Соловецкий листок

Прокопий (Пащенко), иером. Доминанта жизни и самоубийство

8 декабря 2020 г.

Текст «Доминанта жизни и самоубийство» является комментарием к одноименному циклу лекций, прочитанных иеромонахом Прокопием (Пащенко) для паломников Соловецкого монастыря. Понятно, что тема самоубийства, а также тема формирования образа жизни противоположного стремлению к самоубийству – слишком обширны для того, чтобы вмещенными в несколько лекций и в текст, подготовленный на их основе. Но все же и лекции, и текст были вызваны к жизни самой нуждой, ведь кто-то уходит из жизни, а кто-то пока еще ставит вопрос о перспективе ухода. При всем несовершенстве текст, подготовленный одним слушателем лекций (он набирал из лекций, что находило отклик в душе, а после задавал дополнительные вопросы) – все же – слово, которое, может, и найдет своего читателя.

ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ ИСТОЧНИКИ

Лекции «Доминанта жизни и самоубийство» опираются на другие лекции, в которых отдельные темы, входящие в структуру переживания, характерного для самоубийства, детализируются и конкретизируются. Например, тема депрессии (на фоне депрессии возникает риск ухода из жизни) поднимается в лекциях «Преодолеть отчуждение (часть 1 и 2)», а также – в одноименных текстах. Тема формирования совокупности навыков, представлений и жизненных характеристик, условно могущих быть названными доминантой жизни и противостоящих стремлению к аннигиляции – в лекциях «Остаться человеком: Офисы, мегаполисы, концлагеря» (несколько частей), а также – в одноименной статье (состоящей из нескольких частей; например, часть 4.1 так и называется – «Доминанта жизни и точка опоры»).

Среди текстов, напрямую дополняющих данный, можно отметить статьи «О детских суицидах, вообще, и о суицидальных группах “Синие киты”, в частности»; «Тирания мысли и алкоголь: О выходе из состояния “тирании мысли” и преодолении того, что толкает человека к алкоголю» (см. главу «Возможные проявления “тирании мозга” в жизни ученого»); «Дети, которых теряют родители: “Готы”, и не только они».

См. также по теме:

– Цикл лекций «ТРИ СИЛЫ: Цель жизни и развязавшееся стремление к игре (казино, гонки, игра по жизни)».

Пункт 12b. Инфернальные силы и самоубийство. Гарантия проигрыша. Литературные произведения «Шагреневая кожа» и «Пиковая дама».

Пункт 16c. Цель жизни. Нет перспективы в вечности – настоящее обесценивание. Цели в игре и в гонках (ссылка на цикл Доминанта жизни и самоубийство).

Цикл лекций «Преодоление травматического опыта: христианские и психологические аспекты».

Пункт 1e. Пример - девушка, депрессия, мысли о самоубийстве (нецеломудренные связи, вербовка, похищение на Ближний Восток).

– Цикл лекций «Преодолеть отчуждение. Часть 2».

Пункт 5a. ДЕПРЕССИЯ И ИТ. Отношение к человеку как к вещи. Грубая информация. Оккультизм. Самоубийства.

– Ответы: «Самоубийство. Девочке, думавшей о самоубийстве»; «Самоубийство. Опустошение и желание покончить с собой» .

ВВЕДЕНИЕ

Некоторые люди думают, что избавиться от жизненных проблем можно путём убийства себя. Почему так думать неверно? Во время земной жизни в нас формируется состояние, с которым мы переходим в жизнь вечную. Если человек жил страстями – в жизни будущей он будет страдать. А когда возникает мысль о вечном страдании, некоторые люди начинают обвинять Бога в жестокости: Он кого-то наказывает, бросает в огонь и так далее.

В небольшой книжечке священномученика А. Ухтомского «О любви Божией на Страшном Суде» говорится о том, что Бог не наказывает никого: время Страшного Суда – это будет время, когда окончательно определится вечная участь человека. Настоящая жизнь – время, в котором добро и зло в человеке могут быть перемешаны. С одной стороны, он может стремиться к добру, благу, но одновременно – воровать, брать взятки, совершать какие-либо нечестные поступки. Или наоборот – это может быть разбойник, совершающий преступления, но одновременно душой тянущийся к свету…

Но рано или поздно наступает момент, когда человек определяется в основном направлении своего бытия. Момент Страшного Суда как раз и будет моментом определения: те, кто выберут Бога – войдут с Ним в вечность; выбравшие грех и свою слабость – останутся в вечности без Бога.

Можно привести пример группы ребят, ехавших на машине зимой во время стужи и метели. Один их них вышел во время остановки, с гордостью хлопнув дверью и сказав, что пойдёт пешком. Ребята попросили его сесть обратно и успокоиться, на что тот продолжал упорствовать… Но всё же в какой-то момент одумался, сел в машину и поехал вместе с ними. Если бы он пошёл пешком – мог бы и вовсе замёрзнуть, заблудиться. Кто был бы тогда виноват? Есть люди, которые и в аду кричат Богу: «Ненавижу!». Но Бог ли виновник их погибели?

Можно представить и другую ситуацию: у некой девочки есть трудности во взаимопонимании с мамой. Девочка ругается с ней, гневается и уходит из дома, хлопая дверью. Она думает, что на новом месте её ждёт счастье. Но если она не сумела простить маму, если она сформировала в себе гнев, гордость, то, даже когда она перейдёт на новое место, встретится, например, с молодым человеком и захочет создать семью, – проявятся те же самые нестроения, которые у неё были в доме с мамой. И они будут препятствовать созданию счастливой семьи. Поэтому, как в отношении жизни вечной, так и временной, а также в отношении возникающих ситуаций вообще, есть принцип: те проблемы, которые оставишь на старом месте, примешь на новом.

Это относится и к работе. Если действительно понимаешь, что нужно уходить с места работы – нужно постараться уйти с миром. Иначе, если уйдёшь с конфликтом, придя на новое место работы в таком же состоянии, рискуешь создать подобную конфликтную атмосферу. Если у человека во время жизни развивалось недоверие к Богу и ненависть к людям – со всеми этими механизмами и страстями он переходит в жизнь вечную.

В ситуации, когда у человека сформировалась, например, тяга к алкоголю, он может эту тягу удовлетворить в этом мире: напиться и отключить сознание, чтобы не думать, насколько всё плохо. Но в жизни вечной не будет возможности приглушить своё сознание с помощью спиртного или каким-либо другим образом. Возможность сделать это уйдёт, но тяга останется.

Соответственно, если человек живет своей страстью, то в жизни вечной его ждет встреча с теми монстрами, которых он воспитал в своей душе. Поэтому оборвать свою жизнь, думая, что всё на том закончится, – мысль неправильная. Серафим Роуз говорил, что дьявол своим влиянием внушает ложную мысль о том, что люди могут погрузиться в небытие, и эта мысль действительно утешает: возможно умереть, и все на этом закончится… Но со смертью ответственность человека только начинается.

– То есть нельзя, пользуясь аргументом свободы воли сказать: «Моя свобода воли в том, чтобы я никогда не существовал»? Нельзя ли меня вычеркнуть из жизни?

– Стремление вычеркнуть себя из жизни напоминает философию буддизма. Комментируя эту позицию, следует сказать о следующем:

1. О гордыне. Как писал святитель Игнатий Брянчанинов в сочинении «Судьбы Божии», «некоторые люди в своей гордости хотят, чтобы Бог устранился их из бытия». Смысл заключается в том, что, например, какой-нибудь человек совершает нечестные поступки и ведет нецеломудренный образ жизни, вследствие этого он, естественно, сталкивается с каким-то страданием. (Как минимум, с муками совести и снижением уровня физического состояния, чем неизменно сопровождается блудный грех). Страдание ему не нравится, но он хочет и дальше обманывать людей и интимно взаимодействовать со многими. Он, тем не менее, понимает, что есть некие законы, переступая через которые, он сталкивается со страданиями. Ему и дальше хочется жить по страсти, но с этими законами он не согласен… Кто же учредил эти законы? Он понимает, что эти законы установлены Богом, и делает вывод, что Бог и является виновником его страданий.

Когда человек проявляет гипер-концентрацию на теме интима, развитие данного направления жизни происходит за счет угнетения иных сторон жизни. Яркие блудные образы, приковывая к себе внимание, не дают сосредоточиться на процессе реализации творческих идей. Человек, ищущий многочисленных связей, привыкает смотреть на людей, как на объекты.

Воспринимая людей в качестве потенциальных объектов, с которыми можно вступить в интимное взаимодействие, чтобы удовлетворить свои желания, человек со временем привыкает эгоистически относиться ко всем людям вообще.

Когда человек фиксируется на теме интима и привыкает пользоваться другими людьми как вещами, он утрачивает способность к творческому взаимодействию с ними, регрессирует. Вследствие фиксации на образах сексуального характера, прочие стороны личности, не задействованные напрямую в реализации сексуальных «драйвов», начинают нивелироваться, что воспринимается в итоге как охваченность чувством включающим в себя депрессию, отупение и неудовлетворенность жизнью (отношения супругов в браке, заключенном по любви, не приводят к такому результату; см. подробнее в пятой части статьи «Мировоззренческий сдвиг – детонатор наркотического “бума” и распада общества http://solovki-monastyr.ru/abba-page/solovki_page/2021/, в главе «Свобода и рабство (эксплуатация понятия свободы и пропаганда наркотиков)».

Отсюда и мечта эзотериков – выйти в некую плоскость бытия с помощью магических ритуалов, благодаря которым человек как бы изымается от действия законов, называемых мирозданием (т.е. тех, что установил Бог). В этой придуманной реальности (являющейся фикцией, но в которую верят эзотерики) якобы можно и обманывать, и интимно взаимодействовать, при этом не испытывая никаких последствий и негативных ощущений (о стремлении выйти из-под действия законов мироздания и о последствии реализации этого стремления – см. в первой части статьи «Преодоление игрового механизма», в главе «Скука и нарушение законов мироздания»).

Здесь вкратце стоит отметить, что это не Бог такой «плохой», что установил законы и «наказывает» за их несоблюдение. В Священном Писании даются рекомендации к нормальной жизни: будешь жить так – будешь блажен, будешь жить эдак – будешь страдать. Заповеди описывают существующие закономерности, страдания же, наступающие вследствие жизни вопреки этим закономерностям, – это то бремя, которое человек взваливает на самого себя сам.

Подобно тому, как человека, желающего вступить на тонкий лед, предупреждают об опасности провалиться под лед, но он, будучи охваченный желанием прокатиться на коньках, не желает слышать предупреждения. Разве это люди, предупреждавшие об опасности, заталкивают его под лёд пятнадцатью минутами позже?

2. О желании вычеркнуть себя из бытия, очень характерном для философии буддизма (подробнее – в беседах на соответствующую тему). Очень точно подобное состояние описано в фильме «Нирвана» (1997, в главной роли Кристофер Ламберт). Если вдуматься, сюжет, действительно, очень страшен. Одна корпорация готовит к выпуску некий прототип игры, которая в скором времени будет запущена в массовую продажу с миллионами копий. Персонаж этой игры вдруг начинает осознавать себя как живую личность и с ужасом понимает, что, когда игра выйдет в продажу, люди на экранах, управляя персонажами, станут убивать и проливать кровь. А он, не имея возможности выйти из игры, будет только вечно страдать и мучиться без права прекратить свое существование – ведь игра будет запущена. Тогда он связывается с главным героем фильма (Кристофером Ламбертом) и просит его пробраться в центральный компьютер, чтобы стереть его из игры… Вот это «стереть» как раз и является идеей буддизма.

Всё чаще приходится слышать о самоубийствах среди молодёжи, не так давно много говорили «группах смерти» в сети интернет. Действительно, современный человек очень подвержен депрессиям, диагностируются все новые психические заболевания. Да и кому не приходится испытывать подавленность, уныние, тоску. В таком состоянии недалеко и до безнадёжности и отчаянием.

(Преподобный Серафим Саровский в «Поучениях для иноков и мирян» подробно разобрал эти состояния, указав причины, последствия и средства избавления. См. Главы «печаль», «скука и уныние», «отчаяние»)

(Надо понимать, что такое самоубийство. Это навсегда, но самоубийство не похоже на севшую батарею в смартфоне. Это как включенный компьютер, но без интернета и с вирусом. Человек же наивно полагает, что его страдания прекратятся со смертью, но всё далеко не так просто…)

Нельзя отрицать тот факт, что мир несколько безумен, и что надо обладать «иммунитетом» ко всему происходящему, чтобы остаться в трезвом уме и здравой памяти. К сожалению, не у всех этот иммунитет присутствует. Особенно это касается молодого поколения, тех людей, которым не хватило воспитания или какого-то внутреннего ресурса, который позволил бы им противостоять каждодневным вызовам.

Не найдя истины, человек пробует основать жизнь на мечте. Когда же она рушится, у человека может появиться склонность к самоубийству. Схиархимандрит Гавриил (Бунге) так размышляет об унынии: уныние – это когда мы сильно-сильно чего-то хотим, и вся наша вожделещей сила напрягается до предела, а тут вдруг возникает полная невозможность достигнуть желаемого. Это и губительно для человека: отсутствие чёткого ориентира, ориентира единственно верного.

Как точно отмечает Евагрий Понтийский, «уныние – это продолжительное и одновременное движение яростной и вожделеющей части души. Первая неистовствует по поводу того, что находится в ее распоряжении, вторая, напротив, тоскует по тому, чего ей недостает… Все доступное – ненавистно, все недоступное – вожделенно» [цит. по: Габриэль (Бунге), иеромонах. Акедия: Духовное учение Евагрия Понтийского об унынии / Пер. с нем. свящ. Д. Сизоненко. Рига, 2005, с. 63].

Уныние делает человека «самопоедателем» – печаль и ярость, в нормальном состоянии обращенные в прямо противоположные стороны (печаль по Богу и отвращение ко всему недолжному, греховному), при унынии соединяются и превращают человека в объект «короткого замыкания» души. Схиархимандрит Гавриил (Бунге) говорит о «внутреннем параличе», «удушии ума», которое будто колпаком накрывает все жизненные способности души, и у человека «перехватывает» дыхание, даже на физическом уровне [см.: Габриэль (Бунге), иеромонах. Акедия: Духовное учение Евагрия Понтийского об унынии / Пер. с нем. свящ. Д. Сизоненко. Рига, 2005, с. 66].

Может ли прогресс являться фактором угнетённости человека? Прогресс, который призван облегчить жизнь, доставить людям удобство, благополучие? Об этом много говорили и писали. Например, при прочтении антиутопии «451 градус по Фаренгейту» Р. Брэдбери возникает чувство, что вот-вот настанут эти дни (а может и уже настали), когда человек грезит в виртуальной реальности, проводя в ней большую часть своей жизни.

Получается, что в наш век «постмодернизма» технические инновации, призванные облегчить человеку жизнь, напротив, усложняют её, перегружая психику и душу, угнетая тело бездействием и не давая организму развиваться полноценно и самостоятельно. Например, в Японии, известной своей высокой технологичностью и частичной заменой человека роботехникой, процент самоубийств всё возрастает.

Ложных путей тысячи, и они легко выдают себя за правильные или смешиваются, взаимозаменяются, уживаются друг с другом. В калейдоскопе сменяющихся целей можно потерять себя. Эта идея – сумбур в мыслях – подобна действию вируса. Цель подобного «заражения» – расчеловечивание, подмена понятий, размытие граней меж добром и злом, дозволенным и недозволенным.

