дожидаясь понукания, – это куда легче, и даже если устаешь, то не испытываешь гнетущего уныния».

«Мое счастье, что я люблю работу и нахожу в ней удовольствие, если могу хорошо и красиво ее выполнить. А такая сноровистость помогает не слишком калечить руки. Если работать охотно, то легче не замечать боли и усталости и, что еще важнее, забывать свое горе».

Советы старцев о том, как нужно работать

Конечно, не всем обязательно работать сутками, не щадя себя. Нужно помнить, что чрезмерность – враг человека. Поэтому нагрузку необходимо нести, согласно своим силам и возможностям здоровья и помня о тех, кто зависит от нас. Академик Ухтомский приводит в своей книге «Доминанта души» пример молодого талантливого учёного, доведшего себя до истощения подготовкой книги к печати. Он был в отпуске, но почти не спал, торопясь успеть, и умер от паралича сердца, оставив жену и маленького ребёнка.

Зосимовские старцы (из Зосимовской пустыни) тем духовным чадам, которые избирали одинокую жизнь, вменяли работу в государственных учреждениях, как послушание в монастыре, и послушник должен был относиться к нему со всей совестью, ответственностью и любовью. Незримые для мира иноки должны были, по мысли старцев, нести своё послушание, как перед очами Божиими.

Один из последних старцев Зосимовой пустыни, преподобномученик Игнатий Лебедев, вменял в святое послушание своим чадам ревностное отношение к своим гражданским и служебным обязанностям. Вот что они отмечали: «Жизнь наполнялась до краёв. Протекая в тех же внешних формах, она получала не только иное содержание, но и окраску, всё уже делалось во имя Бога и ради Бога».  

Выполняя свою работу, человек должен сохранять ядро своей личности. Как боец, которому точно нужно знать границу своего удара. Христианин в любой своей деятельности стремится сохранить связь с совестью.

Св. Василий Великий говорил, что иноки, живущие отдельно, должны, время от времени общаться с другими иноками для обмена опытом. Но возвращаясь в свою келью, они, избравшие уединённый подвиг жизни, должны рассмотреть, как проходило общение.

Подобное советует и авва Дорофей, говоря, что после общения монахи они должны рассмотреть происшедшее. Это же правило можно применить к обычным людям.

Любому человеку необходимо внимательно наблюдать за собой и контролировать то, как он общается, свою деятельность и ход мыслей, чтобы не они и чувства вели человека, формировали его поведение, а наоборот. Бывает так, особенно у эмоциональных людей, что человек подвержен распылению. Например, нужно сделать отчёт, но какая-то деталь из него отвлекла и увлекла на несколько часов в сторону. И вот прошло время, отчёт должен быть готов, а человек изучает ненужную информацию.  

Держать голову в трезвости

Манипулятивная модель берёт некоторые значимые принципы, например, потребность в причастности, значимой деятельности, и соединяет со своими предложениями, меняя по мере погружения в это человека так, как необходимо.

С помощью определённых технологий в сознании создаётся закрытая нейронная сеть. В терминологии физиолога Анохина – функциональная система. Что это такое, легко понять, наблюдая людей с игровой зависимостью. Вот адекватный, нормальный человек. Но, стоит ему увидеть фишку, включается функциональная система, сформировавшаяся во время игры, остановить которую игрок не в силах. Она же действует в узнике концлагеря, но пробуждает не азарт, а чувства подавленности, депрессии, одиночества, отчаяния.

Это наглядно показано в основанном на реальных событиях фильме «Колония Дигнидад», истории о секте, существовавшей под видом благотворительной организации, где скрепляющей манипулятивной идеей была религиозная потребность человека. Людей эксплуатировали, внушая, что труд до последней капли пота угоден Господу. Но имя Бога звучало там только на словах, дела говорили об обратном.

Нужно помнить самое важное – опасность там, где от человека требуется отказ от собственной личности. Именно так работают секты и им подобные организации, умело насаждая в сознание «нужные» мысли и формируя нейронную цепь и поведенческий паттерн. Адепт должен отдавать служению всего себя без остатка. Если он протестует, говоря, например, что ему нужно личное время, чтобы видеться с родителями или делать что-то для близких, значимых людей, то ему внушается утверждение, что они стоят на пути его развития. Мешают ему посвящать себя тому, что он хочет (читай, что угодно секте).

