Соловецкие лагерь и тюрьма

В мае 1920 года монастырь был закрыт, и вскоре на Соловках были созданы две организации: лагерь принудительных работ для заключения военнопленных Гражданской войны и лиц, осужденных на принудительные работы, и совхоз «Соловки». На момент закрытия монастыря в нем проживали 571 человек (246 монахов, 154 послушника и 171 трудник). Часть из них покинули острова, но почти половина остались, и они стали работать вольнонаемными в совхозе.

После 1917 года новые власти стали рассматривать богатый Соловецкий монастырь как источник материальных ценностей, многочисленные комиссии беспощадно разоряли его. Одна только Комиссия помощи голодающим в 1922 году вывезла 84 с лишним пуда серебра, почти 10 фунтов золота, 1988 драгоценных камней. При этом варварски обдирались оклады с икон, выковыривались из митр и облачений драгоценные камни. К счастью, благодаря сотрудникам Наркомпроса Н. Н. Померанцеву, П. Д. Барановскому, Б. Н. Моласу, А. В. Лядову, удалось вывезти в центральные музеи многие бесценные памятники из монастырской ризницы.

В конце мая 1923 года на территории монастыря произошел очень сильный пожар, который продолжался три дня и нанес непоправимый ущерб многим древним сооружениям монастыря.

В начале лета 1923 года Соловецкие острова были переданы ОГПУ, и здесь организовали Соловецкий лагерь принудительных работ особого назначения (СЛОН). Лагерю были переданы почти все постройки и угодья монастыря, было принято решение «признать необходимым ликвидацию всех находящихся в Соловецком монастыре церквей, считать возможным использование церковных зданий для жилья, считаясь с остротой жилищного положения на острове».

7 июня 1923 года на Соловки прибыла первая партия заключенных. Вначале все заключенные мужчины содержались на территории монастыря, а женщины – в деревянной Архангельской гостинице, но очень скоро лагерем были заняты все монастырские скиты, пустыни и тони. А уже через два года лагерь «выплеснулся» на материк и к концу 20-х годов занял огромные пространства Кольского полуострова и Карелии, а сами Соловки стали лишь одним из 12 отделений этого лагеря, игравшего заметную роль в системе ГУЛАГ.

За время существования лагерь претерпел несколько реорганизаций. С 1934 года Соловки стали VIII отделением Беломорско-Балтийского канала, а в 1937 году реорганизованы в Соловецкую тюрьму ГУГБ НКВД, которая была закрыта в самом конце 1939 года.

За 16 лет существования на Соловках лагеря и тюрьмы через острова прошли десятки тысяч заключенных, среди которых представители известных дворянских фамилий и интеллигенции, крупные ученые самых разных отраслей знаний, военные, крестьяне, писатели, художники, поэты. Соловки стали местом ссылки многих иерархов, священнослужителей, монашествующих Русской Православной Церкви и мирян, пострадавших за веру Христову. В лагере они были примером истинного христианского милосердия, нестяжательства, доброты и душевного спокойствия. Даже в самых тяжелых условиях священники до конца старались исполнить свой пастырский долг, оказывая духовную и материальную помощь тем, кто находился рядом.

На сегодня нам известны имена более 80 митрополитов, архиепископов и епископов, более 400 иеромонахов и приходских священников – узников Соловков. Многие их них скончались на островах от болезней и голода или были расстреляны в Соловецкой тюрьме, другие погибли позднее. На Юбилейном Соборе 2000 года и позднее, около 60 из них были прославлены для общецерковного почитания в лике святых новомучеников и исповедников Российских. Среди них такие выдающиеся иерархи и деятели Русской Православной Церкви, как священномученики Евгений (Зернов), митрополит Горьковский († 1937), Иларион (Троицкий), архиепископ Верейский († 1929), Петр (Зверев), архиепископ Воронежский († 1929), Прокопий (Титов), архиепископ Одесский и Херсонский († 1937), Аркадий (Остальский), епископ Бежецкий († 1937), священноисповедник Афанасий (Сахаров), епископ Ковровский († 1962), мученик Иоанн Попов, профессор Московской духовной академии († 1938) и многие другие.

  • 31 июля 2015 г.