Свобода слова, свобода выбора обернулись обоюдоострым мечом. И то, что делало нас свободными, теперь порабощает, но порабощает не явно, не очевидно. Страшно то, что, даже осознав своё рабство, человек сознательно отдается ему. Вспоминается пример египетской царицы Клеоптары, которая позволяла провести ночь с собой любому при условии, что наутро его бросят крокодилам. Многие, как ни странно, соглашались. Люди столь беспечны, что и сейчас готовы платить непомерную цену за удовольствие и забвение. Но так ли уж сознательно? Ведь то, что происходит на самом деле – знают весьма немногие. Подлинной картины мира как раз и не хватает. Так стоит ли винить тех подростков, которые уходят из жизни, если мы сами не даём им достаточных причин для того, чтобы жить? Если мы и делаем эту жизнь тем невыносимым грузом, что давит им на плечи?

ЧЕЛОВЕК

(Об истинном устройстве и назначении человека не учат в школах и институтах. У человека есть высшее предназначение. Человеческая ипостась является сложной, она заключает в себе различные природы. У многих отцов Церкви, особенно ранних, говорится о трехсоставности человеческой природы (духе, душе и теле). Конечно, есть биология с анатомией, философия, социология, психология и другие разного рода науки, которые весьма полезны и довольно глубоко раскрывают некоторые аспекты жизни. Но они не возвещают, чем обладал человек на заре времён – бессмертие во плоти, владычество над стихиями, господство над животным миром и природой, с которыми сосуществовал в гармонии. Сейчас, в состоянии грехопадения, большинство этих свойств утрачено).

Главная потеря человека – Бог-Создатель, Причина, Образ и Подобие человека, Отец. Утеряно знание о Нём, извращено представление. Отсутствуют навыки Богообщения, никто не стремится к обожению (соединению человека с Богом). Но душа каждого человека знает о потерянном рае (К. Леонтьев).

В течение 75 лет не только не учили, но и всячески агитировали против этого учения. Хотя сейчас понемногу возвращается возможность познания, но есть другая проблема – такое знание обесценивается. На уроке человеку объясняют одно, родители говорят другое, друзья – третье, а в интернете он может найти сотни других мнений, из-за чего весьма затруднительно прийти к чему-либо определённому. В итоге, срабатывает что-то вроде инстинкта самосохранения, когда любая информация не воспринимается адекватной, за исключением разве что инстинктивных потребностей: есть, спать, размножаться. К этим примитивным потребностям приплетается и жажда развлечений, на самом деле не являющаяся чем-то необходимым, природным, но извращением естественного устремления человека к Богу. Когда человеческое существо наполнено божественным, его не тянет смотреть сутками сериалы и постоянно быть онлайн, кутить ночи напролёт и терять голову в экстремальных видах спорта. «У каждого человека в душе дыра размером с Бога и каждый её заполняет, как может», – слова французского философа, атеиста Жан-Поля Сартра.

Потеря себя случается со многими. Если у человека нет очага сознания, внутреннего мира, молитвы, то обстоятельства жизни, трудности и неприятности угнетают: страдания становятся невыносимыми и кажутся неразрешимыми. Поэтому нужно избегать двух крайностей – как неадекватного восприятия реальности, так и ухода от неё.

Вере нельзя научить, только самостоятельно человек может прийти к познанию Бога. Бог открывается человеку Сам, но не всем, а только людям с чистым сердцем. Духовное знание отличается в этом смысле от обычного и находится в зависимости от нравственного состояния.

Поэтому многие люди искали истину, но находили не все. Как пример – Алан Уоттс, сочетавший в своей жизни принципы дзен-буддизма и свободной любви с алкогольным и наркотическим опьянениями…

Из статьи Б. Барчунова «Троицкая Православная Газета»: «Он был весьма одаренным человеком с ярко выраженными лидерскими качествами. В 40-е годы был англиканским священником. Его мировоззрение быстро изменялось в сторону Востока, и в 1950 году ему из-за ропота верующих пришлось сначала оставить место священника, а затем и покинуть англиканскую церковь. С 1953 г. он возглавлял Академию востоковедения; в этом же году Евгений Роуз (в будущем священник, монах с именем Серафим) впервые присутствовал на его лекции. Эта лекция произвела чрезвычайное впечатление на слушателей: Уоттс был замечательным оратором. По свидетельству одного из его биографов, «никто на белом свете не смог бы, как Уоттс, растолковать суть мистических религий Востока, одновременно напустив еще больше таинственности. Никто не мог создать у слушателей впечатление, что еще немного, и они познают самое сокровенное». Через три года после этой лекции Евгений поступил в возглавляемую Уоттсом Академию, которую тот видел не столько учебным заведением, сколько центром по распространению восточной духовности. Эти планы не осуществились, и в течение 1957-1960 гг. Жи Минь-шень, Уоттс и Евгений покинули Академию. В1958 г. Уоттс начал обильно принимать тогда еще не запрещенный наркотик ЛСД, а в 1962 г. написал об этом книгу «Радости космологии». В дальнейшем он стал одним из законодателей движения хиппи: отрастил бороду, стал проповедовать «свободную любовь», вино и жизнь сегодняшним днем. Все это он называл «буддизмом». Уоттс был одним из тех, кто своей жизнью задал хиповский стандарт вялого, ни к чему не стремящегося человека. (В этом есть своеобразный черный юмор: у буддизма есть много смертных грехов, но вот именно хиповской дряблости в нем нет.) Кончил свою жизнь «первый хиппи» в 1974 г. опустошенным и разочарованным пьяницей».

В 1963 г. Евгений Роуз (в будущем священник, монах с именем Серафим) писал об Уоттсе, что его философия – «это оправдание естественных радостей жизни… И для этого он то берет на вооружение разные религии, то отрицает, когда ему удобно. Это нечестно. Коль скоро цитируешь из религиозных источников, будь добр, изложи мысль полностью, опираясь на все учение в целом. Произвольно выдергивая удобные ему цитаты, он лишь обнаруживает неуважение к источникам: они для него лишь забава, ведь божество – он сам. В этом он заодно с прочими лжепастырями». В конце жизни эта склонность Уоттса к обману и самообману воплотилась в совершенно обычных формах: он полюбил быть пьяным (приговаривая: «Не нравлюсь я себе трезвым»). А пьяница, как известно, приятен самому себе и уверен, что и выглядит великолепно, но на самом деле вызывает у окружающих отвращение…

Если подходить к вопросу о человеке только материалистически, то экзистенциальный вакуум неизбежен. Это некое упрощение реальности и самой личности, редукционизм – когда человек ощущает себя как вещь. Также, если человека рассматривать только как жертву обстоятельств и их влияния, то такое отношение, словно к механизму, парализует волю и не может привести к положительным изменениям. Это касается работы психиатрии, которая исповедует подобные принципы (помимо направления психиатрии, отказывающей человеку в сознании, есть и направление, разрабатываемое, например, отечественным профессором Мелеховым; о характере его мысли отчасти свидетельствуют сами названия глав его работы «Психиатрия и проблемы духовной жизни»: «Поиски целостного учения о человеке», «Трихотомическое понимание строения личности» (освещает в своих трудах учение о духовной, душевной и биологической составляющей) (Мелехов Д.Е. Психиатрия и проблемы духовной жизни https://www.miloserdie.ru/article/d-e-melehov-psihiatriya-i-problemy-duhovnoj-zhizni/).

Необходимо рассматривать человека во всей полноте духовных и психофизических проявлений, ведь личность не сводится только к природе. Она не какой-то рациональный остаток. Полностью определить ее невозможно. Личность – самый глубокий корень бытия, который по-человечески невозможно исчислить.

Поэтому человек, стремящийся только к материальному и в нём одном полагающий свою надежду, неизбежно сталкивается с печалью. Помимо телесных потребностей, есть и душевные. А выше тех и других стоят духовные. Выпускники Гарварда, опрошенные бывшим преподавателем, отвечали: ни образование, ни карьера не доставили им счастья, напротив, они ощущали экзистенциальный вакуум (см. подробнее в третьей части статьи «Преодолеть отчуждение», в главе «Депрессия и отчуждение деятельности от глубинных основ личности»).

К счастью приводит следование своему призванию, высшему назначению. Мало какая из современных школ говорит об этом. Под призванием понимаются успешность в бизнесе, в спорте, искусстве. Можно стать примерным семьянином, хорошим спортсменом, преуспевающим дельцом. Но каждая из этих целей конечна, и в случае утраты того, к чему человек привык и на что надеялся, его настигает кризис. Даже такая цель, как «совершенство», слишком абстрактна и потому не может принести должного удовлетворения.

С другой стороны, мы видим подвиг новомучеников: в невыносимых условиях, даже утратив всё – дом, семью, положение в обществе, здоровье, свободу, – человеку могло бы показаться, что жить дальше невозможно, но те люди так не считали. Перенести столь ужасные пытки, лишения и испытания, которым подвергались мученики – это, конечно, выше человеческих сил. Тем не менее, они с честью прошли сквозь всё, имея веру и опору единственно в Боге. Большинство из них прославлены в лике святых.

Цель страдания – привести к преображению, – писал Иван Ильин (см. «О страдании»), но если настройки сбиты, и ориентиры неверны, то ничего не выйдет…

Какое бы учение ни рассматривалось, гармоничным и целостным оно может быть только тогда, когда включает в свою концепцию все составляющие человека (дух, душу и тело) и направляет все его силы и стремления в нужное русло. Но, если в учениях нет полноты, то эта неполноценность концепции того или иного мировоззрения может приводить к суициду ее последователей – ведь, идя по ложному пути, из бездны не выбраться.

По поводу других учений, посмертных опытов, галлюциногенных трипов и прочего пишет Е. Тихомиров в книге «Загробная жизнь и посмертная участь человека»: если бы отключение сознания приводило к видению истинной картины мира, описания очевидцев были бы схожи. Но так как опыт каждого индивидуален, то их показания весьма противоречивы. В книге о. Серафима (Роуза) «Душа после смерти» подробно разобраны случаи посмертных опытов человека с точки зрения Православия, которое и представляет наиболее полную картину мироздания. Кроме святых отцов никто досконально не смог описать этой картины. Все эти люди, посвятившие жизнь служению Богу и ближним, жившие в разных веках, в разных странах, в разных условиях, созерцали одну реальность. В этом и отличие от «нарконавтов» и других людей, пытавшихся проникнуть за грань земной жизни вне истинного учения и традиции (например, с помощью эзотерических, медитативных практик), вследствие чего их видения, созерцания и представления очень сильно разнятся. Поэтому Священное Предание и является авторитетным по данному вопросу – «показания свидетелей не расходятся». Все говорят об одном и том же.

Часто ставится вопрос о происхождении зла. Отчего его так много в мире, если Бог добр?! Виной тому не что иное, как человеческий эгоизм – свобода воли, обращённая не к добру (см., например, книгу протоиерея Тимофея Буткевича «Зло, его сущность и происхождение», а также книгу Жан Клода Ларше «Бог не хочет страдания людей»).

Как это исправить? Внешнее преодолеть невозможно без изменения внутреннего – ведь зло берёт начало в самом человеческом сердце. Отсюда и войны, и распри, и кражи, и болезни. Есть также нечто в человеческом существе, что не даёт ему быть счастливым: это и первородный грех, и отягощённая произвольным избранием зла совесть.

Некоторые люди не понимают этого – они «не убивают, не воруют» и стараются будто бы не делать «ничего плохого», не обращая внимания на мелкие грехи – бытовую ложь, празднословие, тщеславие и т.п.. Опасность таких грехов в том, что они не столь заметны и не так явны, поэтому и кажутся не такими уж страшными. Но они накапливаются и так же омрачают душу, как и более серьёзные прегрешения. В этом их коварство – они не столь явные, и часто человек на них соглашается, не считая грехом, но их яд тем не менее действенен и разлагает человеческое естество. Ведь любой грех – это грех. Если человек во всём хорош, но совершит дурной поступок, даже допустит одну злую мысль, – всё равно согрешает, и это влечёт за собой определённые последствия.

Эти последствия и удручают человека – замечает он их или нет. При отсутствии благодати (неизбежном следствии бездуховной, греховной жизни) человека одолевают помыслы и угрызения совести, от которых нет средств избавиться, если только не оглушать чем-то сознание. Доходит до того, что люди употребляют диссоциативные анестетики (кетамин и циклодол), желая таким образом «избавиться от души» (см. подробнее в статье «Тирания мысли и алкоголь: О выходе из состояния “тирании мысли” и преодолении того, что толкает человека к алкоголю», в главе «Взгляд на духовную жажду сквозь призму медитативной психотехники и психоактивного вещества»).

Той же цели служат прочие наркотики, алкоголь, развлечения – всё то, что отвлекает от внутренней жизни по совести и по Богу. Применение таких средств позволяет человеку временно уйти от честного взгляда на самого себя, помогают забыться. Как сказал Блез Паскаль: «Когда человек окажется наедине с собой, это зрелище настолько неприглядно, что решительно нет средств себя утешить, как скоро ты в себе это заметишь» (см. подробнее в части 5.1 статьи «Преодоление игрового механизма», в главе «Блез Паскаль о природе развлечения. Мужество остаться наедине с собой. О бодрствовании души»; часть 5.1 так и называется – «Скорбная радость самозабвения»).

К тому же, при поглощении зависимостью, человек целиком и полностью отдаётся греху… Если взять в качестве примера игроков, то смысловой центр у них один – игра, всё прочее подавляется. Совесть презирается, возникают так называемые неврозы, отвлечься от которых для таких людей представляется наиболее оптимальным с помощью ещё более острых ощущений.

Особо обратить внимание следует именно на отсутствие внутреннего «механизма», смыслового центра, который помог бы человеку в любой ситуации самому сориентироваться и предпринять определённую последовательность шагов, которые вывели бы его из тьмы. Хотя выработка этого механизма растягивается порой на годы, но и в этом есть преимущество, свидетельство верности – то, что бывает быстро, отнюдь не всегда правильно.

Как уже сказано выше, депрессия и суицидальные мысли часто бывают вызваны таким образом жизни, при котором глубинные запросы человеческого естества не учитываются. Но, при наличии навыка к жизни духовной, даже если человека оторвать от социума и оставить наедине с собой (в пустыне, в одиночной камере) – молитвенное правило, псалмы, Евангелие помогут ему сохранять связь с Богом, оставаться собой и не сойти с ума. Это и есть тот внутренний ресурс, который может помочь человеку противостоять негативному воздействию, как внешнего мира, так и внутреннего разлада с самим собой.

ЭГОИЗМ

Эгоизм – также одна из весомых причин, по которым происходят самоубийства. Эта страсть, иначе называемая самолюбием, гордыней, отравляет всё существо, убивает любовь и понуждает жалеть себя, погружает в уныние и отчаяние до тех пор, пока не произойдёт самое страшное. Одним из крайних следствий развития этой страсти и является попытка уничтожить себя.

Каждый считает себя исключительными, но в этом все и похожи. В настоящее время очень развит культ личности, самовлюблённость даже ценится – люди зовут её умеренной гордостью, амбициями. Но суть остаётся той же – «я, мне, моё». При таком подходе к своей жизни и окружающему миру личность неизбежно начинает заполняться плодами собственного воображения, а всё вокруг – стремительно разрушается. Святитель Феофан Затворник так писал об этом: Если человек полюбил себя, мир тускнеет.