Примеры из жизни, литературы, советы святых

Одна девушка рассказывала, как устраивала праздники для детей с ограниченными возможностями, и как это было непросто. Помимо сложной и масштабной организационной работы, которая отнимала много сил, она долго приходила в себя после события. Целый день после него голова была занята тем, как всё прошло. Это было очень утомительно, девушка даже думала перестать устраивать мероприятия, хотя понимала, что они приносят много радости и нужны детям. В прошлом автор рассказа была эзотериком, а им особенно свойственны эмоциональные состояния. Вихрь мыслей и чувств захватывал её и долго не отпускал.

В подобных ситуациях необходимо следовать советам св. Василия Великого и преп. Аввы Дорофея: вспомнить и внимательно проанализировать событие, своё поведение и чувства. Тогда не поток эмоций и мыслей будут вести человека, но он сам будет разумно действовать.

Даже в условиях суеты и абсолютной нехватки времени необходимо и можно найти минуты на молитву, чтобы остаться с трезвой головой. Так, один человек делился своим трюком: чтобы побыть в тишине, успокоиться и настроиться на рассудительное восприятие реальности, он уходил в туалетную комнату, тщательно мыл руки и в это время молился, настраиваясь и прося помощи у Бога.

Воспрепятствовать образованию условного рефлекса может деятельность разума. Говоря об этом с точки зрения учения ак. Павлова о двух сигнальных системах, можно сказать, что вторая сигнальная система препятствует образованию условного рефлекса. Если она отключена, как в случае с зависимыми игроками, возникает прямая угроза формированию условного рефлекса. О последствиях этого можно прочитать в рассказе Варлама Шаламова «Термометр Гришки Логуна».  

В нём описан сложный и тяжелый переход от физического труда к умственному. «Трудно было мне писать, и не только потому, что загрубели руки, что пальцы сгибались по черенку лопаты и кайла и разогнуть их было невероятно трудно. Можно было только обмотать карандаш и перо тряпкой потолще, чтобы имитировать рукоятку. Когда я догадался это сделать, я был готов выводить буквы. Трудно было писать, потому что мозг загрубел так же, как руки, потому что мозг кровоточил так же, как руки. Нужно было оживить, воскресить слова, которые уже ушли из моей жизни, и, как я считал, навсегда» [12, с. 127].

Чтобы вернуться к умственной деятельности, необходимо было вернуть то, что исчезло из жизни заключенного. «Я не мог, не мог выжать из своего иссушенного лагерем мозга ни одного лишнего слова. Не мог заглушить ненависть. Я не справился с работой, и не потому, что слишком велик был разрыв между волей и Колымой, не потому, что мозг мой устал, изнемог, а потому, что там, где хранились прилагательные восторженные, там не было ничего, кроме ненависти» [12, с. 127].

Проблема героя оказалась не просто в памяти и ее воскрешении, способности мыслить, проблема – в пустоте, возникающей от физического и морального истощения. В душе не осталось места для чего-то светлого, там все уже заполнено, но другой полнотой – злобой и ненавистью. За годы срока у героя рассказа доминирующим чувством стала ненависть.

Когда какое-то переживание становится доминирующим, у человека происходят изменения на физиологическом уровне. Причина этому – нейропластичность мозга. Академик Ухтомский описывал это в учении о доминанте.

В ситуации стресса человек старается не думать о нём, сбежать в алкогольное расслабление, забыться в сериале. Но закрыть глаза – не значит решить проблему.

ЛЮБОВЬ КАК ОСНОВА ВЫЖИВАНИЯ

О покаянии на основе опыта людей, переживших экстремальные ситуации

Многочисленные вопросы, связанные с психологическим выживанием в условиях офисов, мегаполисов, привели к мысли, что необходимо изучить опыт узников и людей, переживших экстремальные ситуации. Как для современных жителей больших городов, так и для заключённых, характерно сужение сознания, если эти люди не живут активной духовной жизнью.