    История страны в судьбах узников Соловецких лагерей

    Видео-сюжет о научно-практической конференции «История страны в судьбах узников Соловецких лагерей», которая проходила на Соловках 13–14 июля 2015 г.

  • 22 июля 2015 г.

    Наконечная А. СЛОН: люди, лица

    В середине июля на Соловках прошла конференция «История страны в судьбах узников Соловецких лагерей». Почти все доклады рассказывали о новых находках из жизни СЛОНа, который впоследствии был переименован в УСЛОН, а затем в ИТЛ. Интересно, что некоторые доклады были сделаны потомками о своих дедах.

  • 10 июля 2015 г.

    Журавлева И. В Антониево-Сийском монастыре прошла панихида по заключенному на Соловках священнику Николаю Пискановскому

    В Архангельске проездом на Соловки для участия в научной конференции побывал Всеволод Олегович Волков – автор книги о протоирее Николае Пискановском, который окормлял заключенное на Соловках духовенство. На могиле священника насельник Антониево-Сийского монастыря отец Феофил и настоятель Успенского храма в Архангельске отец Даниил отслужили панихиду.

  • 28 октября 2014 г.

    Солженицина Н.Д. Памятники должны быть живыми

    Фрагмент интервью «Не любите Солженицына, но не любите честно!» президента Фонда Александра Солженицына Н.Д. Солженицыной агентству новостей Челябинск.ru.

  • 28 октября 2014 г.

    Что читали заключенные в Соловецких лагерях особого назначения?

    Библиотеки в Соловецких лагерях интересны тем, что там в 1920-е годы можно было получить книги, уже изъятые на материке – тех же «Бесов» Достоевского или «Россию и Европу» Данилевского. Если же прибавить воспоминания заключенных о театре и журналах, то получается вполне фантасмагорическая картина: на острове можно было прочитать, написать и сыграть такое, за что на воле запросто могли бы отправить на Соловки. Интересна также история библиотек в лагерях. 

  • 23 октября 2014 г.

    Шеваров Д. Стихи, прижатые к сердцу

    Одна из самых необычных книг в нашей мемуарной литературе – «Воспоминания» Дмитрия Сергеевича Лихачева. В ней сто из пятисот страниц занимают стихи. Их автор – поэт Владимир Свешников. Как и почему Лихачев отдал пятую часть своей книги стихам Свешникова? Эта история, как сказали бы в старину, делает честь сердцу Дмитрия Сергеевича.

  • 18 сентября 2014 г.

    Кроних Г. Соловки, до востребования

    Новосибирец Пётр Беломытцев пережил заключение в Соловецком лагере и невольно оставил нам свидетельство этого – свои письма, присланные семье. Через эти жёлтые листки мы можем перенестись в далёкий 1929 год и заглянуть за стены лагеря («учреждения», как положено было писать): увидеть чёрточки быта, узнать мысли тогдашнего зека, прочесть о визите на Соловки писателя Максима Горького.

  • 1 сентября 2014 г.

    Керашев Ш. Захар Прилепин представит в Москве «Обитель»

    3 по 7 сентября в Москве на ВДНХ пройдет 27-я международная книжная выставка-ярмарка. В числе ее гостей – ведущие отечественные литераторы. Встретиться и пообщаться с читателями планирует и Захар Прилепин. Автор нашумевших романов «Патологии», «Санькя» и «Черная Обезьяна» представит свою новую работу «Обитель» – нетипичную хронику жизни заключенных в Соловецком лагере особого назначения. Книга претендует не только на престижную премию «Русский Букер», но и – общепризнанно – на звание одного из важнейших текстов десятилетия.

  • 15 мая 2014 г.

    Участники программы «Наблюдатель» о романе «Обитель»

    Ведущий программы «Наблюдатель» Андрей Максимов и его гости Феликс Разумовский и Захар Прилепин обсуждают роман «Обитель», посвященный истории Соловецкого лагеря особого назначения 1920-х годов.

  • 13 мая 2014 г.

    Володихин Д. «Господи, рассмотри меня сквозь темноту…»

    «Обитель» Захара Прилепина как христианский роман. Рецензия на роман журнала «Фома».