Зацикленный на себе не видит окружающего мира во всей полноте и красоте. В таком случае становится невозможным понять суть и глубину мира, ведь человек, развиваясь в направлении удовлетворения собственных желаний, не уходит от внешнего (см., например, часть первую статьи «Преодоление игрового механизма», главы «Аутизация и стимуляция», «Деперсонализация и дереализация. Скука»).

Но главное – внутреннее содержание. Ведь каким бы прекрасным ни был сосуд, если внутри нечистоты – он никому не нужен. В то же время, даже простой с виду, но полный драгоценного вина или мёда, он приносит радость.

Чему же отдать предпочтение – человечности и любви или самоутверждению с индивидуализмом? Отказ от человечности – это смерть заживо. Таким «живым мертвецом» был Неизвестный из книги Дмитрия Быстролетова «Пир бесмертных».

«Неизвестный» (из интервью)

Заключённых в этой книге гнали по этапу. Когда они прибыли в лагерь, Неизвестный предложил Быстролетову побриться (до этого он зарезал несколько людей ни за что); Быстролетов понял, что деваться некуда и подставил свое горло под бритву Неизвестного. Тот в итоге его побрил. Когда зашел начальник этапа и увидел, что некоторые из заключенных бритые, то понял, что у кого-то есть бритва. Он распорядился бритву найти, а всех бритых отправить в карцер.

Неизвестному был присущ махровый эгоизм. Он говорил, что цель его жизни – это самоутверждение. На его вопрос Быстролетову: Ты кто? «Битый фраер или духарик?» – последний ответил: «За десять лет не стал ни тем, ни другим. Хочу выйти, кем вошел – человеком!». Принадлежность к той или иной масти грозит утратой идентичности. Ты перестаёшь быть самим собой. А если это происходит, то «камертона», который позволяет найти ответ на уникальную ситуацию, у тебя уже нет. Ты начинаешь мыслить не с позиции живого сердца, а с позиции той системы стереотипов, которые являются характерными для этой масти.

К вопросу о человечности и о позиции «делай что хочешь»: автор одного видеообращения утверждал, что некоторые понятия, нормы, критерии сейчас устарели и надо просто жить, как тебе удобно, и ни от чего не зависеть.

Как раз такая позиция Неизвестного – это позиция людей, которые сейчас выбирают эвтаназию как единственный исход из трудности бытия. Потому что, если ты живёшь только в русле собственного эгоизма (подробнее об этом в цикле «Искра жизни»), у тебя даже не развивается система понятий, на основании которых ты сможешь осмыслить бытие. То есть наша система понятий развивается, в том числе, и от социального контакта: когда, например, в ответ на мои действия или слова, ты говоришь: «Знаете, есть книга, более удачно описывающая ситуацию…» И моя дальнейшая судьба зависит от того – прислушаюсь ли я к тебе или не прислушаюсь. Если сочту, что ты ничего не понимаешь, а я – самый большой гений на земле, то я остаюсь без возможности развития в своем замкнутом, ошибочном измерении.

Проблема эгоиста как раз и состоит в том, что на каком-то моменте ему становится очень тошно жить. Неизвестный положил в основу своей жизни достижение индивидуализма. Если сопоставить это с философией людей, которые следуют по пути эвтаназии, она практически идентична.

И вот в лагерном карцере они замерзают – Быстролетов и Неизвестный – стоят в обнимку, чтобы как-то согреть друг друга. У Быстролетова был такой принцип: даже если ты прыгаешь в пропасть, то прыгать надо, широко отрыв глаза и не теряя трезвости… Если же человек закрывает глаза, то он лишается возможности что-то изменить.

Понятно, что ситуация может быть ужасной, человеку хочется воткнуть голову в песок, не делая никаких выводов, просто отключиться от происходящего, например, напиться, уйти в состояние медитативного транса… Но положение все-таки требует определенных решений, если у мамы, скажем, сын – наркоман, то, конечно, ей хочется устраниться из бытия, представить, что все происходит не с ней. Как ещё она может это сделать, если не напившись? Когда ей настолько больно – ей хочется «закрыть глаза». Но если она решится взглянуть на реальную ситуацию, то тогда поймёт, что, возможно, неправильно воспитывала сына, в чём-то допускала ошибки, утратила способность воспринимать уникальные смыслы. Начнёт жить духовной жизнью, развиваться. Со временем станет молиться за сына. И в какой-то момент сможет сказать те слова, которые направили бы его в верное русло.

Один шутливый послушник на Соловках говорил, что «страусиная позиция» ему понятна, но здесь в монастыре на острове она не работает. Потому что, если человек поведёт себя подобным образом, то может просто «убиться» – нет «песка», в который можно было бы «спрятаться», – уткнёшься сразу в камень.

Когда Быстролетов озвучил свой принцип о прыжке в пропасть с открытыми глазами, Неизвестный возразил, что с открытыми глазами иногда больно жить. Его покидают силы, и он умирает. А у Быстролетова сохранялась жажда жизни. Мало того – он хотел остаться человеком, сохранив чуткость души и возможность воспринимать уникальные смыслы.

Преодоление эгоизма возможно только в том случае, если идти в противоположную от него сторону. Конечно, внезапно стать альтруистом – невозможно, да это и не нужно. Но почему не начать с малого? Хотя бы быть вежливым, не осуждать, не злословить? Это уже шаг к преодолению себя. Поступай с другими так, как хочешь, чтобы поступали с тобой, – это ведь духовный закон, его нельзя просто переступить.

Учитывая давление, которое оказывается в современном мире на человека, можно выжить только при духовной поддержке ближних. Важно поддерживать связи, – дает понять профессор Кара-Мурза[1].

Есть одна хорошая притча:

Однажды добрый человек беседовал с Богом и спросил его: «Господи, я бы хотел узнать, что такое Рай и что такое Ад».

Господь взял человека за руку и подвел его к двум дверям. Открыв одну, они увидели большой круглый стол с огромной чашей в центре. Чаша была наполнена пищей, которая пахла настолько аппетитно, что заставляла рот наполняться слюной.

Вокруг стола сидели люди – казалось, что они были обессилены, больны или умирали от голода. У каждого к руке была прикреплена ложка с длинной-предлинной ручкой. Они легко могли достать еду, но не могли поднести ложку ко рту. Вид их несчастья просто поражал.

Господь сказал: «Ты сейчас только что видел Ад».

Они подошли ко второй двери. Открыв её, они увидели такой же круглый огромный стол, такую же большую чашу, наполненную вкусной едой. И даже у людей вокруг стола были точно такие же ложки. Но все выглядели довольными, сытыми и счастливыми.

Добрый человек сказал: «Я не понимаю». «Это просто! – ответил ему Господь. – Одни научились кормить друг друга, другие же думают только о себе. Ад и Рай устроены одинаково. Разница – внутри нас».

Полностью раскрывает понятия человечности и любви – только Евангельское учение. Поэтому лишь оно может и должно гармонично и естественно лечь в основу здравого развития человека и общества. Иначе есть опасность уклониться в голое морализаторство.

В книге Генрика Сенкевича «Камо грядеши» есть такие слова об одном из жесточайших императоров Римской Империи: Нерон не всегда был чудовищем… всё произошло тогда, когда он перестал любить…, – вспоминает его бывшая супруга. Но что такое любовь? Каждый понимает по-своему.

Для Нерона любовь заключалась в том, чтобы народ чтил его как божество, и всё, чтобы он не делал с народом (вплоть до того, что сам, как считают, был инициатором пожара в Риме[2]), – должно было восприниматься положительно, как высшее проявление божественного величия. Сродни состоянию императора и фашизм – по выражению одного автора – совершенная мораль при отсутствии нравственности.

Христианство же учит, что все люди – сообщающиеся сосуды. Достояние одного – достояние общее, в то время как и недостаток одного – общий недостаток. Также в христианстве наиболее полно раскрыто понятие любви.

ОБЩЕСТВО

Нельзя утверждать, что виноват сам человек, а общество и весь окружающий мир нормальны. Дело не столько в «синих китах», сколько в причине – почему подросток сделал именно такой выбор. Почему никто из взрослых не показал другой путь? Возможно, потому что не знал сам?

Чтобы помочь ребёнку – недостаточно просто объяснять, что хорошо, а что плохо. Во-первых, важно объяснять с христианской точки зрения, а, во-вторых, самому верить в то, что говоришь. Если же нет общего мировоззрения – говорить большей частью придётся впустую. Ребёнок согласится, чтобы от него отстали, а все равно сделает по-своему.

Многие согласны с тем, что за период революции, советской власти, перестройки, общество очень сильно претерпело в моральном плане. До революции христианство было государственной религией, но после была предпринята попытка его искоренить. Тем не менее многие люди оставались христианами по воспитанию, евангельские ценности не были им чужды, ведь многие из старшего поколения воспитывались на этих ценностях и, соответственно, передавали их своим детям. Но период гонения и забвения дал обществу атеистов, более того – само атеистическое мировоззрение было преподнесено как нечто хорошее.

Таким образом, многие из нас не унаследовали ни веры, ни ценностей христианства: любви, всепрощения, милосердия… Даже, напротив, эти понятия представлялись (да и сейчас в современном мире часто преподносятся) как слабость, как нечто постыдное. Выше говорилось, что упрощение до морализаторства – пагубно. Евангельское учение утратило свои корни, стало называться гуманизмом, витализмом, чем угодно, – лишь бы не вспоминать Христа. А если убрать из уравнения главнейшее составляющее, то, конечно, и решить его не удастся.

Поэтому, обращаясь с непростыми вопросами к родителям или просто к старшим, не всегда можно получить вразумительный и адекватный ответ. Ведь даже родители уже лишены были знания истины.

Другим же путём к истине прийти очень затруднительно. Даже школа сейчас – не место, где воспитывают, но где оказывают услуги образовательного характера. Впрочем, некоторые учителя, еще «старой закалки», пытаются что-то сделать, но на общем фоне того, что происходит, изменить что-либо невероятно сложно.

(Сами преподаватели отмечают: если раньше можно было попенять на поведение ребёнка родителям, то теперь сами родители возмущаются, когда делают замечание их детям: «Да вы что? Мой бы такого никогда не сделал!»).

Также школьные учителя замечают некую тенденцию проявления небывалой доселе апатичности у детей: если раньше на переменках они резвились, да и на уроках их было не так просто успокоить, то сейчас они просто упираются в гаджеты и их довольно трудно от них отвлечь. Когда же это удаётся, дети выглядят потерянными, будто их отключили от системы жизнеобеспечения. «Нехоть» может быть куда страшнее, чем немощь…

Современный человек привык получать информацию из сети Интернет. Только она хаотична и не всегда достоверна. Помимо прочего, ведутся настоящие сетевые войны. Цель их – деморализовать, поддержать уровень стресса, чтобы человек в таком состоянии не смог адекватно мыслить. Разрабатываются и применяются целые методики по отключению у людей способности принимать самостоятельные решения. Ведь, когда человек обессилено махнёт рукой на систему, что ничего, мол, уже не сделать, – таким человеком станет легко управлять.

Ни для кого не секрет, что сетевое общение разлагает основные понятия семьи, общины, какие-то естественные ориентиры. Интернет, призванный дать людям свободу и обеспечить доступ к знаниям, превратился в аппарат по промывке мозгов, средство развития индивидуализма. Если проблему самоубийства осмысливать, исходя только из информации в Интернет, то выхода даже не видно.

Доступность информации – это проблема. Не ко всем знаниям человек готов. Взять, например, философию: изучать её с детства – безумно. Такой подход может обернуться духовным абортом, при отсутствии надлежащей подготовки. «Познание» – значит изменение (греч.), а не только знание. Чтобы усвоить некоторую информацию, человек должен достичь определённого возраста, иметь уже некоторые представления, сложившийся образ мышления, обладать жизненным опытом. Также опасность состоит и в том, что человек не усваивает информацию, а просто знакомится с ней. После этого он высоко начинает мнить о себе. Ни к чему хорошему это не приводит.

(Некоторые книги – также сомнительный источник информации. Раньше издавали только проверенные (взять хотя бы тот факт, что первым напечатанным изданием в типографии Ивана Федорова (одного из первых русских книгопечатников) была книга «Апостол», Библия считалась важнейшим изданием), теперь же можно найти всё что угодно – фантастика, эзотерика, лжеистория, различные религиозные произведения… Всё это не добавляет ясности. Если нет опоры, с помощью которой можно структурировать данные, то можно утонуть в океане информации. Человек жаждет чистой воды, но ему попадаются осквернённые источники. Если раньше можно было советовать читать Евангелие в надежде, что чистота учения затронет человеческое сердце, то теперь сердца таковы, что вряд ли можно утверждать что-то наверняка. Сама способность восприятия искажается. Последствия этого губительны. Что чувствует человек, пресытившийся информацией из разного рода источников, часто источников сомнительных? Эта информация, как нездоровая пища, – не всегда усваивается хорошо, а подчас и конфликтует сама с собой и с самой человеческой сущностью).

Так что получить истинное представление о действительности, исходя из того, что предлагает общество, довольно сложно. К тому же, у человека нет системы оценки своих мыслей – понимания, каким образом на них реагировать.

Заявление, что «общество нормально, а человек, так или иначе отделяющий себя от него – нет», не соответствует действительности. Многие могут ошибаться и заблуждаться – и человек, в частности, и общество, в целом. Даже если чрезмерными усилиями и достигается сведение ошибок к минимуму, то одна из главных – полагание себя безупречным – остаётся.

Большим заблуждением является и противопоставление взрослых детям: «Мы хорошие, а ты не хочешь жить – ты плохой…». Но мир вокруг – это насилие, разврат, потребительство, мир хищных акул, где ни любви, ни сострадания!

Дети во многом лучше взрослых – они видят, что мир погряз во лжи, а взрослые ко лжи привыкли, стерпелись. Дети чище – они не успели обрести определённых понятий, которые встречаются у взрослых (по большей части ложных). Мысли ребёнка бывают гораздо глубже, сознание их более продвинуто. Взрослые же сознательно со многим смирились, в том числе и со злом внутри и вне себя, а, более того, научились уже подыскивать оправдания. Общество болеет – его нужно лечить. Но общество – это каждый из нас, ведь все мы – одно целое. Лечение нужно начинать с человека.

 (Когда большинство людей в своих выборах руководствуются страстями, это ведет к так называемой «молекулярной гражданской войне». Смысл этого термина разные авторы объясняют по-разному[3]. В данном случае, в этот, введенный в обиход термин, влагается та мысль, что у людей, которые заразились ложными идеями, начинает нарастать агрессия. Если общество теряет какие-то здоровые опоры и ценности, то люди перестают уважать друг друга, уходят отношения, основанные на любви и взаимопомощи. В обществе растет уровень агрессии и ненависти друг к другу, нарастает напряжение, и, как следствие, – война всех против всех (см. подробнее не о термине, а о процессе в шестой части статьи «Мировоззренческий сдвиг – детонатор наркотического бума и распада общества»; отдельное название шестой части – «Распад мировоззрения и распад общества»).

«”Молекуляpная гpажданская война”, пишет профессор С.Г. Кара-Мурза – множественное и внешне бессмысленное насилие на всех уpовнях, от семьи и школы до веpхушки госудаpства». С ним невозможно справиться, так как оно не преследует определенных целей и не организовано никакой партией. «Насилие и pазpушение становятся самоцелью – это болезнь всего общества»[4]).