Покаяние становится возможным, когда человек на определённом этапе начинает сопротивляться воздействию сил, стремящихся подавить в нём разум и совесть. Без них невозможно покаяние, которое есть ключ к благодати. К нераскаявшемуся сердцу она не сможет приблизиться.

Чтобы не сползти в психоз, нужно не подводить под своё поведение, противоречащее совести, различные философские доктрины. Помня Бруно Беттельхейма, необходимо держаться той черты, за которую нельзя переступать, чтобы не потерять себя. Если это всё же произошло, нельзя оправдываться, так как это – приобщение ко лжи и последующие деформация и регрессия сознания.

Чтобы каяться, необходимо хранить состояние идеала, иметь мужество и честную трезвость, чтобы взглянуть на состояние своей совести. Оступившись, просить у Бога прощения. Чтобы доминанта осталась таковой и не началось внутреннее расщепление между принципами и действиями, нужно просить помощи Господа, если у самого человека нет понимания, как должно было поступить. Без самооправдания, просить дать мудрость поступать по совести.

Вечером, вспоминая и анализируя поступки, необходимо честно «разложить их по полочкам», но не для порядка, а затем, чтобы разобраться в себе, увидеть грех и искренне покаяться. Также важно не углубляться в слишком скрупулёзный анализ, чтобы избежать мнительности (помня, что любая чрезмерность от дьявола).

Ежедневное испытание совести приводит к тому, что благодать Св. Духа своим наитием умиротворяет ум – уходит напряжение. Человек навыкает переживать это состояние и старается хранить его в течение дня. Развивается внимательное отношение к своим словам, мыслям, поступкам, другими словами – навык трезвения. Укрепившись, он даёт возможность видеть опасность потери мира наперёд и беречься её, прогнозируя развитие ситуации. Подобно опытному спортсмену-бойцу, который по мельчайшему движению противника может прочитать дальнейшую траекторию и силу движения и избежать удара или правильно встретить его.

Общее в психологии узника концлагеря и офисного работника

Психологический портрет узника, описанный Виктором Франклом в книге «Сказать жизни да» соответствует психологическому портрету человека, который живёт только работой и поэтому утратил свои человеческие качества. Последствия этого, когда человек теряет эмоционально значимые связи с людьми, способность ценить красоту природы, описаны профессором Короленко и академиком Дмитриевой в книге «Психосоциальная аддиктология» (аддиктология – наука о зависимом поведении прим. ред.) в главе «Ургентная зависимость» (ургентный от англ. слова «urgent» срочный).

Как в случае заключения, так и в случае ургентных аддиктов (зависимостей), люди спешат сделать всё большее количество дел, стремятся к успеху, пренебрегая аспектами жизни, без которых развитие личности замедляется. Человек превращается в робота, выполняющего определённую программу: узник думает о хлебе на день, работники – как дожить до зарплаты. Принцип выживания в обоих случаях заключается в том, чтобы не потерять любовь. Если пропадает человеческое отношение к другим, они воспринимаются как инструменты для достижения своих целей, то угасает духовная активность. А значит, как писал Л. Выготский в работе «Нарушение понятий при шизофрении», начинают распадаться усвоенные понятия, человек как бы «обнуляется».

Пока человек относится к ближнему по любви, его мозг находится в постоянном движении. Оно прекращается при переключении на инструментальное отношение к людям. Бруно Беттельхейм отмечал, что эмоциональное реагирование – один из пунктов, отличавших человека в концлагере. Оно не характерно для современных людей, которые живут только своими интересами, не обращая внимания на ближних. Привыкшему к этому мозгу трудно перестроиться на другой способ организации жизни и мышления. Как результат, человек перестаёт обращать внимание на разнообразие реальности, теряет гибкость мышления – не видит множества вариантов действий в той или иной ситуации. Разные люди мыслят и действуют отлично друг от друга, и если не отворачиваться от ближнего, то его опыт, если он не противоречит Евангелию, обогатит остальных.