ЗАБЛУЖДЕНИЯ

Путей, как уже говорилось, тысячи, но верный лишь один. Немногие находят его и следуют им. Гораздо большее количество людей в результате всего происходящего внутри и извне хаоса увлекаемы течением и находят некое забвение в увлечениях страстями, ложными учениями, зависимостях (от сетей Интернет до наркотиков). Всё это – не что иное, как попытки избавить душу от страданий, чувства неполноты и бессмысленности существования, попытки, не приводящие к успеху.

Некоторые пытаются уйти от страдания с помощью восточной философии, эзотерики. С эзотерикой тесно связаны некоторые из восточных религий, в частности, буддизм. Цель данного учения – достижение нирваны. «Нирвана потому и блаженство, что она – избавление от страданий», – заявляют последователи. Но не только от страданий, вообще от всего. Буддист стремится отключить сознание, чтобы избавиться от смыслов и вообще от своего «я». А момент отключения сознания опасен тем, что в него может внедриться другая сущность. Буддизм в этом схож с наркотиками и диссоциативными анестетиками. Отказываясь от своего «я», человек повышает вероятность того, что в него может войти «я» другое, чуждое.

К тому же, у буддистов многое непонятно и нелогично. И на вопрос «как произошёл мир» они отвечают: «Всё это только сон Брахмы».

В нашем же понимании Бог создал человека по любви и благости Своей, чтобы этой благостью насладился и человек. Но человек сам всё испортил, совершив грех. Создатель не оставил его. Христос искупил падшее человечество своими крестными страданиями, смертью и воскресением, открыв ему доступ в потерянный рай. Теперь от человека зависит – захочет ли он воспользоваться этим путем или же погибнет окончательно. Так что вариантов у человека не так уж много: либо разложение разума (в той или иной степени), либо обожение (соединении человека с Богом)…

Образно говоря, Будда учит попавшего в пустыню человека как избавиться от чувств, ощущений, осознания. Христос же объясняет, как в пустыне выжить, ископать родник, возделывать плоды…

О буддизме (из интервью)

На самом деле многие современные люди, изучающие буддизм, не могут его понять потому, что опираются на европейскую парадигму. Эта парадигма уже признает осмысленность мира и того, что мир сотворен благим Богом. Таким образом, европейцы рассматривают буддизм как некую психотехнику. Но нужно понять самого Будду. Ведь буддизм зародился на основании предшествующих учений, которые стремились преодолеть абсурдность бытия, решить вопрос: почему мир пришел к бытию? Никто объяснить этого не мог. Одни считали, что это была некая игра, другие – сон Брахмы, и выходило, что жизнь бессмысленна. Индуизм предлагал путем жертвоприношения выйти из этой доли страданий (жизни) в некую область «условного блаженства». Но когда, условно говоря, время, заработанное жертвоприношением, заканчивалось, человек вновь забрасывался в этот мир… Идея реинкарнации на Востоке представлена в неком оптимистическом разрезе, в виде непрестанной эволюции: сначала воплощение в этом мире человеком, затем дальнейшее путешествие по иным мирам, возможно, уже бабочкой, дельфином… Все прекрасно и красиво.

– Как в играх: ты неудачно прошел, загрузился, перепрошел заново…

– Эволюционируешь все выше и выше… А на Востоке есть термин «возвращающая смерть», то есть человек живет в этом бессмысленном бытии, не знает, ни для чего он родился, ни куда идёт, страдает и мучается. Мы эти страдания понять не можем, потому что все-таки осознаем смысл жизни. Буддист же проживает эту бессмысленную жизнь, опираясь на философию, в которой существование представляет собой бесконечно повторяющиеся циклы.

Будда решил задуматься о методах, которые могли бы позволить затормозить этот бесконечный процесс круговращения. Конечно, сейчас пытаются представить буддизм в виде учения о любви и милосердии, но нужно понимать, что базовая этика пронизывает все учение, и задачей Будды стало не милосердие, а уничтожение «танки» – жажды бытия. То есть задача – прийти в такое состояние, чтобы впоследствии перевоплощаться просто было уже нечему. Будда отрицал существование цельной личности, считая, что наше бытие состоит из дхарм – неких элементов, и стремился к тому, чтобы наше бытие пришло к такому состоянию, когда человек распадается на некие первичные части… Нечто подобное и мы имеем в виду, когда говорим: «на экзамене я хотел провалиться сквозь землю» или «как бы я хотел, чтобы этого дня никогда не было», или «как бы мне хотелось находиться подальше отсюда».

– «Лучше бы мне не рождаться…»

– Да. Идея состояла в этом. Но мы понимаем, что человек вызван к бытию волей Божьей, и он уже не может самостоятельно опровергнуть призыв Бога к бытию. На основании Священного Писания мы знаем, что жизнь у человека только одна, как говорит апостол Павел: «Человеку надлежит единожды умрети, потом же Суд». Мы также знаем, что на горе Фавор со Христом говорили пророки Моисей и Илия, и если бы реинкарнация действительно присутствовала в мироздании, то за тысячи лет Моисей и Илия давно перешли бы в какие-то другие формы. Поэтому идея о реинкарнации для человека неподходящая. И, хотя она и вводит верящих в нее порой в ужас, но все-таки дает адептам буддизма хоть какой-то пример и хотя бы иллюзорный стимул…

Почему так привлекательна идея реинкарнации? Например, человек идет на экзамен (сейчас многие дети «сходят с ума» от ЕГЭ), зная, что если не сдашь – все пропало. А тебе вдруг говорят: «Не переживай, у тебя будет тысяча попыток сдать этот экзамен». И человек расслабляется, даже не готовится: «Не сдам в этот раз – в следующий что-то получится». Думающих людей идея реинкарнации вводит, можно сказать, в состояние шокового транса, но для многих она удобна, потому что оправдывает некую пассивность.

Самоубийство бессмысленно даже с точки зрения буддизма, ведь за ним следует перерождение в новой природе, на низшей ступени эволюционной ветви.

В продолжение темы: опыты с собственным сознанием чреваты последствиями, а исход может быть плачевным. Изменённое состояние сознания, схожее с наркотическим, бывает вызвано инфернальными сущностями – демон может дать ощутить человеку некое ядовитое наслаждение, эйфорию. Часто после этого демон вселяется в человека, либо доводит его внутреннее состояние до степени, своего рода, инвалидности. То же самое происходит во многих эзотерических практиках. Выходы в астрал, соприкосновения с «сущностями», эксперименты с разумом и внутренним миром – все это влечет за собою гибель души. И часто необратимые последствия даже на физическом уровне.

Многие люди не верят в то, что им говорят, ставя свое мнение выше мнения специалистов. Однако, если переступать через Истину – однажды это непременно принесет свои довольно плачевные результаты. Духовные законы непреложны, как, например, физический закон гравитации. Даже более того, иногда гравитацию можно обойти, но душа человека гораздо более тонкая и ранимая. Сломанную ногу можно вылечить, а душу исцелить – куда сложнее. Человеческими же средствами часто и вовсе невозможно.

Сейчас снова «в моде» эпикурейство, стоицизм, мистицизм, эзотерика, языческие представления. Но проблема не только в моде. Дело осложняется тем, что мы не только сами вредим себе, но есть ещё некто, сознательно желающий нам зла. И этот враг силён.

Часто инфернальные действуют по принципу айкидо – раскачивают человека, давая ему силу, власть, эмоции, богатство, а затем бросают в нищету и лишения. Лишаясь материальных благ и ярких эмоций впоследствии, он отчаивается (так как ищет связи не с Истиной, а привязывается к чему-то земному, к своим ощущениям или мечтаниям) и принимает самое страшное решение – лишить себя жизни. Сформирован в себе состояние отчаяния, человек переходит в вечность, неся в себе этот груз. И далее в вечности продолжает развиваться в выбранном направлении, не имея возможности изменить вектор развития (см., например, по аналогии с охваченностью иными тяжкими состояниями – главу «В чем суть такого явления, как посмертное воздаяние?» из второй части статьи «Мировоззренческий сдвиг детонатор наркотического бума и распада общества»).

Доведя человека до точки кипения, дьявол старается подтолкнуть к этому фатальному шагу во что бы то ни стало, не дать возможности пойти назад. По этому принципу действуют и группы смерти, шантажом (месть родственникам, например), вынуждая дойти до самоубийства. Только они умалчивают, что это вовсе не конец.

Даже спецслужбы сейчас действуют с помощью оккультных технологий – особенно это касается разведки. Свойство же демонов таково, что они могут помогать в чем-то, но рано или поздно в критической ситуации обманут, когда это будет служить их целям, и в придачу толкнут человека на самоубийство. Экзорцистов становится все больше, также как и людей, добровольно предающих себя на служение злу. В современный век «новой духовности» оккультно-шаманского характера люди заблуждаются, полагая, что в их силах подчинить духов и безнаказанно обойти законы реальности. В стремлении наладить свою жизнь, они полагают, что могут прекратить этим заниматься в любой момент и подобные практики пройдут для них без последствий. Демонические же силы очень много обещают, в том числе, например, что служащий им при жизни после смерти будет мучить в аду грешников. Ад – безблагодатное место. Место, где отсутствует Бог. И мучиться там будут только презревшие духовные законы, законы совести и евангельского учения. Дьявола не перехитришь, но это и не нужно. Стоит только доверять Богу, тогда и лукавый не будет иметь над нами силы.

(«Почему они всегда на шаг впереди?» – спрашивает герой одного из фильмов. «Потому что они на войне», – отвечает ему другой, – «а мы – на работе»).

ПСИХИАТРИЯ

Скиннер, известный психолог, и его утверждение: «человек как животное, на которое можно воздействовать», пользуется популярностью как на Западе, откуда он родом, так и у нас. Живой организм, по его мнению, не обладает собственной волей, а только копирует поведение, приводящее его к благоприятному исходу. Скиннер утверждает, что поведение человека определяется генетическими факторами, влиянием окружающей среды, но не свободным выбором. Он отрицает наличие у человека духа, души и свободной воли вообще. Сайты «Синие киты» любят идеи Скиннера (и схожие) и берут на вооружение его «жетонную» систему – модель поведения, которая основана на поощрении за выполнение задания. Хотя многие из научного сообщества чтут мнение этого человека, имеющего большой вес в психиатрии, всё же его выводы вряд ли являются неоспоримыми.

(Психотерапия зачастую объясняет происходящее с помощью некоторых фактов, находит, как ей кажется, причину, но не говорит, что делать дальше. Секрет в том, что и сама эта причина не является истинной, и мнение, если не ложно, то довольно не глубоко. Как уже говорилось, имея изначально ложные данные, сложно составить из них подлинное представление о чем-либо. Точнее сказать, можно в какой-то мере вникнуть в суть происходящего с человеком, дать ему рекомендации, благодаря которым некоторые нарушения организма будут в определённой мере исправлены, но, если брать стремление человека к уничтожению себя, то здесь ставится более глобальный вопрос, чем исцеление некоторых «симптомов».

Нельзя отрицать достижения в области психиатрии и психологии, многие из которых действенны и успешно применяются, облегчая людям жизнь. Но уповать всецело на них при решении проблемы самоубийств так же бессмысленно, как на зелёнку при заболевании раком.)

Скиннеру противостоит профессор Ухтомский, крупный нейрофизиолог, осветивший основы христианской любви с точки зрения психологии в своих произведениях. «Человека нужно рассматривать в динамике, а не в статике», – говорил Ухтомский. Он доказал, что у человека возникает реакция на определенные раздражители только в условиях бездействия. То есть, человека можно запрограммировать, когда он находится в бездействии, в инертном состоянии, когда его жизненные установки ограничиваются только инстинктами (поесть и поспать). Если же появляется новая доминанта, особенно если это доминанта любви, то человек удивительным образом может противостоять внушениям и влияниям, приходящим извне.

Если нет смыслового центра, как писал Ухтомский, то разум фиксируется на травматическом опыте, но, когда появляется любовь к людям, замкнутая цепь в сознании разрывается. Следовательно, взаимопомощь помогает выработать ресурс для преодоления внутренних нестроений, диссонансов, искушений и прочего зла (как эти «нарушения» не назови). Эгоизм, любовь к себе, любовь к страстям «замыкают» человека. Любовь же ко Творцу и людям может и должна стать тем ориентиром, что выведет из любого заблуждения.

Но если такого мировоззрения нет, в основе которого лежат христианские ценности, то подобные своеобразные «подзатыльники» от жизни будут вызывать всегда одну и ту же реакцию. Алко- и нарко- зависимые люди всегда повторяют один и тот же путь – путь эгоизма. Любая проблема, затруднение или еще какой-нибудь фактор может запросто вернуть их в порочный круг употребления. Так кажется проще и привычней.

Ухтомский обращает внимание на необходимость воспитать себя так, чтобы суметь правильно воспринимать мир, начать слушать его, вникать во внутренний мир других людей, прислушиваться к совести – это будет способствовать выходу из круга, из тупика.

Схиархимандрит Гавриил (Бунге) считает, что в борьбе с самим собой против своего уязвленного «эго» человек может обрести главное оружие среди мрака неверия и отчаяния: «Выйти из инфернального круга уныния можно только тогда, когда человек способен проломить брешь в темнице собственного “я”, своей безысходной обособленности, чтобы открыться навстречу подлинно личностному существованию для другого и тем самым открыть свое сердце для подлинной любви – вновь обрести себя самого в даре другому. Такое смиренномудрие подрубает корни уныния и размыкает казавшийся самодостаточным внутренний мир человека навстречу Богу» [Габриэль (Бунге), иеромонах. Акедия: Духовное учение Евагрия Понтийского об унынии / Пер. с нем. свящ. Д. Сизоненко. Рига, 2005, с. 129].

Духовное состояние человека видно из качества его помыслов. Люди судят о вещах и событиях в соответствии с тем, что имеют в себе сами. «Благородный и добрый видит в людях благородное и доброе, и видимые впечатления подкрепляют в нём благородство и добро. Вор, развратник и завистник видят в людях воров, развратников и завистников, и видимые впечатления подкрепляют в нём вора, развратника и завистника».

«Дарвинистические принципы жизни возгораются там, где жизнь оскудела, и они могут поддержать лишь оскудевшую, иссякающую жизнь, где осталось одно бессодержательное стремление удержать существование».

Виктор Франкл, ученый-психолог, был убежден, что нельзя все делать по схеме, надо вникать в судьбу человека. По его мнению, ошибка науки состоит в том, что человека нельзя измерить лишь рефлексами, биологизмом и психологизмом. Примечателен случай из его жизни, когда однажды ему позвонил человек, находящийся на грани самоубийства. Франкл в течение некоторого времени приводил ему аргументы, почему не стоит совершать подобный шаг. В итоге, когда к нему приехал этот человек, то он признался, что ни один из аргументов не был убедителен, но повлияла сама сила терпения собеседника, позволившая среди ночи столько времени спокойно выслушивать отчаявшегося незнакомца.

Подводя итог о психиатрии, можно сказать, что из психологов может помочь лишь тот, кто живёт духовной жизнью, кто побеждает в себе гордость. Только такой может разглядеть в тебе не просто человека, а образ Божий, бессмертную душу и дух.

Такие аргументы, как «в будущем ты сможешь измениться», «всё будет хорошо», не действуют. Тот, кто стремится свести счеты с жизнью, с успехом убеждают себя, что способов справиться с проблемой нет. Но на деле, они просто не желают их видеть. Человек, глядя на проблему изнутри, не может отстраниться от неё, и настолько поглощается проблематикой, что не может конструктивно действовать в направлении ее решения. Здесь важно мнение другого человека, специалиста в области души, глубинной психологии. Это может быть лишь человек высокодуховной жизни.

(Отчасти из-за этого врачи не лечат себя сами, а обращаются к другим врачам. Тем более, врачи-психиатры. Когда ломается машина, человек идет в сервис, а не чинит ее сам, конечно, если поломка действительно серьёзная.)

(Современные врачи отличаются в этом плане даже от советских, многие из которых, даже будучи атеистами, проявляли все же большее участие по отношению к обращающимся к ним людям).

ЛЮБОВЬ

К трагичным последствиям, как правило, приводит любовь, которая основана на эгоизме. Когда человек не в Боге, который является мерилом всего, и замкнут на собственном эгоизме, то такая любовь становится кошмаром. Главный же смысл любви – отстраниться от эгоизма и вникнуть в другого человека. Главное не эмоция, чувственность, страсть – а умение переключить внимание с собственных ощущений на другого человека, поставить его выше себя.

Влюблённого, не обладающего представлением об истинной любви, и лишённого чувства такта, уважения к другой личности, можно сравнить с наркоманом. Ведь человек, склонный потакать себе в употреблении веществ, в любом чувственном удовольствии, так же относится и к любви. Такой человек изматывает избранницу своей привязанностью, ей хочется сбежать от него.

Отсюда и происходит чёрное чувство тоски, возникающее от желания обладать другим во что бы то ни стало. Схиархимандрит Гавриил (Бунге) так определяет уныние: когда мы сильно чего-то хотим и вся наша вожделевательная сила напрягается до предела, но вдруг пред нами предстаёт полная невозможность достигнуть желаемого.

Как точно отмечает Евагрий Понтийский, «уныние – это продолжительное и одновременное движение яростной и вожделеющей части души. Первая неистовствует по поводу того, что находится в ее распоряжении, вторая, напротив, тоскует по тому, чего ей недостает… Все доступное – ненавистно, все недоступное – вожделенно» [цит. по: Габриэль (Бунге), иеромонах. Акедия: Духовное учение Евагрия Понтийского об унынии / Пер. с нем. свящ. Д. Сизоненко. Рига, 2005, с. 63].

Это чувство тоски может пребразоваться даже в физическую боль, от которой человек пытается сбежать, в том числе, и убив себя. Но от этой боли не уйдёшь и в смерти, напротив, в вечности, это состояние может только усилиться. Но если бы таком подавленном состоянии человек пошёл к Богу, то обрёл бы покой. «Приидите ко Мне вси труждающиеся и обременении и Аз упокою вас. Возьмите иго Моё на себе и научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем. Иго бо Мое благо и бремя Мое легко есть». У Господа слово неразлучно с делом.

Также бывает, что человек влюбляется в образ, созданный в собственном воображении. Образ накладывается на чью-то внешность и происходит ошибка – вследствие конфликта ожидания и реальности.

Надо отметить и такой нюанс: когда человек стремиться преодолеть боль от разлуки, это может быть вызвано не любовью, а всего лишь желанием что-то сделать с «топором, вонзившемся в сердце». То же касается и человека, скачущего от одной влюблённости к другой, – это становится для него своего рода игрой, наркотиком, попыткой избежать ощущения гнетущей пустоты внутри себя.

Что ещё можно сказать о любви? Единство двух людей рождается на земле, но должно развиться на небе. Настоящая любовь неразрывно связана с духовным возрастанием.

На примере Виниция, одного из героев известной книги Генрика Сенкевича «Камо грядеши?» («Quo vadis?»), показан путь духовного роста. Именно внутреннее изменение позволило Виницию в конце-концов встретиться с его возлюблённой – Лигией, к чему он шёл на протяжении почти всей книги.

Меня никто не полюбит? (из интервью)

– Что можно сказать в случае, если человеку присущи физические недостатки или он пострадал вследствие болезни? В случае, когда девушка некрасивая?

 – Этот вопрос, отчасти, разбирался в цикле «Мужчины и женщины: одиночество и счастье». Там приводились некоторые примеры девушек и парней, которые по каким-то своим внешним характеристика не соответствовали, так сказать, «идеалу». Проблема в том, что человек пытается найти опору в соответствии с представлениями, которые существует в массовой культуре. Не достигая соответствия, люди расстраиваются. Много женщин сейчас буквально ломаются. Всё из-за того, что они пытаются соответствовать идеалу супер-женщины, которая энергична, умна, с легкостью решает самые трудные проблемы, у которой к тому же идеальная семья… Чтобы соответствовать этому идеалу, она работает на износ. В итоге, на стремление достичь некого имиджа, бытующего в обществе, она тратит огромное количество сил, а её личность при этом не развивается.

– Вспоминается фильм «Реквием по мечте», где мама главного персонажа была похожей на такую женщину. 

 – Да, отчасти она была такой. Она вложила свою жизнь в достижение какого-то ложного образа. Но если бы, вместо того, чтобы сидеть дома, она поинтересовалась – есть ли какая-нибудь социальная служба в городе, которая занимается помощью другим людям: престарелым, больным, детям с какими-либо нарушениями, стала бы посещать в качестве волонтёра детский дом и ребят с ДЦП, играть с ними… Тогда её женская потребность кому-то помогать была бы реализована, и она испытала бы от людей ответную любовь, её жизнь стала бы наполняться смыслом…

В цикле бесед «Женщины и мужчины: одиночество и счастье» приводилось небольшое сочинение Ивана Ильина «Некрасивая женщина» – истории двух девушек. Случай с одной из них произошёл в молодёжном лагере, а с другой – в школе. Эти девушки поначалу, с точки зрения своих сверстниц, не производили впечатления каких-то прогрессивных, на кого стоит равняться. Но они обладали каким-то внутренним стержнем, и их стали уважать. То есть в их душе было что-то необычное, какая-то притягательная сила, благодаря которой остальным просто хотелось быть рядом, хотелось приобщиться к той красоте, которую они излучали.

Действительно, если бы люди стремились к Истине, они преодолели бы какие-то свои комплексы. Ведь только в узкий период жизни кажется, что имеют значение такие представления, как «прыщавый мальчик», «кадык выпирает» или «уши заострены»… Но наступает момент, когда мальчик становится специалистом своего дела, либо отзывчивым другом. Он приобретает другие качества, настолько масштабные, что их наличие позволяет окружающим уже не обращать внимания на какие-то телесные недостатки.

– То есть талант есть у каждого…

– Да. А когда человек концентрируется только на своих недостатках, у него будет неизменная тревожность. Например, все мы что-то забываем – и это нормально, ведь если бы мы помнили всё, то сошли бы с ума. То, чем мы не пользуемся, уходит в более глубокие отделы памяти, а через несколько лет, при необходимости, эта информация всплывёт. Некоторые люди относятся к этому спокойно. Кто-то, например, читая электронные книжки, чтобы не забывать, делает в них пометки. Кто-то открывает книгу через два года и видит, что не особо помнит все прочитанное – это нормальная ситуация. Но человек вдруг начинает переживать, думает, что разрушается память, начинается регрессия. Он принимается читать пособия по развитию памяти, начинает принимать препараты; на фоне приёма препаратов у него возникают некие состояния, с которыми он начинает бороться… В итоге он выстраивает себе образ идеальной памяти, которому якобы должен соответствовать. Не видя соответствия этому придуманному образу, он впадает в тревожность, пытаясь выйти из нее, начинает тревожиться еще больше, ведь его переживания обусловлены не ослаблением памяти, а неправильным взглядом на вещи. Один молодой человек, мозг которого хотя и был уже органически поражён, смог восстановить память, когда перестал на этом зацикливаться. Тот, кто с ним общался, рассказывал: «Как только я видел у него в руках книгу о том, как улучшить память, следом наступал срыв». Человек читал книгу, начинал беспокоиться, что память не улучшается, раздражался, переживал, акцентируя на этом излишнее внимание, переставал спать ночами, вследствие чего происходил срыв.

Достоевский в романе «Идиот» писал, что девушки очень эгоцентричны. Если у одной выскочил прыщ на носу – она сразу считает, что все вокруг только и занимаются разглядыванием её недостатка. Или другой пример, когда один молодой человека, юный дебошир, отец которого был богат и давал ему много денег, покупал себе шикарные вещи, ни в чём себе не отказывая. Когда же капиталы папы уменьшились, то карманные расходы, естественно, ограничились меньшими суммами. Мальчик был вынужден купить джинсы – неплохие, но стандартные… Но в них не мог выйти на улицу! Ему казалось, что это позорно. Отец же на это заметил: «Всем совершенно не интересно, в чём ты ходишь».

Конечно, это не призыв ходить в рванье, не чистить зубы и тому подобное, полагая, что всем всё равно. Но смысл в том, что мы сами часто провоцируем в себе развитие каких-то тревожных расстройств, когда излишне эгоистически начинаем акцентировать внимание на кажущихся недостатках. Та же девушка и парень придумали, что должны быть блистательными и совершенными. Если же по какой-то причине что-то у них не получается, они начинают расстраиваться, закрываться в себе, прекращают со всеми общение.

– Речь в вопросе шла не только о таких мелочах, но и о физическом, например, увечье, реально ограничивающим жизнь человека.

– Опасный путь – пытаться кому-то что-то в таком случае доказать. Человек должен развиваться, пытаясь, в первую очередь, соединиться с Богом и сохранить эту связь, придя к Истине. Это – основа развития.

Если человек вкладывает свои усилия, чтобы просто доказать всем, что он не инвалид, тогда жизнь его не имеет конструктивного направления. Возможно, не все согласятся, но с чем останется в итоге человек, доказав, что может ходить без одной ноги? Если он, например, учится ходить, чтобы потом освоить профессию, творить что-то полезное, реализовывать своё призвание – это совсем другое дело. Одна женщина очень тяжело восстанавливалась после аварии (машина переехала ее прямо по тазобедренному суставу), врачи были уверены, что она не сможет ходить и у неё никогда не будет детей. Но, даже если врачи никакой надежды не дали, она с болью вставала на костыли и, кусая от боли язык, училась ходить. Она делала это не в целях кому-то что-то доказать, а потому что хотела жить, учиться, хотела создать семью, родить детей. Стремление же доказать другим свою полноценность может принять трагичный исход.

– Есть случаи, когда девушка в подобной ситуация может отчаяться: «Кто теперь меня такую возьмёт замуж?!»

– Проблемой здесь является фиксация на этой самой мысли. Если она постарается перестать постоянно думать об этом, начнет жить, развиваться как девушка, как женщина (вовсе не в плане интимной жизни, ведь главная характеристика женщины – способность к милосердию), то начнут проявляться такие качества, которые действительно сделают её весьма привлекательной. Душевная доброта отразится на лице. В книге «Отец Арсений» говорилось о мужчине, который любил свою жену, хотя она была инвалидом, ездила на кресле. Но он её полюбил именно как человека.

Следует сказать несколько слов о любви к людям вообще. Милосердие – одно из основополагающих качеств, которые должны быть присущи человеку. Аналог этого слова – человечность.

(«Будьте милосердны, как и Отец Ваш небесный милосерд». Не сказал Господь: будьте постники, как Отец ваш, или девственники, или миллионеры, или спортсмены… Но «будьте милосердны»)

Некоторые люди оказывают социальную помощь престарелым, детским домам и прочее. Это похвально, но и такая помощь, если осуществляется не во славу Божию, может привести к плохим последствиям. Такое явление, как «выгорание», возникает как раз из-за сбитых ориентиров. Человек, помогая другому, делает это ради себя. Помощь, как некий экстрим, как удовлетворение самолюбия, не имеет глубокой ценности и не приносит пользы. Не стоит оставлять такого рода помощь, но изменить отношение к ней.

Действительно, если кто-то только начинает двигаться в направлении добродетели любви, то развивать это качество ему нужно постепенно. Есть такое выражение: «Кто не имеет любви, пусть делает дела любви». Только на пути любви деятельной возможно войти в состояние видения смысла жизни, а не лёжа на диване (какие ещё критерии настоящей любви – см., к примеру, развернутое толкование святителя Феофана Затворника на 13-ую главу послания святого апостола Павла к жителям города Коринфа http://ni-ka.com.ua/index.php?Lev=feofanz).

См. также лекции «Женщина и мужчина. Одиночество и счастье», а также – в цикле лекций «Обращение к полноте» раздел 4 – о измененном состоянии сознания, пункт 4.1 «Состояние: Мама, меня никто не любит».

СМЕРТЬ

В ходе некоторых исследований было определено, что в подростковом возрасте спровоцировать самоубийство могут следующие факторы: грустное настроение, скука, усталость, бессонница, беспокойство, излишняя эмоциональность, замкнутость в себе, невнимательность, агрессия, неуспеваемость в школе, злоупотребление алкоголем, наркозависимость…

Все эти проявления являются следствием каких-то глубоких, серьёзных внутренних процессов. Но описываются они как нечто само собой разумеющееся, как некие составляющие депрессии: «Просто у ребёнка депрессия! Возникла и всё, из-за этого все проблемы!» Что же такое депрессия? Как она возникает? Это состояние преподносится как некая патология, которой могло бы и не быть. Но забывается, что такое состояние неизбежно возникает, когда у человека нет никакой духовной жизни, когда глубочайшие запросы его личности никак не учитываются.

Одна девушка, страдающая наркозависимостью, в интервью назвала следующие причины употребления героина: появляется смысл жизни; так легче – проблемы отступают далеко (будто бы далеко); раздражают мама, школа; хочется заткнуть уши и глаза; с героином жизнь воспринимается лучше; боязнь «что скажут/подумают обо мне другие» исчезает; отсутствие страха вообще, после употребления; нет мыслей «какая я, какая жизнь»; одиночество (не сам разрыв с любимым человеком, а именно боязнь одиночества); создаётся общество по интересам, «движуха»; появляется цель, точка притяжения, структура (центр, доминанта, как говорилось выше); ум, самостоятельность, возможность чего-то добиться самой; двойная жизнь, тайна.

Исследования иногда перечисляют абстрактные причины, здесь же мы видим личность человека, а не набор слов, «схему». Становится понятно, что ребёнок, живущий в бездуховном мире, где разрушены все смыслы и ценности, неизбежно сталкивается с депрессией. Взрослые в этом плане устойчивее – разве что какое-то из ряда вон выходящее происшествие может повлиять на их решение уйти из жизни. Дело в том, что столь незначительное, по сравнению с детьми, обострение вызвано тем, что взрослые уже свыклись с тем, что мир болен, и что сами они также не в порядке. И хотя эти два фактора должны были бы вызвать стремление к совершенству и развить чувство сопереживания ближним, взрослые лишь «притёрлись» ко всему, научились как бы отключать душу.

Но и среди взрослых были и есть глубоко чувствующие люди. Им не хватало чего-то, что позволило бы достичь духовного просвещения. Так, например, поэты Серебряного века были охвачены веяниями современной эпохи. Это время безбожности, порой переходящей в открытое богохульство, сексуальной революции, равнодушия, а порой и ненависти к семейным устоям, безграничное злоупотребление правами человека, культ греха и потеря инстинкта самосохранения… Всё это привело в Серебряный век к девальвации ценности жизни, к совершенной опустошённости у продвинутых представителей человечества, к потере смысла существования. В конечном счёте, самоубийство стало обычным явлением этой талантливой творческой среды. Стал нашим хлебом цианистый калий, – писал один из «героев», хорошо познавший нравы того общества.