Любовь – задача, которую нужно решать каждый день

Можно любить ближних, если есть способность к чуткости, сопереживанию. Но часто информационный шум заглушает эту настройку и сбивает внимание на пустое, вытесняя из фокуса ближних и то, что с ними связано. Чтобы сохранить обращённость к другому, нужно постоянно бороться за чистоту своего восприятия. Это первый аспект покаяния – мы боремся за те идеалы, в истинности которых убедились. Если этой борьбы не происходит, человек утратит и веру, и любовь, так как ошибочно думает, что может сохранить их, ничего не делая. А ведь даже влюблённость нужно сохранять, поддерживая отношения, встречаясь и общаясь. Вспомним весьма кстати доминанту академика Ухтомского, который говорил, что если не развивать в себе деятельность, направленную на область интереса, то переживания утратят подпитку. Также и с покаянием.

Однажды ты ощутил любовь и думаешь, что она будет всегда с тобой, но нет, любовь будет затемняться и нужно будет постоянно пробиваться снова к объекту любви подвигом, слезами и молитвами (св. прав. Иоанн Кронштадтский).

О том, что любовь в христианском понимании не только помогает человеку выжить, но и выбрать верную траекторию жизни, тоже говорилось. По этому поводу можно отметить опыт разведчика Быстролётова, который в 1937 г. был репрессирован и находился в Сухановской тюрьме. Он прошёл пытку изоляцией: находился в крошечной камере, был лишён возможности читать, писать, общаться. Но, несмотря на это, сумел сохранить личность благодаря тому, что не растерял человечность и любовь, без которых можно превратиться в живой труп. Это очень важно, ведь в его профессиональном арсенале были другие способы выживания в трудных и экстремальных ситуациях. Но он пришёл к выводу, что для сохранения личности в заключении работают только любовь и человечность. Важно понимать, что это такое в христианском контексте. Для христиан тема любви неразрывно связана с Личностью Иисуса Христа. Она является мерой христианского представления о любви. Если её нет, возникает риск манипуляции этим понятием.

О какой любви идёт речь?

Один психиатр рассказывал о способе формирования комфортного служащего (который не задаёт вопросов) с помощью термина любовь, вырванного из контекста. Применительно к работе он связывается с понятием толерантность, лояльность, терпимость.

Чтобы понятие любви не подменялось, необходимо помнить о том, что оно изначально представляет. В части 3 статьи «Обращение к полноте» приводятся мысли академика Ухтомского, христианского учёного, который был в годы гонения на веру тайным епископом. Христианское понимание любви он в терминах нейрофизиологии назвал «доминантой лица другого». Она предполагает сознательное проявление внимания к ближнему: попытаться увидеть его уникальное своеобразие, понять его. Если это происходит, каждая встреча с ближним становится приобретением опыта, а реальность становится шире. Для эгоиста мир гораздо более ограничен, сух, неинтересен. Для любящего сердца мир многогранен, наполнен смыслами, прекрасен (пусть даже это лишь отблески райской красоты, которую человек мог наблюдать до грехопадения).

Без опоры на Евангелие трудно увидеть манипуляцию понятиями, когда, например, человеку предлагают любить свою компанию, отдавать ей время и силы в ущерб всему остальному. Корпорация стремится захватить человеческое сердце, этика компании внедряет свои постулаты на те уровни, где у человека находятся принципы поведения. Для христианина это евангельские основы. Если у человека нет духовной жизни, то возникает риск, что примет навязанные представления, уравнивающие всех под общий стандарт и отсекающие за ненадобностью индивидуальность каждого, по примеру того, как это происходит в сектах.

Зачем это офисным клеркам?

Методы экономического воздействия на персонал себя исчерпали. Можно повышать зарплату, давать бонусы, но выше определённого порога человек работать просто не в состоянии. Даже если зарплата очень большая, пока человек является личностью, он хочет провести выходные с семьёй или занимаясь тем, что полагает для себя ценным. А экономическая модель стремится сделать так, чтобы работник по собственному желанию стремился всего себя реализовывать в работе и только в ней видеть радость, построить нейронную цепь по принципу работа = счастье.

Когда не хватает внешних инвестиций, нагрузку увеличивают, стимулируя работников самих хотеть работать больше. Один из таких приёмов – разделение работников на категории. Одна категория работает в худших условиях, другая – в более комфортных. Идея – трудись больше, чтобы улучшить положение. А втянувшись в конкурентную борьбу и нарастив ритм работы, остановиться сложно, даже если цели достигнуты. Некоторые компании строго регламентируют дресс-код руководителей, когда часы и прочее должны быть определённых марок, чтобы производить впечатление успешного человека и побуждать сотрудников уровня ниже стремиться к тому же.

Чтобы человек работал и ничего, кроме этого, не хотел и не знал, в качестве бонуса и заботы ему предлагаются различные тренинги, например, динамические медитации по методике Ошо. Она подразумевает расслабление таким образом: проговаривание бессмысленных слов и одновременные хаотические движения тела. Предполагается, что так тело освобождается из-под контроля разума и попадает во власть инстинктивных проявлений, что ещё не так плохо. Хуже, что через это люди открываются действию низших духов. Подобные практики сопровождаются эйфорией, растормаживанием влечений, что приводит к закреплению патологических нейронных сетей.

Чтобы это получилось, нужно разрушить в человеке систему понятий. Пока она существует, человек не станет комфортным служащим. Фильм «Свой человек», основанный на реальных событиях, рассказывает об учёном, который работал на табачную корпорацию. Компания пытается сделать его удобным служащим через сделку с совестью. К счастью для него, и несмотря на применённую силу, попытка оказалась неудачной.       

В фильме 20 сигарет показаны проблемы современных офисных работников. В сложной ситуации герой должен решить, поступить ли честно, и тогда уволят его, или получить повышение, оболгав друга, который потеряет работу. Весь фильм герой думает о том, что же выбрать. И идёт против совести, оправдывая себя. Он поступает так, как делали узники «с правами», принимавшие сторону мучителей и соглашавшиеся истязать других заключённых за добавку похлёбки и привилегии. И через некоторое время становились похожими на охранников и в поведении, и в образе мыслей. То есть, теряли себя.         

Учитывать личность другого – главный принцип

Во всей серии лекций «Остаться человеком» главной является мысль о доминанте на лицо другого. Доминанта по мысли ак. Ухтомского – очаг возбуждения в коре головного мозга, к которому стягиваются текущие импульсы, поступающие в сознание. В прочих отделах происходит торможение. Так, любящий Бога через эту доминанту будет воспринимать все трудности, огорчения.

Вспомним, что Митя, герой романа «Братья Карамазовы», осуждённый на каторгу, говорит, что и там, в подземелье, возможна любовь и вера, так как там можно встретить человека озлобленного, но отнестись к нему с любовью и обрести в нём ближнего.  

Наличие доминанты избавляет опыт человека от ненужной разношёрстности и пестроты.

Одно из значений доминанты – объединить все системы организма в некоем едином ритме. Когда вопреки своим принципам и ценностям человек в какой-то ситуации повёл себя не так, как хотел бы, целостность теряется. Подобно движущимся в разные стороны поездам то, чем человек дорожит и то, что он делает, в нём расходится. Если это состояние не встречает сопротивления через осознание и закрепляется, оно становится бредоподобным, как говорит Ухтомский. Человек может сопротивляться тотальному воздействию извне не потому, что у него есть какая-то отдельно предназначенная для этого функция, а потому, что его представления, мыcли скреплены в целое. И оно функционирует не на уровне когнитивных схем и рациональных доводов, а на уровне всей нервной системы.

Это объединение различных функций, направленных к одной цели, в терминологии академика А. А. Ухтомского можно назвать доминантой. Доминанта выживших в экстремальных условиях характеризовалась тем, что они в тяжёлых обстоятельствах концентрировались не на плохом, а на хорошем, и сохраняли любовь к ближнему, которая помогала мозгу развиваться.

Если даже находясь в строго стандартизированной ситуации, человек видит в каждом встречном уникальные особенности и старается реагировать как христианин, он через это совершает действия, которые помогают ему подняться над жёстко формализованной обстановкой. Для такого человека каждый день не похож на другой, уникален. В обратном случае, замыкание происходит на жёстко регламентированный порядок – мозг входит в состояние стагнации.

Тип: Соловецкий листок