Культурно-мировоззренческий аспект (который можно назвать христоцентричностью) регулирует даже гормональные факторы, влияющие на человека. Действие такого мировоззрения проявляется не только на духовном плане. У человека, например, может быть гормональный кризис: ему плохо, он раздражается и осуждает всех и вся. Но если вспоминает о неких законах высшего бытия, о заповедях, если использует приобретённые навыки в духовной жизни и пытается себя укорить, осознать, где была ошибка – ему сразу же становится легче. Если же продолжает идти по пути осуждения других, то даже при наличии объективной причины недовольства, подобное поведение окончательно выведет его из себя… Дело может дойти даже до беснования.

(Почему вообще человеку хочется себя убивать? Это же безумие. Может казаться, что вокруг происходит нечто ещё более ужасное, чем внутри, и выхода из этого кошмара не видится. Но он есть – проблема часто бывает в самом человеке. Гордый как бы отрешается от прочего мира назло всему и даже находит «повод» к такой позиции, впоследствии же, когда причина рассеивается и уже не кажется такой важной, продолжает упорствовать в своём заблуждении).

Даже великие люди с широким кругозором, умные, талантливые, энергичные, находясь на высоте земного счастья, богатства и славы, при полной возможности исполнения самых прихотливых желаний, тем не менее, чувствовали тоску и неудовлетворенность. В книге Екклезиаст – самый мудрый и богатейший человек того мира пишет: «Всё суета сует».

Один профессор пришёл к Богу, когда узнал, что некий американский миллионер покончил с собой. Людей советского периода учили, что главные ценности – материальные. Разве это не красноречивое свидетельство ложности земного идеала счастья, которое состоит в удовлетворении/приобретении земных благ? Недовольство и неудовлетворённость, кажется, стали у нас заразной и повальной болезнью. В литературе даже появился особой тип, так называемого, «нытика» – человека, который жалуется, стонет и ничего не делает.

В прежние времена писатели драпировывали эту неудовлетворённость некой романтикой. Герои их произведений представлялись непонятыми, тоскующими, страдающими – как некая порода людей, которая чем-то выше прочих представителей своего вида.

В произведении «Паломничество Чайльд-Гарольда» весь повествовательный зачин поэмы сводится к нескольким строкам, где английский городской юноша, уже к 19 годам пресытившийся излюбленным набором светских удовольствий, разочаровавшийся в интеллектуальных способностях соотечественников и чарах соотечественниц, пускается путешествовать.

Байрон так пишет о Чайльд-Гарольде: «ранняя развращённость сердца и пренебрежение моралью ведут к пресыщенности прошлыми наслаждениями и разочарованию в новых… и красоты природы, и радость путешествий, и вообще все побуждения, за исключением только честолюбия – самого могущественного из всех, – потеряны для души, так созданной, или, вернее, ложно направленной».

Тем не менее, именно этот, во многом несовершенный персонаж, оказывается вместилищем сокровенных чаяний и дум поэта, необыкновенно проницательного к порокам современников и судящего настоящее и прошлое с максималистских гуманистических позиций. Это «самое большое, самое богатое мыслями и наиболее широкое по охвату» из произведений Байрона на десятилетия вперед стало эталоном романтической поэтики в общеевропейском масштабе и вошло в историю литературы как волнующее, проникновенное свидетельство «о времени и о себе». Слияние повествователя и героя воплощается в новую форму. Это единое целое, необыкновенно чуткое к конфликтам окружающего мыслящее сознание, которое и является главным героем произведения.

Отсюда вывод: причины недовольства жизнью – следствие желания найти земное счастье исключительно в использовании земных благ. Такое стремление развивает алчность, желание захватить в своё обладание как можно больше и требует готового, дармового счастья без необходимого для этого усилия и труда. Человек хочет получать, но не получает. Желает, но испытывает разочарование.

Не получая желаемого счастья (потому что на этом пути его не может быть), люди ворчат, жалуются, винят друг друга, создают общую атмосферу недовольства, отравляют свою и чужую жизнь. Это недовольство, доходящее порой до отчаяния, до самоубийства – неизбежный результат материалистического понимания жизни. Забытый дух мстит человеку за свои поруганные права.

Молодые юноши, цветущие девушки, лишают себя жизни, оставляя после себя записку, в которой один и тот же стереотипный мотив – «не нахожу цели в жизни».

(преп. Лука Филофейский: грех имеет сладость в начале и горечь в конце. Покаяние – горечь в начале, а после него – радость)

(Примечательны слова Ф.М. Достоевского из его «Дневника писателя»:

Кое-что о молодёжи

Кстати уж. Мне, пожалуй, укажут, что в наш век убивают себя люди и никогда не занимавшиеся никакими высшими вопросами; тем не менее убивают себя загадочно, безо всякой видимой причины. Мы действительно видим очень много (а обилие это опять-таки своего рода загадка) самоубийств, странных и загадочных, сделанных вовсе не по нужде, не по обиде, без всяких видимых к тому причин, вовсе не вследствие материальных недостатков, оскорбленной любви, ревности, болезни, ипохондрии или сумасшествия, а так, бог знает из-за чего совершившихся. Такие случаи в наш век составляют большой соблазн, и так как совершенно невозможно в них отрицать эпидемию, то обращаются для многих в самый беспокойный вопрос. Все эти самоубийства я, конечно, объяснять не возьмусь, да и, разумеется, не могу, но зато я несомненно убежден, что в большинстве, в целом, прямо или косвенно, эти самоубийцы покончили с собой из-за одной и той же духовной болезни – от отсутствия высшей идеи существования в душе их. В этом смысле наш индифферентизм, как современная русская болезнь, заел все души. Право, у нас теперь иной даже молится и в церковь ходит, а в бессмертие своей души не верит, то есть не то что не верит, а просто об этом совсем никогда не думает. И, однако, это вовсе иногда не чугунный, не скотского, не низшего типа человек. А меж тем лишь из этой одной веры, как уже и говорил я выше, выходит весь высший смысл и значение жизни, выходит желание и охота жить. О, повторяю, есть много охотников жить без всяких идей и без всякого высшего смысла жизни, жить просто животною жизнью, в смысле низшего типа; но есть, и даже слишком уж многие и, что всего любопытнее, с виду, может быть, и чрезвычайно грубые и порочные натуры, а между тем природа их, может быть им самим неведомо, давно уже тоскует по высшим целям и значению жизни. Эти уж не успокоятся на любви к еде, на любви к кулебякам, к красивым рысакам, к разврату, к чинам, к чиновной власти, к поклонению подчиненных, к швейцарам у дверей домов их. Этакий застрелится именно с виду не из чего, а между тем непременно от тоски, хотя и бессознательной, по высшему смыслу жизни, не найденному им нигде. А иной из таких вдобавок застрелится, предварительно выкинув какую-нибудь скандальную мерзость, скверность, чудовищность. О, глядя на многих из этаких, разумеется, трудно поверить, чтоб они покончили с собою из-за «тоски по высшим целям жизни»: «Да они ни об каких целях совсем и не думали, они ни об чем таком никогда и не говорили, а только делали „пакости“» – вот всеобщий голос! Но пусть не заботились и делали пакости: высшая тоска эта – знаете ли вы твердо, какими сложными путями в жизни общества передается иногда иной душе и заражает ее? Идеи летают в воздухе, но непременно по законам; идеи живут и распространяются по законам, слишком трудно для нас уловимым; идеи заразительны, и знаете ли вы, что в общем настроении жизни иная идея, иная забота или тоска, доступная лишь высокообразованному и развитому уму, может вдруг передаться почти малограмотному существу грубому и ни об чем никогда не заботившемуся, и вдруг заразить его душу своим влиянием? Укажут мне, пожалуй, опять, что в наш век умерщвляют себя даже дети или такая юная молодежь, которая и не испытала еще жизни. А у меня именно есть таинственное убеждение, что молодежь-то наша и страдает, и тоскует у нас от отсутствия высших целей жизни. В семьях наших об высших целях жизни почти и не упоминается, и об идее о бессмертии не только уж вовсе не думают, но даже слишком нередко относятся к ней сатирически, и это при детях, с самого их детства, да еще, пожалуй, с нарочным назиданием.

«Да семейства у нас вовсе нет», – заметил мне недавно, возражая мне, один из наших талантливейших писателей. Что же, это ведь отчасти и правда: при нашем всеобщем индифферентизме к высшим целям жизни, конечно, может быть, уже и расшаталась наша семья в известных слоях нации. Ясно по крайней мере до наглядности то, что наше юное поколение обречено само отыскивать себе идеалы и высший смысл жизни. Но это-то отъединение их, это-то оставление на собственные силы и ужасно. Это вопрос слишком, слишком значительный в теперешний момент, в теперешний миг нашей жизни. Наша молодежь так поставлена, что решительно нигде не находит никаких указаний на высший смысл жизни. От наших умных людей и вообще от руководителей своих она может заимствовать в наше время, повторяю это, скорее лишь взгляд сатирический, но уже ничего положительного, – то есть во что верить, что уважать, обожать, к чему стремиться, – а все это так нужно, так необходимо молодежи, всего этого она жаждет и жаждала всегда, во все века и везде! А если бы и смогли и в силах еще были ей передать что-нибудь из правильных указаний в семье или в школе, то опять-таки и в семье, и в школе (конечно, не без некоторых исключений) слишком уж стали к этому индифферентны за множеством иных, более практических и современно-интересных задач и целей. Молодежь шестого декабря на Казанской площади, без сомнения, лишь «настеганное стадо» в руках каких-то хитрых мошенников, судя по крайней мере по фактам, указанным «Московскими ведомостями»; что выйдет и что окажется из этого дела – я далее ничего не знаю. Без сомнения, тут дурь, злостная и безнравственная, обезьянья подражательность с чужого голоса, но все же их могли собрать, лишь уверив, что они собраны во имя чего-то высшего и прекрасного, во имя какого-то удивительного самопожертвования для величайших целей. Пусть даже это «искание своего идеала» слишком в немногих из них, но эти немногие царят над остальными и ведут их за собою, – это-то уже ясно. Что же, кто виноват теперь, что их идеал так уродлив? Уж конечно, и сами они, но ведь и не одни они. О, без сомнения, даже и теперешняя окружающая их действительность могла бы спасти их от их уродливой оторванности от всего насущного и реального, от их грубейшего непонимания самых простых вещей; но в том-то и дело, что наступили, значит, такие сроки, что оторванность от почвы и от народной правды в нашем юнейшем поколении должна уже удивить и ужаснуть даже самих «отцов» их, столь давно уже от всего русского оторвавшихся и доживающих свой век в блаженном спокойствии высших критиков земли русской. Ну вот и урок, – урок и семье и школе и блаженно-убежденнейшим критикам: сами же они теперь не узнают своих последствий и от них отрекаются, но… но ведь и их-то, «отцов»-то, разве можно опять-таки винить окончательно? Сами-то они не суть ли продукты и следствия каких-то особых роковых законов и предопределений, которые стоят над всем интеллигентным слоем русского общества уже чуть ли не два века сряду, почти вплоть до великих реформ нынешнего царствования? Нет, видно, двухсотлетняя оторванность от почвы и от всякого дела не спускаются даром. Винить недостаточно, надо искать и лекарств. По-моему, еще есть лекарства: они в народе, в святынях его и в нашем соединении с ним. Но… но об этом еще после. Я и «Дневник» предпринимал отчасти для того, чтоб об этих лекарствах говорить, насколько сил достанет»).

СМЫСЛ ЖИЗНИ

Вопрос о смысле жизни – это вопрос состояния ума. Такой вопрос не возникает, если человек живёт как нужно: духовной жизнью, в гармонии с собой и окружающим миром. Когда же поступает противоположно – утрачивает благодать, теряет силу для борьбы с помыслами, не может противостоять внешним влияниям.

Если быть ещё точнее, то это вопрос духовного состояния. Когда ум человека страстен, он не способен представить смысл жизни, но если ум находится в благодати, то вопрос о смысле не рождается – человеку и так живётся свободно и спокойно. Это не значит, что он пребывает в некой эйфории. Ему встречаются и трудности, и потери, однако, всё это он переносит благодушно вследствие присущего в нём духа.

Необходимо жить по Истине, без нее все утрачивает смысл. Так что же такое Истина? «Истина – есть сам Христос, гонимый вами», – отвечал святой Георгий своему мучителю в IV в. Иеромонах Серафим (Роуз), живший уже в XX веке, писал: «Христос – единственный выход, только в Нём спасение». Это и есть ответ на вопрос о смысле жизни – жизнь во Христе. Потому что Христос – та Истина, тот Абсолют, который не может быть опровержен.

Приникнув к этой Абсолютной Истине, живя соответственно установленным духовным законам, человек ещё в этой жизни вкушает плоды бессмертия. Мирная совесть и доброделание в течение жизни, даже перед ликом смерти помогают человеку сохранять спокойствие и радость. Врачи свидетельствуют об отношении к смерти умирающих в больницах людей: «Смерть победила, когда возобладали страх и отчаяние, и нет её победы, когда человек уходит радостно и тихо…».

Когда человек познает Христа, соприкоснется с Ним непосредственно через молитву, то придёт осознание и чувствование того, что ничто в мире не может поколебать его душевное равновесие настолько, чтобы он мог отчаяться и лишить себя жизни.

Но достичь такого расположения духа не так просто, как может показаться. Это труд, ежедневный кропотливый труд в течение всей жизни. Очень много зависит от намерения души. То есть не только дело или слово, но даже мысль может являться фактором, перевешивающим в сторону добра или зла. «Один помысел гордыни может с небес низринуть в ад, и один же помысл смиренный поднять на небо», – говорят святые отцы. Поэтому не стоит ни отчаиваться, ни тешить себя ложными надеждами, но делать своё дело и ожидать милосердия Божия.

Нельзя жить кое-как. Где нет добра, там неизбежно царствует зло.

(Блаженный Августин, «Исповедь»:

«Мне стало ясно, что только доброе может стать хуже. Если бы это было абсолютное добро, или вовсе бы не было добром, то оно не могло бы стать хуже. Абсолютное добро не может стать хуже, а в том, в чем вовсе нет добра, нечему стать хуже. Ухудшение наносит вред; если бы оно не уменьшало доброго, оно бы вреда не наносило. Итак: или ухудшение не наносит вреда – чего быть не может – или – и это совершенно ясно – всё ухудшающееся лишается доброго. Если оно совсем лишится доброго, оно вообще перестанет быть. Если же останется и не сможет более ухудшиться, то станет лучше, ибо пребудет не ухудшающимся. Не чудовищно ли, однако, утверждать, что при полной потере доброго оно станет лучше? Если, следовательно, оно вовсе лишится доброго, то его вообще и не будет; значит, пока оно существует, оно доброе, и, следовательно, всё что есть – есть доброе, а то зло, о происхождении которого я спрашивал, не есть субстанция; будь оно субстанцией, оно было бы добром, или субстанцией, не подверженной ухудшению вовсе, то есть великой и доброй; или же субстанцией, подверженной ухудшению, что было бы невозможно, не будь в ней доброго»).

Мысли о самоубийстве – всегда демонические, то есть, противоположные осознанию смысла. Если человек приходит к такому итогу, «обессмысливанию», значит, жизнь его была неверна. Недостает смирения и веры, чтобы всё изменить. Следует помнить, что причиной самоубийств часто является гордыня. Но также и отсутствие мотивации, когда силы воли могут способствовать этому направлению в никуда.

Следует, впрочем, понимать, что если спросить: «Где смысл жизни?» – и лечь на диван – смысла жизни не обретёшь, но утратишь и то, что есть – саму человечность. Разовьются остальные пороки – лень, апатия и тому подобное. А где один злой навык, там и другие, ведь страсти взаимосвязаны, как и добродетели, и человек незаметно погружается в болото, делая себе «невинные» поблажки.

 («Если ты подчинился одной страсти, то чрез подчинение этой одной страсти ты подчинился и всем прочим страстям. Если ты попустил пленить тебя одному духу злобы, собеседованием с влагаемыми им помыслами и увлечением этими помыслами или мечтаниями, то ты поступил в рабство ко всем духам. По побеждении твоем, они будут передавать тебя друг другу, как пленника» (святитель Игнатий (Брянчанинов)).

Подавляющее большинство алко- и наркозависимых утверждают, что не понимают смысла жизни. Эти зависимости можно тоже отнести к самоубийствам. Даже такое явление, как прокрастинация, когда человек и не убивает себя, но живёт в каком-то ступоре (будто не решается на ужасный шаг, но и к жизни не благоволит), – может быть названа разрушением личности.

Чтобы понять страдание, надо найти причину. Необходимо задаваться вопросом – почему это произошло? В чём причина? И в чем причина причины? И так, по цепочке, дойти до понимания того, что происходит. Этому может способствовать и упомянутое выше вечернее испытание совести…

Двигаться в правильном направлении непросто, но этот труд оправдывает себя: ноющие от усталости мышцы приносят радость, происходит обогащение знаниями и опытом. Человек эрудированный, любящий путешествовать, в обыденном увидит удивительное. Но тот, кто намеренно ограничивает свою жизнь, замыкается на себе и в себе, даже увидев чудо, пройдёт мимо. Интерполяция – достраивание реальности, исходя из опыта, – даст о себе знать.

А привычка держать ум постоянно в негативном контенте, в том числе, и предлагаемом соцсетями и новостными лентами, будет способствовать только движению вниз.

 («Одни люди похожи на пчелу, а другие на муху. Те, кто похож на муху, в каждой ситуации выискивают что-то плохое и занимаются только этим. Ни в чем они не видят ни капли доброго. Те, кто похож на пчелу, находят доброе во всем. Человек поврежденный и мыслит искаженно. Ко всему он относится с предубеждением, все видит шиворот-навыворот, тогда как тот, у кого добрые помыслы, – что бы ни увидел, что бы ему ни сказали – включает в работу добрый помысл», – говорил святой Паисий.)

Если же появляется очаг возбуждения – вся приходящая информация притягивается к одному центру. Если человек раздражён, то его всё будет раздражать, даже нейтральные вещи, даже добро. Так устроен мозг, что прочие отделы его подавляются при доминирующем центре раздражительности. Но если появляется любовь, то она начинает перепрограммировать другие отделы мозга, как бы изымая человека из замкнутого круга сознания. Это согласуется и с тем, о чём писал профессор Ухтомский.

Уникальные смыслы (из интервью)

– В беседах Вы употребляете такое понятие, как «уникальные смыслы». Не могли бы Вы раскрыть это понятие подробнее?

– Уникальный смысл ситуации – это нечто, предлагаемое нам каждой ситуацией… Педагогика сейчас часто представляет собой набор жестких схем, которые «заколачивают» в учителей, и за ними педагог уже не видит учеников. Познать уникальный смысл ситуации – это познать, что важно именно сейчас, в данный момент, например, когда вы вышли на прогулку с детьми. Увидеть, что ребенок готов лучше воспринять какую-то информацию, и тогда сказать ему: «Вася, ты вчера обижал Машу, но ты же мужчина! Наоборот, ты должен её защищать!» При этом важны правильные слова в верном ключе в нужное время, с подходящими комментариями, так, чтобы Вася понял. В жизни перед нами часто раскрывается много уникальных ситуаций, познав которые, мы можем что-то в нашей жизни изменить. Но это возможно только тогда, когда наше сердце живо, не искалечено поступками против совести, ложными идеями, страстными влечениями. Тогда у нас открыта способность почувствовать уникальный смысл ситуации, понять, какие слова нужно сказать человеку именно сейчас (например, чтобы он не уходил или что мы его любим и т.п.).

Если нас охватила, например, страсть гнева, и человек может решиться уйти от нас навсегда, то потом изменить что-либо будет очень трудно. Нужно сдержать себя сейчас, преодолеть, подойти к нему и поговорить.

Так же и смысл профессии: у человека есть какие-то уникальные способности, данные Богом для развития в себе, а он увлечён внешними имиджами из масс-медиа. Он стремится устроить свою жизнь так, чтобы к 25 годам подняться по карьерной лестнице, стать топ-менеджером крупной кампании. В итоге, хоронит свой дар и впадает в депрессию, так как не успевает к намеченному самим же собой сроку. Но даже достигни он своей планки – это не будет приносить ему ни радости, ни удовлетворения, потому что человек не сумел обрести состояния внутреннего покоя и тишины и не сумел оживить своё сердце Евангельскими заповедями.

Чтобы найти свой жизненный путь и избавится от депрессии, у нас должен заработать внутри «камертон». В беседах эта мысль представлена образом барабана – когда кожа на нем хорошо натянута, он издаёт бархатный звук, реагирует на лёгкое прикосновение пальцев. Так и наша совесть, если она жива, то сразу реагирует, подсказывая, что ответить, как действовать. Когда же барабан помещают то в холод, то в раскалённую жару, а то и попросту бросают в лужу, тогда дерево, на которое натянута кожа, рассыхается, а сама кожа лопается. Тогда уже он не только не отзываются звуками на прикосновения, но и становится вовсе негоден. Остаётся только пинать его ногами и единственные звуки, которые он будет издавать, – это скрипы и стоны. Так и человек, который живет против совести, в страстях, употребляет психоактивные вещества, участвует в сомнительных мероприятиях, человек, который себя искалечил, уже не может реагировать адекватно на происходящие изменения в окружающей реальности, в своей психической жизни. Он не может понять, какие решения от него требуются, чтобы справиться с ситуацией. Если коснуться темы самоубийства – когда человек начинает считать, что его жизнь зашла в тупик, он может в отчаянии и расстаться с ней; но если он приходит к пониманию необходимости очистить своё сердце, то ему становится понятно, как выходить из тупика.

ХРИСТИАНСТВО

«Я есмь путь и истина и жизнь» (Ин 14. 6)
«Я пришёл для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком» (Ин 10.10)
«И всякий, живущий и верующий в Меня, не умрет вовек. Веришь ли сему?» (Ин 11.26)

Продолжая тему смыслов и мотивации: у человека должна быть какая-то высшая идея, как писал Фёдор Достоевский. Наиболее оправданной является только христианская. В пользу этого свидетельствует тот факт, что очень редко где, кроме христианского учения, раскрывается вопрос о происхождении зла. Очень немногие учения преподают правильную аскетику, которая и является борьбой с настоящим злом, ведь в первую очередь оно исходит от самого человека – от каждого из нас.

Глупо отрицать, что в человеке изначально существует некое страдание. Объясняется это весьма просто: первородный грех. Нет ни одного среди людей, кто не испытывал бы раздробленности своей природы, в той или иной степени. Психиатры, философы, учёные в большинстве случаев не касаются этого вопроса и затрудняются объяснить эту присущую человеку с рождения рану. Вообще довольно сложно объяснить что-либо, не зная всех сторон вопроса, а, отрицая христианское мировоззрение, люди лишают себя возможности правильно воспринимать происходящее в мире и в самом человеке, хоть и любят полагать, что во всем разобрались.

Конечно, какая-то философская система может и не признавать учения о первородном грехе, но что дальше? Нет философской системы, которая позволила бы человеку решить его проблемы в положительном русле, с благоприятным исходом.

Если отрицать это, сказать «Бога нет» – тогда всё разрешено, инстинкты природы определяют жизнь. Размножение, самосохранение, питание. Что ещё остаётся? Удовольствия. Люди довели до логического завершения принцип получения удовольствий в алкоголизме и наркомании. Люди всегда повторяют один и тот же путь. Как избавиться от страдания? Принять ещё дозу. Купить ещё платье. Съездить в очередной отпуск. Завести новую любовницу. Подняться выше и властвовать. Если нет христианского мировоззрения, то страдания вызывают одну и ту же реакцию – стремление их заглушить, отвлекаясь на что-то, желательно на поиск острых ощущений и сильных впечатлений.

Плюс христианства в том, что если слушать совесть, исполнять заповеди и участвовать в Таинствах, благодать покрывает и позволяет сами страдания переносить с гораздо меньшими потерями. Более того, сами страдания оборачиваются благодатью – если их воспринимать как причастность к страданиям Христовым. Господь говорил: «В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир». Понятно, что обществу сейчас присуща некая религиозная интоксикация, но это не повод отрекаться от Бога. Сейчас мы живём в такое время, когда только Он и может помочь. Впрочем, это можно сказать о любом времени.

Бывает, что находясь в крайней степени отчаяния, когда человек даже не может представить, что этот ужас отступит, – беседа с духовником, Исповедь, Причастие, общение в духовной среде творят чудо. Никакой психиатр не способен на такое.

Часто бесы внушают людям мысль «Бог не простит». Прощение всегда есть.

Исповедь (из интервью)

– Можно ли сказать что Исповедь дает как бы человеку второй шанс: исправиться, загладить жизненные ошибки? Жизнь ведь у нас одна… 

– Да. Значение исповеди в этом и заключается. Даже если обратиться к светской точки зрения, есть такое направление в психиатрии – неофрейдизм (основной идеей неофрейдистов стали межличностные отношения, а их главным вопросом – вопрос о том, как человеку жить и что делать. Представители неофрейдизма отклонились в сторону большего признания роли сознания и влияния социального фактора на формирование, а также исследовали коренные тенденции развития личности и влияния трансформации ее жизненных ценностей и идеалов).

Человек не может долго жить, совершая поступки, противоречащие глубинным основам его личности. На первых этапах это вызывает страдания, но если человек упорно следует своей линии поведения, то через некоторое время он постепенно входит в состояние измененного сознания (психоза), при котором для него те крайности, которые он видел раньше, уже не воспринимаются чем-то неестественным. Например, человек, считающий себя христианином, но при этом работающий, допустим, бухгалтером в чёрной трансплантологии (группировке лиц, которые ловят людей на улице и вырезают почки) поначалу испытывает угрызения совести. Если он будет понуждать себя работать дальше, пытаясь заглушить голос совести, есть риск, что он войдет в некое измененное состояния ума, при котором уже не будет видеть для себя проблемы во всём происходящем. В чём здесь опасность? Однажды закрыв глаза на что-то произвольно, человек закрывает глаза и на другие стороны жизни. Он становится уже неспособен понять ни своих детей, ни супругу – его сознание деформируется.

Это очень заметно на примере узников в концлагерях. Например, узники, испытывая гнев, но не имея возможности выместить его на эсэсовцах, вымещали его друг на друге. Когда воровали хлеб друг у друга, соответственно, совесть обличала: «Ты украл хлеб у такого же узника, как и ты». Как писал один человек, который был в лагере, «если люди, находясь в этом состоянии, не приходили к осознанию пагубности своего поступка, то они погибали». В каком смысле? Если они начинали себя оправдывать: «Я имел право, сейчас все так живут, у меня нет шансов, чтобы вести себя как человек», – то входили в некое изменённое состояние ума.

Что происходило дальше? Жизнь требует от тебя ежедневного выбора, чтобы чувствовать ситуацию, искать решения, выживать. Тот человек, который вошел в изменённое состояние ума, не может чувствовать ситуацию, не может понять ее смысла, тем более принять какое-то решение. И в момент, когда потребуется важное решение, он может не сориентироваться и совершить катастрофическую ошибку.

А исповедь помогает, когда мы сделали что-то не то и нас мучает совесть, вернуться к той точке, перейдя через которую, мы начали искажаться. Это возвращение назад, в неискажённое состояние. Это не только действие нашего разума – наше покаяние сопровождается благодатным воздействием Святого Духа. Каждый искренне исповедующийся замечал целую цепочку процессов. Допустил какую-то ошибку – на ее основании совершаешь последующие поступки, они, в результате, вступают в конфликт с совестью, затем ум «наматывает» массу негативных эмоций, и, действительно, начинаешь сходить с ума. Если человек находит в себе мужество признаться в первоначальной ошибке, то все то здание психоза, которое выросло на основании ошибки, может перечеркнуться силой Божией, и человек вдруг обнаруживает, что за долю секунды происходит чудо: уходит и депрессия, и психоз.

– Так, например, инородный предмет попадает в организм и на него начинает нарастать плоть, происходят воспалительные процессы, это мешает жить человеку. Приходится делать операцию, чтобы его удалить.

– Да. Только хирургическое вмешательство может вынуть лишь инородный предмет, а Благодать Божия – и то, что налипло, да ещё и врачует рану, ничего не оставляя от неё.

Если есть духовная жизнь, то усвоенное смирение поможет выйти из облака. Молитва выручит, когда ничего не понятно, – дьявол не может скрыть истину от человека, который усердно молится. Ложные мысли, вроде «я могу радоваться жизни только, если мой сын не пьёт; а он пьёт каждый день, следовательно, я не могу радоваться», – также рассеются под действием благодати, найдутся новые решения и пути их осуществления, потому что Сам Бог поможет в этом человеку.

Митрополит Афанасий так говорил о христианах: «В результате жизни со Христом, полностью меняется направление жизни: этих людей уже никуда не заманишь, не собьёшь с толку». Если даже смотреть исторически, то отвержение христианства породило страх. В Европе в католицизме сама Литургия претерпела изменения, не стало Евхаристии… Без Благодати и Божьей помощи невозможно стало защититься от злых сил, каббалы, колдовства, откровенного сатанизма – поэтому в средние века и стали искать и уничтожать тех, кто этим занимался, становясь при этом злодеями и сами.

Истинный кризис – не вне нас, а внутри. Это выбор и выбор серьезный: принять или отринуть Христа. Христос – вот наш кризис. Он требует от нас всего или ничего. Выберем ли Бога, единственно Сущего, или нашу самость, пустоту, бездну, ад?

К старцу Паисию однажды привели бесноватого парня. Тот спросил его, готов ли парень отказаться от клубов и блудной страсти. Но парень не согласился. Тогда старец сказал, что безопасней ему оставаться в таком состоянии, в каком он есть. Человек, не желающий расстаться со своими страстями и пытающийся приблизиться к Богу, обречён на страдания.

Философы пришли к выводу, что Бог открывается только Сам. Но Он делает это, глядя и на свободу воли человека – старается ли человек делать добро или зло. Поступает ли правильно, вопреки всему, или поступается совестью и принципами ради сиюминутной выгоды? «Чем больше живешь, там более убеждаешься, что Благодать Божия избирает Ей одной любезные сосуды», – писал архиепископ Угличский Серафим (Самойлович) (Письмо от 5(18) мая 1928 г.)

Дела, которые не связаны с перспективой в будущее, бессмысленны. Какая же перспектива будущего не конечна и не исчерпывается? Только святость и совершенство во Христе. Нужно менять не общество, а самого человека. И помочь в этом может лишь Бог, который и стал для этого человеком.

 (из интервью с А. Тарковским:

– Почему христиане иногда говорят: «Христос – единственный ответ»?

– Единственное, что у нас действительно есть, – это вера. Вольтер сказал: «Если бы Бога не существовало, его нужно было бы выдумать» и не потому, что он не верил, хотя это было и так. Причина не в этом. Материалисты и позитивисты совершенно неверно истолковали его слова. Вера – это единственное, что может спасти человека. Это мое глубочайшее убеждение. Иначе что бы мы могли совершить? Это та единственная вещь, которая бесспорно есть у человека. Все остальное – несущественно).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Нужно понимать, что из любого депрессивного состояния есть выход. И выход – вовсе не самоубийство. У каждого человека есть своя сердцевина бытия, которая может себя выражать в голосе совести. О совести можно получить представление даже из каких-то светских секулярных источников, которые просто называют этот голос «селфом» (основа нашей личности, а вовсе не идеализированное представление о себе). Например, человек хорошо воспитан, скромен, не любит причинять другим боль, но на какой-то вечеринке, допустим, он выпил, разбушевался и, следуя молодёжной моде, обругал ради смеха человека, который, с точки зрения компании, ниже по статусу. В глазах компании авторитет обидчика возрастает, но, с точки зрения своего «селфа», он чувствует, что сделал нечто неправильное, не проявил соответствия своим глубинным основам. И дальше все зависит от того, куда человек двинется. «Селф» – это часть совести, которую можно сравнить с вестибулярным аппаратом: мы наклонились вперёд, а вестибулярный аппарат подсказывает, что ещё немного – и мы упадём, потеряем равновесие. Мы, естественно, к нему прислушиваемся. Но в нравственном плане почему-то поступаем иначе – следуем стереотипам общества, которые как бы говорят: «Вы наклоняйтесь вперёд, это нормально, все так делают». И люди падают морально.

Депрессия выражается в некоем ощущении разрыва с глубинными основами собственной личности. Этот разрыв может проявить себя, и когда мы выбираем работу, основываясь не на каких-то объективных представлениях, не на своих дарованиях, а на ложных стремлениях. Также мы совершаем вовсе не те поступки, которые должны совершать. Депрессию можно даже уподобить детской игре «горячо-холодно», когда водящий должен найти спрятанный предмет, начинает ходить по комнате, а все остальные дружно подсказывают ему, насколько он приблизился к предмету своих поисков, но делают это не напрямую, а с помощью иносказательных фраз: «Очень холодно! Совсем замерз! Ледышка!» Депрессия и состоит в том, что человек стал совсем «ледышкой», удалившись с правильного пути. Она свидетельствует: «Будь аккуратен – ты идёшь не туда!»

Когда человек оказывается «не там», у него развивается непереносимое страдание, из которого он не видит никакого выхода. Выход появится, если человек посидит, например, в тишине, успокоится, прислушается к себе. Понятно, что иногда трудно это сделать, потому что наши внутренние механизмы настроены на другое. У нас есть некие психофизические процессы (например, восприятие, внимание, память и научение, воля, мышление, эмоции), и бывает, что человек уже настроил всё это в русло какого-то отклоняющегося поведения. И нужно не только побыть в тишине, но и исправить свои внутренние настройки, сделав что-то положительное. Например, кому-то помочь, а если нет такой возможности – просто помолиться… Хотя не все люди верующие. В общем, каким-то образом нужно прийти к состоянию внутренней тишины – тогда нам станет очевидно, в чём именно наше уклонение выражалось.

Важно понять, что часто психозы, которые ведут к суицидальным мыслям, обусловлены выпадением человека из пространства законов, на основании которых Господь положил мирозданию развиваться. Часто психозам что-то предшествует. Например, человеку начинает казаться ночью, что жизнь рухнула и что она уже не будет прежней; возникает мысль о самоубийстве. Возникновение подобных состояний – это всегда воздействие падших духов. Если человек становится подвержен их влиянию, значит, он где-то утратил благодать. Как правило, если это состояние психоза прокрутить назад, то можно увидеть, с чего все началось. Святые отцы советуют по вечерам хотя бы немного времени уделять анализу прошедшего дня, особое внимание заостряя на том, вследствие чего утрачен душевный мир.

Например, состояние психоза может быть обусловлено тем, что человек унизил кого-то или провёл три часа в пустых разговорах со смехом. Конечно, можно пообщаться, когда это уместно, и даже пошутить. На определённом уровне человек осознает тему разговора, управляет своей речью, подбирает слова, выражает мысли, концентрируется на смысле, который хочет донести, контролирует процесс. Когда же говорит слишком много, то входит в состояние рассеяния, увлекается бесцельной и бессодержательной беседой, начинает хихикать, обсуждать, какая из футбольных команд выиграла (хотя раньше никогда футболом не интересовался), то есть, идет на поводу каких-то собственных хаотических импульсов без пользы разговора.

Когда мы входим в состояние рассеяния, все страсти, которые, казалось бы, не имеют над нами власти, начинают выходить наружу. В такой момент демоны могут забросить в сознание «червячка» в виде какой-то мысли – осуждения, лукавства, чувства собственного превосходства над собеседником, чувства необъяснимой тревоги и тому подобное.

Например, человек семь часов кряду смотрит сериалы (сейчас мы не обсуждаем, стоит ли смотреть фильмы или нет). Полуторачасовой фильм, допустим, это время, после которого можно встать, осмыслить сюжет и заняться иными делами, но когда человек три часа, четыре и более был, по сути, оторван от самого себя, шел путями, придуманными режиссёром, то, возвращаясь в реальность, он чувствует, что какая-то тяжесть лежит на душе. Что может произойти после этого? Вечером, например, часов в 9-10, может прийти мысль – такая незаметная, маленькая, даже не пугающая: вспомнится, что мама сказала что-то не то. Эта мысль сначала не вызывает сильной тревоги, но она тревожна. Человек продолжает делать свои дела: кушать, мыть посуду, а мысль начинает потихоньку разрастаться. Потом вдруг возникает уверенность, что вся жизнь сводится к этим словам мамы: «Если я буду делать, что мне сказала мама, у меня не будет ни семьи, ни профессии, ни дома, ни сколько-нибудь стоящего будущего». Вследствие этого помысел заполняет все мысленное пространство человека, вся жизнь его сводится к одной точке, и он уже ждёт утра, чтобы поругаться с мамой. Идёт такое размножение помыслов, которое, при наличии в человеке благодати Святого Духа (которая сохранилась бы, не смотри он так долго сериал), не стало бы развиваться. Человек не вышел бы тогда из храма своего сердца.

Люди, имеющие молитвенное правило, установленный режим дня, хотя и попадаются порою в подобные помыслы, но подобный режим их спасает. Если они привыкли регулярно, хоть раз в течение недели исповедоваться и причащаться – то им есть, что противопоставить искушениям.

Люди же, которые живут в потоке только своих желаний, развлечений, эмоций, находятся в состоянии открытости для помыслов и, однажды войдя в помысел, уже не могут из него выйти. Начинают в этом состоянии «вариться» и сходить с ума.

Наличие режима очень важно. Хотя кому-то и может показаться, что тема режима не имеет отношения к теме самоубийства. Но даже когда человеком обладает сильное уныние, а он следует режиму (например, встает и ложится в установленное время), это позволяет бороться с состоянием апатии. Когда пришло время подъёма, заставляет себя подняться, как бы ни хотелось лежать на диване от уныния. Молится по привычке, как бы не хотелось и дальше предаваться саможалению.

Человек же, не имеющий режима, который привыкает действовать по своему хотению, по наитию, очень рискует. «Не хочется вставать – ну, и не буду!», «Не успеваю пойти – вот и не пойду!». Риск в том, что позднее это наитие станет помыслом уныния, которое парализует и полностью подчинит себе. Наличие же режима не позволяет такому случиться, не даёт человеку войти в депрессию.

Когда настигает уныние, начинают одолевать различные негативные мысли, психология предлагает некие когнитивные механизмы: когда тебе плохо – подумай о хорошем. В спокойном состоянии человек ещё может подумать о чём-то позитивном. Но когда страсти прогрессируют и помысел начинает прессинговать, уже ни о чём не думается. Только определённые навыки, приобретённые человеком, позволят справиться с ситуацией.

Бог также нас учит отрываться от собственных желаний. Человек, соблюдающий посты, может оторвать свою руку от мороженного в среду. Большая вероятность и того, что когда на него навалится паника, он сможет её преодолеть. Если ради любви он жертвует своим временем, пытаясь действовать через «не хочу» и «не могу», то у него появится сила противостоять и злым влияниям. Человек, у которого таких механизмов не выработано – подчиняется потоку.

О Депрессии материалы:

– Более-менее кратко – в ответе: «Депрессия. И что все-таки делать».

– В начале первой части статьи «Цель жизни и развязавшееся стремление к игре (казино, гонки, игра по жизни)»

– мысли преподобного Порфирия Кавсокаливита о преодолении депрессии.

– Первая часть статьи «Преодоление игрового механизма (об игре в широком смысле слова)».

Если человек пронизан эгоизмом и не знаком с тем, что из себя представляет внутренняя жизнь, то ему постоянно нужна какая-то стимуляция, чтобы как-то взбодрить себя и привести в движение замершую систему восприятия. Вследствие отхода от эгоистической позиции и появления предпосылок для зарождения внутренней жизни, переживания человеком мира меняется. Мир перестает восприниматься как скучный, в нем появляется глубина. Вследствие переживания глубины мира и насыщенности внутренней жизни различные влечения, ранее владевшие человеком, перестают восприниматься им как актуальные.

– Статья «Преодолеть отчуждение (в том числе, – и о депрессии)»: Часть 1; Часть 2; Часть 3; Часть 4.

– О депрессии – лекции: Циклы «Преодолеть отчуждение. Часть 1» и «Преодолеть отчуждение. Часть 2» (например, хотя бы пункты 73–76 из первой части).

P.S.: Комментарий читательницы

Тема самоубийства – отдельная тема в категории смерти. Семьи, где человек покончил с собой, а, может, и не один, семьи, где кто-то уничтожает себя болезненным пристрастием к алкоголю или наркотикам… Они сообщают детям мощнейший импульс, самую губительную страсть – стремление разрушить свою жизнь. Такие семьи тихим шепотом прячут страшную тайну, громко не говорят о главном, скрывают важный секрет, боятся обнажить жестокое откровение – бессмысленность бытия…. Такой человек, кажется, боится повторить судьбы близких, но он уже в какой-то степени тронут этим разрушением… заражен невидимыми спорами… незаметно для себя делает список с окружающих образов…его глаз уже заволокла пелена… Все эти страстные порывы, увлечения, запал невидимо движимы другой тягой – нежеланием жить… Поэтому избавление от одной зависимости так легко переходит в другую.

Эта зияющая пустота властно призывает реализовать свою главную задачу – расстаться с жизнью. И этот демон очень хорош собой… Он манит, как в омут, стоит ему только заглянуть в глаза. Он статен, красив, обаятелен. Он бросает к твоим ногам все царства мира, но тебе не зачем от них отказываться. У тебя нет смысла. Твоя картина мира уже несет в себе упоительный заряд – влечение к смерти. Эта тяга пострашнее любой другой тяги… Это – могильная плита на все твои попытки выйти в конструктив, бешенный драйв провести свою жизнь по краю обрыва… Это упоение темнотой…

Это вполне сознательное иногда понимание, что шаг, который ты совершаешь – способен тебя убить… но это то, что ты бессознательно или даже сознательно ищешь… то, что ты жаждешь… Твоя душа уже давно сладострастно питается мертвечиной, жадно впитывает из окружающего мира трагизм, падения, разврат и страдания… испытывает тайное удовольствие в печальных историях со страшным концом. Она заворожена зрелищем смерти… и не силах от него оторваться… Она обречённо, а, может, упоенно или даже благородно ищет развязки в романтически воспетом финале… Все внешние действия – всего лишь средства… Удовольствие в муках, в страданиях, в мучении других, в собственной деградации, в собственном падении… Ведь это определенный кайф – быть сволочью, быть беспринципным, растоптать кого-то… Тот же Печорин… Засмотреться в зеркало на другое отражение, демонически привлекательное, и проникнуться им, полюбить, принять на себя его обличия… И каждое страстное проявление – часть того образа, который невидимыми штрихами ложится на свое лицо… Но именно в них видится красота… Ведь чтобы подняться, чтобы захотеть измениться, нужно хотя бы на секунду почувствовать возможность другой жизни, другой красоты… той, которая лучом проникает в сердце и связывает с солнцем… но ведь кто-то жаждет остаться среди призраков… кого-то неотступно тянет именно туда…

[1] «…общий вывод – всегда и везде, и на людях, и в мыслях, противодействовать атомизации , превращению в индивида. Сегодня речь не об идеале соборности или народности, а о сохранении человеческих связей как средства защиты своей личности. При том давлении, которое оказывается на наше сознание, мы можем устоять как личности только опираясь на душевную поддержку собратьев. Каждый акт сохранения, создания или восстановления человеческой связи – это выгрызание кусочка пространства у манипуляторов. Подадим ли рубль нищему или просто обменяемся с ним взглядом, пошутим ли с торговкой на рынке, уступим ли место в метро или поругаемся с обидевшим нас родственником – все это укрепляет нашу психологическую защиту против манипуляция. Важно, чтобы во всех этих связях был диалог. Чтобы это были связи не человек-вещь , а человек-человек . Тут нет никакой сентиментальности, никакой проповеди доброты, только трезвый и даже циничный расчет» [см. главу 26 из книги профессора Кара-Мурза С.Г. «Манипуляция сознанием»].

[2] Из Википедии: Светоний говорит о том, что инициатором пожара был сам Нерон, и что во дворах видели поджигателей с факелами. Согласно легендам, когда императору донесли о пожаре, он выехал в сторону Рима и наблюдал за огнём с безопасного расстояния. При этом Нерон был одет в театральный костюм, играл на лире и декламировал поэму о гибели Трои. Однако современные историки более склонны полагаться на описание событий, данное Тацитом, пережившим пожар, будучи ребёнком. По его словам, Нерон, получив известие о пожаре, немедленно отправился в Рим и за свой счёт организовал специальные команды для спасения города и его жителей. Позже он разработал новый план городского строительства. В нём были установлены минимальное расстояние между домами, минимальная ширина новых улиц, требование строить в городе только каменные здания. Кроме того, все новые дома должны были возводиться таким образом, чтобы главный выход был обращён на улицу, а не во дворы и сады.

[3] Щекотин Евгений Викторович: «Понятие “молекулярная гражданская война” было предложено немецким поэтом и публицистом Х. Энценсбергером. Этим термином он характеризует рост насилия внутри западных, внешне благополучных обществ. Это насилие возникает повсюду – на улицах и в школьных классах, в квартирах и организациях. Молекулярная гражданская война имеет форму гоббсовой “войны всех против всех”. А. Негри пишет, что в ситуации, когда власть национальных государств заменяется глобальной формой суверенитета, который подчиняет все страны мира, любая война обязательно становится гражданской. “Традиционная” гражданская война (которую А. Негри называет “молярной”) представляет собой конфликт между двумя потенциально разделенными и суверенными силами (например, Гражданская война в США). Молекулярная гражданская война имеет принципиально иную природу – это конфликт между частично совпадающими сетевыми структурами, который разворачивается в одном общем пространстве».

[4] См. главу 13, параграф 3 проф. С.Г. Кара-Мурза «Манипуляция сознанием».

Тип: Соловецкий листок